Бойцы мужественно держались несколько дней. Как в июне 1941-го обороняли подступы к Минску

Горстка красноармейцев в июне 1941-го героически сдерживала врага на подступах к Минску. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Музей-ДОТ снаружи

В Заславле довелось прожить 10 лет. Думала, что за это время более-менее изучила его историю. Оказалось, не всю. А именно загадочные подземные бункеры, разбросанные по городу и его окрестностям. Откуда они взялись?

— С 1928 года от Карелии до Черного моря усиливали границы Советского Союза — создавалась так называемая линия Сталина, — рассказывает главный хранитель фондов историко-культурного музея-заповедника «Заславль» Александр Рак. — Она состояла из отдельных укрепрайонов (УРов). Их основой стали подземные долговременные огневые точки (ДОТы), предназначенные для размещения гарнизона, установки орудий и ведения боевых действий. На территории Беларуси располагались Полоцкий, Минский, Слуцкий и Мозырский УРы. Минский охватывал 140 км границы, там находилось 326 огневых точек. На подступах к столице их насчитывалось 80, из числа которых 30 — в районе Заславля.

Вход в заброшенный ДОТ на хуторе Гуры

Позже, когда в 1939 году рубежи перенесли дальше на запад, УРы оказались внутри страны и вроде как не нужны. Поэтому их частично демонтировали. Тем не менее в первые дни войны, когда со стороны Молодечно на Минск двинулись три фашистские танковые дивизии, а подступы к столице на том участке обороняла одна пехотная дивизия Красной армии, вспомнили и о ДОТах.

Старые бункеры

Спускаемся под землю на глубину 3 м в ДОТ № 115. Сейчас там музей. Толщина стен без малого метр. Первое помещение называли двориком: здесь хранились вещмешки, плащ-палатки, бачки-термосы для пищи, чайники. На стене закреплены лопата, топор и кирка. В стене — отверстие. Как не заглянуть? Посмотрела, а там человек!

— Манекен, — успокаивает меня гид.

Радиостанция и радист

Входим и видим муляжи двух пулеметчиков. Один должен заряжать орудие, другой — стрелять. Предусматривалось и водяное охлаждение пулеметов, иначе при работе их могло заклинить. В соседнем отсеке стоит радиостанция, рядом примостился радист, а чуть дальше — телефонист, который через коммутатор общался с другими огневыми точками и командованием. Сведения и донесения передавали с помощью азбуки Морзе или голосовой связи.

— Однако к началу войны подземные ДОТы уже не были приспособлены к долгому пребыванию там людей, — поясняет Александр Рак. — Тем не менее некоторые бункеры наскоро восстановили и использовали. Оснастили станковыми пулеметами, а несколько даже пушками. И били врага.

Приезжаем в бывший хутор Гуры (сейчас в черте города). Объемная земляная насыпь, поросшая травой, скрывает под собой один из заброшенных ДОТов.

— Артиллерийский полукапонир, — говорит Александр Рак.

Запасной выход из подземного бункера

Спускаемся в бункер. Холодновато, сыро и очень тихо. Проходим к запасному выходу — был и такой! Бойцы пользовались им, если требовалось покинуть огневую точку в случае блокировки врагом основного входа. Одну из стен специально делали тоньше других. Ее выбивали и выходили с тыльной стороны.

До последнего снаряда

В окрестностях Заславля операцией руководил капитан Арсений Сагаков.

— Благодаря тому что оружейные склады Минского укрепрайона неподалеку отсюда до войны демонтировать не успели, часть огневых точек удалось оснастить боеприпасами и красноармейцы смогли держать оборону, — продолжает собеседник. — Когда отступали, склады подожгли и взорвали. Помню, как в детстве мы с ребятами еще откапывали там артиллерийский порох и гранаты.

Помещение для хранения вещей и бытовых предметов

Подземные бункеры на какое-то время помогли задержать противника. Возле деревни Мацки в трехамбразурном артиллерийском капонире (ДОТ № 6) без еды и воды, задыхаясь от пороховых газов, оборону держали два огневых взвода, командовали которыми младшие лейтенанты Егор Петрочук и Федор Рощин. После войны в своих воспоминаниях об этих днях политрук Филипп Рябов написал: «Рано утром 26 июня на старом тракте Вильно — Минск появились 6 вражеских танков. Бойцы открыли огонь. Два орудия загорелись. Не прошло и нескольких минут, как еще пара остановилась с перебитыми гусеницами. Остальные развернулись и скрылись в лесочке. Утром немцы снова открыли огонь, но он нам вреда не приносил. Стены и потолок нашей крепости были надежными. Когда на шоссе снова появились вражеские танки, после первых же наших выстрелов еще два вышли из строя».

Бойцы мужественно держались несколько дней и покинули точку только 29 июня. Удалось уйти и красноармейцам ДОТа, где сейчас расположен музей. Позже об их героизме рассказывали местные жители, которые прятались неподалеку в погребе и все видели. Однако так повезло не всем: обороняя путь к Минску, многие отдали свою жизнь.

В музее Заславля хранится каска неизвестного красноармейца, оборонявшего подступы к столице. Ее нашли возле одного из заславских ДОТов. В двух местах она пробита пулями.

Манекен пулеметчика

Справочно

22 июня — День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны. Будет правильно, если в этот день мы почтим их память минутой молчания.

Фото Сергея Пожоги

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ