БОЙЦОВ НЕ РЕДЕЕТ СТРОЙ. Как минчанка собирала сведения о родственниках, воевавших за Великую Победу

Минчане вспоминают своих родственников, воевавших за нашу общую свободу. Татьяна Котанкова рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости», как собирала сведения о родственниках, внесших свой вклад в победу над немецко-фашистскими захватчиками.

Татьяна Котанкова работает ведущим художественным редактором «Вечерки», и публикации этой рубрики ей хорошо известны. Память семейная — самая искренняя, а поэтому напечатанные в газете рассказы читателей о близких им людях оказались очень неформальными, неравнодушными. Взволновали они и нашу сотрудницу.

Татьяна даже не заметила, как и сама начала потихоньку собирать сведения о родственниках, переживших военное лихолетье. Сначала вспомнила рассказы бабушки Оли, подпольщицы и партизанки. Потом заинтересовалась судьбой бабушкиного брата. Об этом — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Андрея, военного авиатора… И если раньше Татьяне казалось, что в истории ее семьи нет ничего удивительного, то теперь она увидела ее по-новому. Наверное, опыт жизни каждого достойного семейства уникален, только надо его помнить и знать.

Бабушка Оля

Когда Татьяне было три года, родители уехали работать в ГДР, и до школьных лет ее воспитывала бабушка.

Жили в Пружанах, и Ольга Ануфриевна была там человеком приметным. Больших должностей не занимала, работала медсестрой, но на все городские праздники ее всегда приглашали в первые ряды. Активистка, общественница, участница войны, она добровольно взяла на себя роль своеобразного просветителя. На примере родной деревни Чепелинки, что в Горецком районе, рассказывала молодежи о том, как простой деревенский народ противостоял фашистским завоевателям. А первой слушательницей ее воспоминаний была внучка. Татьяна хорошо помнит, что иногда бабушка и всплакнуть могла, говоря о пережитом. А как Тане нравилось в День Победы идти вместе с Ольгой Ануфриевной на площадь, где организовывалось торжество! Пружаны город маленький, но тогда ей казалось, что людей было целое море. С праздника возвращались с букетом, и запах цветов заполнял весь дом…

Вы помните песню, которая начинается со слов «Белеет ли в поле пороша…»? Сейчас ее редко услышишь, а жаль. Она посвящена памятнику в болгарском городе Пловдиве, установленному в честь воинов, погибших при освобождении Болгарии. Песня композитора Эдуарда Колмановского «Алеша» очень мелодичная, и бабушка пела ее Тане как колыбельную. Девочка выросла, стала взрослой. А в прошлом году вместе с сыном Романом, которому 13 лет, она побывала в Болгарии, пришла к известному во всем мире монументу. «Белеет ли в поле пороша иль гулкие ливни шумят…» То, что она почувствовала там, в Пловдиве, у памятника «Алеша», было очень личным. История семейная, памятная с детства, слилась с историей, о которой пишут в книгах.

Конечно, Татьяна постаралась узнать подробности о деятельности подпольщиков Чепелинки. В книжке, посвященной патриотам Горецкого района, она нашла строки и о бабушке Оле. Одна из семей Чепелинки прятала в своем доме двух раненых советских летчиков. «Лечила их медсестра Ольга Ануфриевна Хомякова, — говорится в книге. — Она и другие женщины деревни подбирали в лесу раненых солдат, оказывали им помощь, прятали в пустующей школе, сараях. Собирали для них продукты, кормили чем могли. В здании школы укрывалось несколько человек, раненных в июле 1941 года. Ольга Хомякова по вечерам ходила к ним и перевязывала. По заданию партизан она доставала лекарства».

Оккупанты жестоко расправились с чепелинскими подпольщиками. Каратели сожгли все 110 дворов и расстреляли 65 жителей деревни. Ольге, к счастью, тогда удалось уйти в партизанский отряд.

Бабушкин брат Андрей

Жил Андрей Ануфриевич в далеком российском городе Иркутске, иногда приезжал в Пружаны в гости к сестре. Сколько было радости! Собиралась вся родня.

И никто никогда не грустил на этих встречах, — рассказывает Татьяна. — Для меня это было уроком. Мои родные, ветераны, несмотря на все трудности, через которые прошли, жили с ощущением благодарности за то, что могут встречаться, радоваться друг другу. Бабушкин брат был красивым, статным. Немногословный, он всегда мог сказать очень нужное слово. Таким и запомнился.

В семье говорили, что в годы войны он служил в авиации, но никаких подробностей его военной биографии Татьяна не знала. Недавно, уже в этом году, она наудачу зашла на сайт Иркутского областного краеведческого музея, и ей действительно повезло. Среди экспонатов оказались и личные вещи Андрея Ануфриевича — планшет, летный шлем и телеграфный ключ. Как выяснилось, в годы войны он был бортрадистом.

Сделав такое открытие, Татьяна отправила в музей письмо по электронной почте: «Это вас из Минска беспокоят. Разыскивая информацию о своих родных и их деятельности в годы войны, вышла на сайт вашего музея. Для меня большой честью было узнать, что среди экспонатов в разделе «Артефакты Победы» есть вещи моего двоюродного дедушки Хомякова Андрея Ануфриевича. В детстве я часто присутствовала на встречах моих родных — бабушки, военной медсестры, ее сестер и братьев. Я знаю, как им была дорога память о тех значимых событиях в их жизни. Считаю своим долгом попросить вас поместить фотографию Андрея Ануфриевича возле его личных вещей. Фото прикреплено. С уважением из Минска!»

Вскоре пришел ответ: «Добрый день! Иркутский областной краеведческий музей сердечно благодарит вас за предоставленную фотографию. Очень важно, что вы храните историю вашей семьи, а значит, и частицу истории Великой Отечественной войны. Присланный вами снимок будет использоваться на выставках и мероприятиях, посвященных как Великой Отечественной войне, так и такой ее героической странице, как воздушная трасса Аляска — Сибирь. Это будет наш общий вклад в сохранение памяти о героях войны. Здоровья и всех благ вашей семье!»

Упомянутая в этом письме авиатрасса Аляска — Сибирь (Алсиб) — до сих пор малоизвестный, но от этого не менее значимый объект в годы Второй мировой. Она имела протяженность более 6 300 км, по ней в СССР перегоняли американские самолеты по программе ленд-лиза. Суровые климатические условия ставили перед экипажами весьма непростые задачи. Запредельные морозы, частые снегопады, шквальные ветра, дым таежных пожаров… Над горными хребтами приходилось набирать большую высоту и работать в кислородных масках. Почти на всех самолетах не было отопления. Преодоление огромных пространств в кабине с замерзшими стеклами и без автопилота — это полет вслепую. Примем также к сведению, что в случае вынужденной посадки оказать экипажу помощь, как правило, было некому. При перегонке самолетов на Алсибе погибли 114 советских авиаторов.

Среди экспонатов оказались и личные вещи Андрея Ануфриевича — планшет, лётный шлем и телеграфный ключ

Как свидетельствуют документы, хранящиеся в Иркутском областном краеведческом музее, Андрей Хомяков служил в 1-м перегонном авиационном полку лидерным бортрадистом в звании старшего сержанта и работал на сложнейшем участке Фербенкс (Аляска) — Уэлькаль (Чукотка). Его общий налет на трассе составил 500 часов. Награжден медалью «За боевые заслуги».

После войны Андрей Ануфриевич в течение многих лет служил в гражданской авиации — трудился бортрадистом, а затем диспетчером в иркутском аэропорту.

Вот такая история с географией… Тут вам и белорусская деревенька Чепелинка, и памятник «Алеша» в Болгарии, и далекие Чукотка с Аляской… И все это не только наша общая история, но и летопись одной семьи.

Татьяна продолжает свои поиски. Это интересно лично ей. Это нужно ее сыну. Да и всем нам тоже.

Фото автора и из семейного архива Татьяны Котанковой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ