«Большинство моих товарищей мертвы. У некоторых из-за передоза остановилось сердце»: исповедь бывшего наркомана

Евгений почти 20 лет употреблял наркотики. Реанимация, смерть друзей, неудачные попытки избавиться от привычки — все это было в его биографии. Однако минчанин нашел в себе силы избавиться от зависимости, пройдя курс в центре реабилитации «Феникс». Как ему это удалось — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Родители Евгения развелись. Мама, акушер-гинеколог, много времени проводила на работе, папа воспитанием сына почти не занимался. Мальчишка был предоставлен самому себе. Он часто дрался с одноклассниками, пропускал занятия, бывало, не ночевал дома. Вместе с тем Женя любил играть в футбол, кататься на коньках.

Меня восхищали запреты. Если кто-то просил чего-то не делать, старался, наоборот, это осуществить. Вот и неудивительно, что начал употреблять алкоголь и наркотики. Приоритеты сменились, мне разонравился спорт, и я его бросил, — рассказывает собеседник. Спиртные напитки он впервые попробовал в 13 лет, а в 15 стал курить марихуану. С нее все и началось.

Ради дополнительного заработка мама юноши посуточно сдавала комнату в квартире, так что наличность в семье, несмотря на тяжелые времена в стране, водилась. Деньги на карманные расходы Евгений тратил на травку и таблетки, которые можно было запросто купить в аптеке. Когда же в карманах было пусто, парень подворовывал из маминой заначки — она не замечала пропажи. Ситуация, казалось, стала меняется к лучшему, когда парень учился в одиннадцатом классе. Он регулярно посещал подготовительные курсы по дисциплине «Человек. Общество. Государство», штудировал учебники, готовился к ЦТ. А все ради того, чтобы поступить на юридический факультет Международного института трудовых и социальных отношений.

Я мыслил шаблонами. Раз мои друзья поступили в институт, значит, и я должен. Но решил получить высшее образование не потом, что хотел стать юристом, а для того чтобы окружающие признали, что и я что-то из себя представляю. Было важно осознать, что я не отброс общества, — откровенничает Евгений. — Мне хотелось всего того, что есть у сверстников, — машину, работу, бизнес. Но я вел праздный образ жизни, ходил по клубам и дискотекам, при этом ждал благ. Тогда не понимал: чтобы добиться чего-то, надо выкладываться по полной.

Плодотворная работа дала результат: парень поступил в институт. Знаменательное событие отметил весьма неординарно: принял метадон. Подъезд жилого дома, компания ребят, желание завоевать их авторитет и шприц — так вспоминает свой первый укол Евгений. В тот день он перешагнул опасную черту и стал регулярно употреблять инъекционные наркотики.

— Я обменял на несколько граммов вещества старый компьютер. Я в нем не нуждался, знал, что мама купит еще лучше. Когда она дала деньги на новый компьютер, тоже потратил их на наркотики, — говорит собеседник. — Мне хотелось стать частью коллектива. А как заслужить доверие компании? Дать им то, чего они хотят, — вещества. Таким образом я убил двух зайцев: завоевал доверие старших приятелей и утолил свой интерес.

Желание употребить наркотики становилось все сильнее. Но 100–150 долларов за ядовитое зелье — деньги все же немалые. Парень начал варить у себя на кухне маковую солому. Тогда же мама Евгения впервые заподозрила, что у сына проблемы с наркотиками.

Как-то раз она вернулась домой раньше. Я успел избавиться от улик, но запах растворителя остался. Поначалу отнекивался, сказал, что чищу ботинки. Но она, видя мое состояние, все поняла. Пришлось признаться. Но я убедил ее, что ничего страшного в этом нет, я обязательно брошу дурное. Наивный, — рассказывает Евгений.

Зависимость все больше давала о себе знать. Евгению требовалось все больше и больше коварного зелья. В какой-то момент запрещенные вещества стали для него лекарством, не приняв которое, он был не в состоянии встать с кровати, умыться, взаимодействовать с людьми.

— В то время все было очень доступно, я мог запросто купить маковую солому на Комаровке или в Ждановичах. А летом ездил к тете в деревню, где она растила мак для своих целей, я его косил и варил, — вспоминает минчанин. — К концу университета у меня был солидный багаж болячек, горячим раствором наркотиков я сжег вены. Не было семьи, детей, работы, отвернулись родственники. Как мне ни было сложно, решил идти в армию: нужен был хороший кнут, который поставил бы меня на место.

Служба действительно помогла Евгению. Но недолго музыка играла. Демобилизовавшись, он взялся за старое. Парень чувствовал, что не вписывается в общество, и ему приятнее было общаться с ребятами, которые сидели на игле.

Мы с другом варили мак, растворитель загорелся, квартира вспыхнула. Я попал в реанимацию с тяжелейшими ожогами — 30 % тела пострадало. Товарищ получил ожог верхних дыхательных путей, пять месяцев пролежал в коме. Он остался инвалидом, потерял память и до сих пор меня не узнает, — говорит Евгений. — Я тогда впервые испытал страх. Подумал — пора в реабилитационный центр.

Однако четырехмесячного курса Евгению не хватило, он по-прежнему принимал наркотики. Решил бросить все и уехать в Индию (она привлекла мужчину своей культурой и духовными практиками). Два месяца он путешествовал по стране, увидел океан. Однако с наркотиками, как планировал, не сумел завязать и там.

Поначалу грезил мечтами, что задержусь там подольше. Но во мне лютовала болезнь, я искал, где бы мне получить удовольствие, тратя на всевозможные вещества деньги, которые мне присылала мама. Спустя два месяца, когда истекла виза, вернулся в Беларусь. Осознал, что нужно как-то строить жизнь на родине. Устроился в налоговую службу, довольно быстро был повышен до старшего налогового инспектора, активно участвовал в жизни организации, — говорит мужчина.

Казалось, жизнь пошла на лад, но судьба снова сыграла злую шутку. Евгений связался с сомнительной компанией и вновь начал употреблять. В этот раз модные дизайнерские наркотики, вызывающие привыкание чуть ли не с первого раза. Употребление их, как говорит мой собеседник, сродни игре в русскую рулетку.

Желание вмазаться было сильнее страха смерти, но наркотики ставят на колени каждого. Большинство моих товарищей мертвы. У некоторых из-за передозировки остановилось сердце. Один приятель, например, забрал в парке закладку, принял вещество и скончался на месте. Мой лучший друг под воздействием солей выпрыгнул из окна — такую сильную поймал паранойю, — рассказывает молодой человек.

Не зная, как справиться с пристрастием, Евгений решил покончить с собой. К счастью, обошлось.

Лежу я в Новинках, привязанный к кровати — пациентом был буйным, — и думаю, сколько же мне осталось. После неудачной попытки суицида сотрудники милиции провели дома обыск, но мне повезло, ничего запрещенного они не нашли. Я по-прежнему употреблял, но понимал, дальше так нельзя, — рассказывает Евгений.

Два предыдущих курса реабилитации закончились ничем. После долгих раздумий Евгений решил попробовать еще раз. Интуиция не подвела: в центре «Феникс» ему действительно помогли преодолеть пагубное пристрастие.

После реабилитационного центра в Москве, откуда не выпускали, а на окнах стояли решетки, «Феникс» показался санаторием. К тому моменту наркотики как будто стали частью меня, и мне хотелось отказаться от них, стать частью выздоравливающей команды. Программа, разработанная руководителями «Феникса», работает, и я живой тому пример. За год, что я провел здесь, появились новые интересы и друзья, я бросил курить и вернулся к занятиям спортом, — улыбается Евгений.

Пройдя курс, он стал волонтером-консультантом центра и сейчас делится своим опытом с другими наркозависимыми. В планах у Евгения найти работу, завести семью.

Фото Павла Русака и из архива собеседника

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ