БОЙЦОВ НЕ РЕДЕЕТ СТРОЙ. Анатолий Баданин в войну был пулеметчиком, а после строил автозавод

На долю Анатолия Баданина выпало немало тягот и невзгод. Рано осиротел, с детства пришлось привыкать к крестьянскому труду. В годы военного лихолетья не раз смотрел смерти в глаза и сумел выжить в первых тяжелых боях, в концлагере и во время вражеской блокады… А после освобождения стал одним из тех, благодаря кому на тогдашней окраине Минска появился автомобильный завод. О судьбе отца корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала его дочь Ирина.

Родился Анатолий Михайлович в небольшой деревушке на Вологодчине в многодетной семье: у него было шесть сестер. В три года потерял мать, а в 9-летнем возрасте — отца. Толю растила старшая сестра. В 11 лет мальчишка пошел работать в колхоз.

— Папа успел окончить только три класса неполной средней школы, — вспоминает дочь Анатолия Баданина Ирина. — Мы с братьями допытывались, почему не учился дальше. Он отвечал: «Я не имел такой возможности, надо было работать».

Строчит пулеметчик…

Осенью 1940 г. 19-летнего Баданина призвали в армию. Служил он в Белорусском военном округе, в 331-м стрелковом полку в Острошицком Городке. Там и встретил войну. Довелось с боями отступать, голодать, терять товарищей. В октябре 1941-го под Могилевом получил ранение и попал в плен, находился в лагере для военнопленных в Борисове.

— Отец был человеком немногословным и не любил вспоминать о войне, поэтому не могу поделиться подробностями его пребывания в концлагере. Не рассказывал и о том, как ему с группой советских солдат удалось бежать из неволи. Тогда, в феврале 1943-го, беглецы ушли в лес к партизанам, — рассказывает Ирина Баданина.

Анатолий стал пулеметчиком бригады «Смерть фашизму» партизанского отряда им. Кутузова, потом командиром отделения. Боевых операций было много: он участвовал в разгроме фашистских комендатур, вместе с товарищами по оружию выводил из строя железнодорожные пути, пускал под откос вражеские эшелоны. Особняком стоит блокада, которую фашисты устроили народным мстителям весной 1944 г. у озера Палик. Гитлеровцы хотели расправиться с партизанами в прифронтовой полосе, поэтому бросили против них крупные силы — вооруженную до зубов пехоту, танки, артиллерию. Партизаны упорно оборонялись, а затем поступил приказ пробиваться из окружения небольшими группами. Анатолий Баданин со своим «максимом» долго сдерживал врага, пока его товарищи отходили, а сам уйти не успел.

— Ему пришлось спрятаться под прибрежным кустом в небольшом озере (о блокаде он кое-какими воспоминаниями с нами поделился). А вода-то ледяная, но нужно было терпеть, чтобы не выдать себя и выжить, — говорит Ирина Анатольевна. — Ночью папа выбрался из своего укрытия и стал осторожно пробираться дальше. Вдруг он уловил запах дыма: где-то недалеко жгли костер. Отец подкрался поближе и услышал немецкую речь. Пришлось снова прятаться: на этот раз закопался под толстый слой мха.

Пролежал там партизан до утра, от холода не чувствуя тела. Но это было еще не все: вскоре именно по тому месту, где он притаился, прошагали фашисты. Его не заметили каким-то чудом… К своим удалось выйти только через неделю.

После долгожданного освобождения Беларуси Анатолий Баданин просил направить его в действующую армию, чтобы продолжать бить врага. Однако ему дали другое, не менее ответственное задание — он стал бойцом истребительного батальона, призванного очистить родную землю от недобитых захватчиков.

Анатолий Баданин с боевыми товарищами (в верхнем ряду крайний справа)

Личное счастье

Нужно было налаживать новую, мирную жизнь. В августе 1944-го на окраине Минска, в Красном Урочище, возник палаточный городок. Это вчерашние партизаны, в числе которых был и Анатолий Баданин, начали готовить площадку для строительства автозавода. Они очистили от хлама два сохранившихся здания ремонтных мастерских. Именно в них стали собирать для фронта машины — «Студебекеры». Не было ни электричества, ни подъемных кранов, ни другой техники, без которой сейчас невозможно представить машиностроение. Все операции приходилось выполнять вручную. Молодым крепким парням помогали совсем юные девушки, присланные на республиканскую стройку из разных уголков Беларуси. И работали они на совесть, стараясь не уступать ребятам ни в чем. Одной из них была 17-летняя Лида Терешкова (кстати, ее родственница — первая женщина-космонавт Валентина Терешкова. — Прим. авт.). В победном 1945-м она стала Баданиной. Свадьбу, которую запомнили на всю жизнь, новобрачные сыграли в тесной землянке при тусклом свете коптилки.

— В первые послевоенные годы было и голодно, и холодно, но родители преодолели все невзгоды и вырастили троих детей. Молодой семье дали комнату в коммунальной квартире в доме на улице Центральной недалеко от проходной завода. Выживали как могли — держали в те годы корову и свинью. В 1958-м родители хозспособом построили двухкомнатную квартиру на улице Подшипниковой, около 5-й больницы. И только 10 лет спустя получили жилье со всеми удобствами на Партизанском проспекте. Живу в этой квартире по сей день, — уточняет Ирина Анатольевна.

Надо, значит, надо!

Анатолий Баданин сначала работал слесарем-сборщиком в механическом цехе, но вскоре перешел в литейный цех ковкого чугуна, в котором трудилась на землеприготовительном участке его жена. Глава семьи освоил профессию завальщика — от него во многом зависело, каким будет качество плавки металла.

— Папа и мама были трудолюбивыми, честными и добросовестными людьми. Они очень переживали за дело. В одной из публикаций о них (а статей было много, по сей день их бережно храню) нашла такие слова отца о себе: «Работал обыкновенно. Не помню случая, чтобы не вышел на смену или опоздал. Нужна где замена — с первой во вторую идешь. А если аварийная работа случится, и третью смену прихватишь». Для родителей это было как само собой разумеющееся: надо, значит, надо! Они по праву пользовались авторитетом на предприятии, имели множество наград и поощрений. Мама была удостоена ордена Ленина, а папа за многолетний добросовестный труд получил Почетную грамоту Верховного Совета БССР за подписью знаменитого партизанского командира Василия Козлова, — рассказывает Ирина Баданина.

Право на заслуженный отдых работникам литейки дано в 50 лет. Получил его и Анатолий Михайлович, но… смог усидеть без дела всего несколько месяцев. Потом опять пришел на родной завод и еще более 20 лет трудился слесарем ремонтно-строительного участка.

— Какой главный урок преподали вам, детям, Анатолий Михайлович и Лидия Тимофеевна? — интересуюсь у собеседницы.

— Прежде всего они научили нас трудиться, ответственно подходить к тому делу, которым занимаешься. Мы с братьями тоже долгие годы работали на МАЗе. Я, например, отдала ему почти 40 лет, а общий стаж Баданиных на предприятии составляет более 300 лет. Если учесть еще и родственников по маминой линии, то свыше 600! — подчеркивает Ирина Анатольевна. — Родители прожили в браке 56 лет. Очень любили собирать грибы, даже старались брать отпуск осенью. Папа тяжело переживал уход мамы, хотя старался не показывать вида. Он дождался не только семи внуков, но и 14 правнуков и даже одного праправнука. Отца не стало в 2017-м, он прожил 96 лет. До последнего не мог сидеть сложа руки, всегда был чем-то занят. Помню, все просил меня дать ему работу.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ