БОЙЦОВ НЕ РЕДЕЕТ СТРОЙ. Минчанка разыскала место гибели деда через 80 лет после его смерти

Тщетно всю жизнь искали родные пропавшего без вести бойца Красной армии. О его трагической судьбе стало известно только через 80 лет. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Иван Якубов родом из деревни Ровковичи Чечерского района. Человек этот был грамотным, хорошо разбирался в технике, по дому все делал своими руками. Держал большое хозяйство, вместе с женой Ульяной растил четверых детей. Иван Давыдович участвовал в войне с финнами. Повезло: вернулся живым. Но вскоре грянула Великая Отечественная, и кормильца снова мобилизовали. Назначили политруком подразделения пехоты и отправили на фронт в район белорусского города Пропойска (сейчас Славгород). Там в июле 1941-го шли кровопролитные бои. Красноармейцы отчаянно пытались перекрыть врагу путь на Москву, но силы были неравными. Более 5 тыс. наших воинов полегли там. Оставшиеся в живых, в том числе Иван Якубов, попали в плен.

— Родные ничего о нем не знали, — поведала внучка воина, жительница Минска Наталья Вельмаскина. — Позже пришло известие, что дед пропал без вести. После освобождения Белоруссии в Ровковичи приехал человек. Он рассказал бабушке Ульяне, что вместе с Иваном Якубовым находился в плену в фашистском концлагере. Они и еще трое военнопленных подготовили и совершили побег. А перед этим договорились: тот, кто останется в живых, обязательно сообщит обо всем родным тех, кому не повезло.

— Бежать удалось только мне. Ивана и троих наших товарищей застрелили гитлеровцы, — сказал визитер.

Убитые горем домочадцы сразу и не додумались спросить, где точно все происходило. А когда опомнились, незнакомец уже ушел. Позже дочь фронтовика Нина Якубова (мать Натальи Вельмаскиной) посылала запросы в военкоматы, архивы. Ответ был один: «Пропал без вести».

— Моя мама, Нина Ивановна, поискам своего отца посвятила всю сознательную жизнь. Так и умерла, не найдя следов, — посетовала собеседница. — Ее дело продолжила я, и тоже безрезультатно.

Затем к поискам прадеда подключился сын Натальи Вельмаскиной Никита. Однажды на сайте obd_memorial.ru он наткнулся на пожелтевшую анкету военнопленного концлагеря «Шталаг-307» Ивана Якубова. Сверили данные — они совпадали. Плюс ко всему часть документа заполнялась от руки, и почерк опознала другая дочь фронтовика, Мария. В анкете значилось, что красноармеец был взят в плен 25 июля 1941 г. под Пропойском. Умер 8 октября того же года.

— О концлагере «Шталаг-307» мы ничего не знали, — продолжила Наталья Дмитриевна. — В Интернете прочитали, что находился он в польском городе Демблине, в бывшей крепости, принадлежавшей когда-то роду Паскевичей.

В 2018-м Наталья Дмитриевна с Никитой на своем автомобиле поехали в Польшу в надежде хоть что-то узнать о родном человеке. На территорию бывшей Демблинской крепости их не пустили, но помогли связаться с военным историком Янушем Зайдзиком. Он от встречи не отказался, рассказал о концлагере и подарил книгу Тадеуша Опеки «Крепость смерти — Шталаг 307», где описаны зверства фашистов. И вот что узнали мать с сыном.

Концлагерь гитлеровцы организовали летом 1941 г. Содержались там в основном советские военнопленные. Их начали привозить в открытых вагонах в сентябре, который в тот год выдался очень холодным, с ночными заморозками. Многие в пути умирали от голода и болезней. Трупы из эшелонов просто выбрасывали. В крепости пленникам ежедневно выдавали суп из гнилых овощей и по 100 г хлеба из молотой соломы, травы, древесных опилок и картофельной шелухи. Людей постоянно мучил голод. На территории лагеря на десятки тысяч человек был всего один колодец. Узники страдали от жажды. Ежедневно происходили экзекуции. Однажды за отказ от работы из-за мизерного пайка гитлеровцы расстреляли несколько тысяч человек. Смертная казнь грозила за приближение к проволочной ограде, попытку заговорить с работающими в крепости поляками, поиск еды среди отбросов и многое другое. Оккупанты любили поразвлечься. Ставили на плацу котел с супом, а когда изголодавшиеся пленники бросались к нему, открывали огонь. Трупы сбрасывали в крепостной ров. Жуткую канаву заполнили до краев: тела лежали плотной массой в 7–8 рядов. Однако, по документам, первые 6–7 месяцев, пока было место, мертвых закапывали на краю городского кладбища. Учитывая дату смерти Ивана Якубова — 8 октября, у внучки и правнука появилась надежда отыскать захоронение.

— Мы долго бродили по кладбищу, пока не увидели большую земляную насыпь. Местные жители подтвердили, что это и есть та самая братская могила. На ней нет ни мемориала, ни креста, ни таблички.

Наталья Дмитриевна постелила на землю платок, поставила фотографию деда. Порезали белорусское сало, хлеб. Выпили традиционную поминальную чарку. И деду налили. Сказали ему спасибо за то, что, не жалея жизни, защищал Родину.

Вернувшись в Ровковичи, рассказали землякам о трагической судьбе Ивана Якубова. Теперь его имя значится на мемориале уроженцам деревни, погибшим во время Великой Отечественной войны.

Демблинская крепость была освобождена Красной армией 25 июля 1944 г. Число погибших и замученных советских военнопленных в «Шталаг-307» составляет не менее 100 тыс. человек.

Справочно

11 апреля в мире отмечают Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ