«Больше всего впечатлили детские сандалики — война не щадила никого». Как поисковики возвращают из небытия имена погибших

На полях сражений Великой Отечественной до сих пор лежат останки тысяч советских солдат. С одним из тех, кто возвращает из безвестности имена красноармейцев, отдавших жизни за Победу, — поисковиком Александром Дударенком — побеседовал корреспондент агентства «Минск-Новости».

— Как и многие мальчишки 1970–1980 годов, я взахлеб читал книги о сражениях, бегал в кино на военные фильмы, ходил в походы по местам боевой славы, — рассказывает Александр. — Потом была служба в армии в Ульяновском районе Калужской области. Дальше — демобилизация и поступление в минский нархоз (сейчас Белорусский государственный экономический университет. — Прим. авт.). Там и началась моя поисковая деятельность: в 1992-м я возглавил только что созданную группу «Батьковщина». Сейчас в ней восемь постоянных участников. Из тех, кто был вначале, остались в строю только двое. Это я и мой воспитанник Максим Казаков, который в середине 1990-х занимался в поисковом кружке минской школы № 111. Периодически мы привлекаем к работе тех, кто интересуется историей Великой Отечественной.

У «Батьковщины» две специализации. Первая — исследование событий июня и июля 1941 года на Белостокском выступе. Вторая — расшифровка вкладышей медальонов и документов погибших воинов. По словам А. Дударенка, на просторах СНГ они считаются одними из лучших специалистов в этой области. В Минск за помощью обращаются коллеги из России, Украины, Латвии. К слову, за свою деятельность А. Дударенок награжден нагрудными знаками министерств обороны Беларуси и России.

Почти за 30 лет поиска при участии группы «Батьковщина» были обнаружены несколько тысяч останков красноармейцев, установлены сотни имен по медальонам, документам, наградам, предметам амуниции и обмундирования. К сожалению, фамилии многих навеки остались неизвестными.

В Беларуси несколько десятков подобных «Батьковщине» отрядов, есть и 52-й отдельный специализированный поисковый батальон Вооруженных Сил. Александр Леонидович обращает внимание, что спонсировать деятельность своей команды приходится из собственного кармана. Благо домочадцы разделяют увлечение главы семьи. В целом на его счету уже 30 Вахт памяти во всех областях Беларуси, а также на Новгородской и Смоленской землях в России.

— В прошлом году прошли две Вахты: весной на Гомельщине в Рогачевском районе, а летом в Слонимском и Дятловском районах Гродненской области. Именно тут в июне-июле 1941-го в ходе многодневных кровопролитных боев погибли и пропали без вести очень много бойцов и командиров Красной армии. Они остаются неизвестными солдатами, — говорит собеседник. — В Рогачевском районе мы работали с военнослужащими 52-го отдельного специализированного поискового батальона Вооруженных Сил Беларуси и местным отрядом «Звезда». В Гродненской области — с тем же 52-м батальоном и поисковиками из Татарстана. Разумеется, все действия были согласованы с органами власти. В результате обнаружили останки 29 бойцов, павших летом 1941 года, и двух воинов, сложивших головы в июне 1944-го. Нашли восемь смертных медальонов и фрагменты документов. По сохранившимся вкладышам были установлены имена семи военнослужащих. Нам удалось разыскать родственников четырех солдат.

Потомков погибших красноармейцев минские поисковики ищут и сами, и с помощью коллег из стран бывшего СССР. Находят примерно у девяти из десяти идентифицированных воинов в Беларуси, России, Украине, Казахстане. В большинстве случаев близкие, узнав о найденном солдате, и радуются, и плачут одновременно. Проводить в последний путь родного человека приезжают многие.

— Самое сложное в поиске — в чистом поле обнаружить запаханный окоп, в котором защитник Отечества 79 лет назад вел свой последний бой и в нем же остался. Что касается находок, то дело ведь не столько в них, сколько в памяти, которую они помогают вернуть, — считает А. Дударенок. — И мы гордимся тем, что смогли вырвать из небытия и назвать имя очередного героя той войны. Что впечатлило больше всего? Детские сандалики. В воронке на месте сражения 24 и 25 июня 1941-го неподалеку от Слонима рядом с погибшими красноармейцами мы обнаружили останки ребятишек. Предполагаю, что там, в углу ямы, вместе с кем-то из офицеров навсегда осталась лежать и его семья. Судя по боям, которые шли там, последние минуты их жизни были страшными. Война не щадит ни взрослых, ни детей.

Медальон солдата, найденный в Тарасово

Процесс поиска начинается с подготовительной работы: изучают архивные материалы, карты и журналы боевых действий частей и соединений, воевавших на том или ином участке фронта. Анализируют аэрофотосъемку времен войны и современные спутниковые снимки. И только потом участок местности обследуют металлодетекторами и щупами. При обнаружении останков к работе приступает эксгумационная группа. Она определяет границы и глубину их залегания. В протокол заносят GPS-координаты места, фиксируют найденные предметы снаряжения, амуниции, личные вещи, документы, медальоны. Ведется фото- и видеосъемка. Дату и место перезахоронения воинов Красной армии определяет местная администрация. По действующему законодательству они должны быть преданы земле не позднее трех месяцев с момента обнаружения. Это срок, в течение которого нужно постараться найти и оповестить родных тех, чьи имена удалось установить. В определенный день останки найденных солдат перезахоранивают со всеми полагающимися воинскими почестями.

Фото из архива Александра Дударенка

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ