Большой театр совсем скоро представит премьеру оперы «Пиковая дама»

Накануне премьеры оперы «Пиковая дама» в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси режиссер-постановщик спектакля Пламен Карталов рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости», как передать фатальность в музыке и почему оркестр может напоминать хор древнегреческих трагедий.

– Для вас «Пиковая дама» (если речь о произведении Александра Пушкина, а не о либретто Модеста Чайковского) – это анекдот, мистическая повесть или?.. Разделяете ли вы часто цитируемое мнение В.Г. Белинского: «Собственно, это не повесть, а анекдот»?

– Написал Пушкин повесть, анекдот или «литературное видение», для меня и для моей работы не самое главное. Куда важнее бушующий океан партитуры оперы Петра Ильича Чайковского. «Пиковая дама» – вершина творчества Пушкина. Случайно услышанной историей о тайне трех карт, которая зажгла его воображение, он зажигает и голову главного героя – Германа. И тем самым доводит его до безумия. Он бросает его между двух берегов. С одной стороны, его замкнутое и болезненное состояние вызвано желанием постичь любовь одной женщины, несмотря на то что она принадлежит другому, с другой стороны – страстью к игре.

«Фантастическое должно до того соприкасаться с реальным, что вы должны почти поверить ему, – писал Достоевский. – Пушкин, давший нам почти все формы искусства, написал «Пиковую даму» – верх искусства фантастического».

Фатум глубоко вплетен не только в прозу, но и в язык музыкальной драматургии произведения. Ощущение рока, предопределенности всего связывает «Пиковую даму» Чайковского с образцами древнегреческой трагедии.

Седьмой раз «Пиковую даму» ставят на сцене Большого театра Беларуси. Чем это произведение притягательно для вас?

– Каждая возможность дать новую сценическую жизнь опере русского композитора – шанс для публики, театра и артистов сохранить этот золотой клад. Я счастлив, что дирекция Большого театра пригласила меня ставить эту оперу. Драму героев, которая разворачивается на сцене, подхватывает оркестр. Его роль подобна роли хора в древнегреческой трагедии, который комментирует, наблюдает, подталкивает действие вперед. Музыкальный язык произведения для меня как для режиссера – знаки, которые сделаны композитором. И нужно верно прочесть их, понять все смыслы.

– В своей постановке сохраняете логику либретто М. Чайковского или позволяете себе отклоняться от нее?

 

– Я не дописываю произведений за их авторов. Но я читаю их послания по-своему. Партитура – это бездна, в которой есть риск затеряться. Но меня это не пугает, потому что всегда иду на репетицию подготовленным, понимая, как буду работать и с актерами, и с художником, и конечно же с дирижером – особенно важным партнером в опере.

– «Прислушайтесь к музыке – это же биение сердца Германа», – призывал Мейерхольд на репетициях своего спектакля. Так ли это для вас?

– В опере образы главных героев – Лизы и Германы – неразрывны. К призыву Мейерхольда я добавляю и свой: «Прислушайтесь к музыке Чайковского, кроме биения сердца Германа там слышно и биение горячего сердца Лизы, и биение сердца самого композитора».

 

 

Премьера оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама» в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси состоится уже в ближайший четверг – 5 июня. Либретто М.И. Чайковского по мотивам одноименной повести А.С. Пушкина.

Режиссер-постановщик – академик, директор Софийского театра оперы и балета Пламен Карталов (Болгария). Дирижер-постановщик – Андрей Галанов, хормейстер-постановщик – народная артистка Беларуси Нина Ломанович, художники – обладатель медали Франциска Скорины Александр Костюченко (сценография) и Нина Гурло (костюмы).

 

 

Самое читаемое