Будни Большого. Откровенный разговор с теми, кто служит зрителю

Кто служит зрителю в Большом театре Беларуси? У кого здесь роль дирижера зала и мажордома в одном лице? Что делают с опоздавшими или подвыпившими гражданами? Об этом и не только — в репортаже корреспондентов агентства «Минск-Новости».

В день спектакля Большой театр Беларуси открывает двери перед зрителями ровно в 18:00. Есть немало поклонников Мельпомены, которые любят прийти пораньше — в еще полупустой дворец, чтобы неторопливо пройтись по его роскошным фойе с позолоченной лепниной, выпить чашечку кофе, сфотографироваться… Кстати, среди них все чаще встречаются бизнесмены, руководящие работники. Раньше после заключения удачной сделки или окончания ответственного мероприятия они шли в ресторан. А сегодня — в оперу или на балет. Чуть позже в театр устремляется массовый зритель, причем преобладают женщины самого разного возраста.

Дамы очень любят театральные зеркала в полный рост: придирчиво проверяют, хорошо ли повязан шарф и как лежат локоны. В 18:40 распахиваются двери партера, бельэтажа, балкона… В последний момент прибегают вечно опаздывающие, спешащие, путающиеся в полах пальто, на бегу снимающие шарфы и перчатки. Говорят, именно для них композиторы пишут свои увертюры — чтобы «неуспеваемые» все-таки успели занять места в зрительном зале и выровнять дыхание.

С того самого момента, когда человек с билетом на спектакль переступает порог театра, он оказывается в поле активного действия службы обслуживания зрителей. Причем служба работает столь деликатно и корректно, что многие зрители, предвкушая встречу с искусством, не очень-то и замечают сотрудников, одетых в униформу. Между тем это всевидящее око театра.

Служба держит ситуацию в зрительном зале, в фойе и других помещениях, где пребывает публика, под контролем.

В то же время это служба гостеприимства. Она первой, задолго до раскатистых рулад и балетных экзерсисов, создает зрителю хорошее настроение. И начинается оно… Правильно! В гардеробе.

Работницы гардероба «просчитывают» человека еще тогда, когда он снимает шубу или плащ: рассеян, расстроен или, наоборот, весел, собран… Было дело: жена притащила мужа едва ли не на аркане смотреть оперу. Они начали ругаться. А гардеробщица, принимая пальто, улыбнулась и сказала буквально два хороших слова. Зрители успокоились.

Поднимаясь из гардероба в зрительское фойе первого этажа, театральный люд встречается с элегантными дамами в строгих костюмах — администраторами. Покупает у них программки, уточняет по билету, где находится нужное место в зале, спрашивает, в котором часу закончится спектакль и можно ли сделать фото любимого артиста, когда тот выйдет на сцену… И гардеробщицы, и администраторы — женщины.

Что входит в их служебные обязанности? Как они обеспечивают контроль порядка? Какая публика доставляет им наибольшие хлопоты? Действует ли в театре дресс-код? Об этом говорим с начальником службы обслуживания зрителей Сергеем Осавелюком.

— Сергей Павлович, велико ли театральное подразделение, которым вы руководите?

В службе обслуживания зрителей вместе со мной и моим заместителем работают 25 человек. Это 2 контролера, 8 гардеробщиц, 13 администраторов.

— 25 человек — артиллерийский взвод. С гардеробом и контролем все понятно. А каковы функции администраторов?

Они могут решить любую проблему зрителя. Например, даже не заглядывая в программку, знают, кто солирует, кто дирижирует. Ответят и на другие вопросы.

— Даже если их задает иностранец?

Наши администраторы знают «инглиш». В театре были организованы курсы английского, они их окончили, хотя некоторым пришлось осваивать этот язык с нуля. Администратор может пояснить иностранцу, где находится его место в зале, где расположены буфет и туалет… Кстати, в последнее время к нам зачастили китайцы, которые живут в Минске, работают здесь либо учатся.

У каждого администратора есть своя зона, которую он курирует. Каждый месяц я эти зоны меняю, чтобы администраторы поработали на всех участках, знали весь театр, как свою ладонь. Этот месяц ты в центральной ложе, следующий — работаешь с правой стороной партера, следующий — занимаешься рассадкой на бельэтаже…

— Откуда, из каких сфер берутся администраторы?

Из педагогики, торговли, спорта… Спектр предыдущих профессий очень большой. Ни в одном учебном заведении вы не найдете специальности «администратор службы обслуживания зрителей». А она, эта служба, есть везде и всюду, где публика смотрит спектакль или слушает концерт. В подавляющем большинстве это женщины с опытом. Новую профессию они осваивают, не отходя от рабочего места. Постигают основы театрального этикета, психологии общения с гостями театра, способы и пути решения конфликтных ситуаций… Бывшие педагоги, музыканты, банковские работники вливаются в наш коллектив и остаются в нем на долгие годы. Когда появляется вакансия и приходят претенденты на нее, мы смотрим очень придирчиво. Администратор, контролер, гардеробщица должны хорошо владеть собой, быть аккуратными, доброжелательными, интеллигентными. Однако такой «кастинг» бывает редко, потому что текучесть кадров небольшая. Коллектив службы обслуживания зрителей ровный, дружный, сплоченный.

— Сергей Павлович, а вы сами как давно трудитесь в Большом театре?

— Пять лет. Я пришел из агентства «Белконцерт».

— Каков график работы вашей службы?

— Шестидневка. Трудовой день начинается в 15:00, а заканчивается вместе с окончанием спектакля. Бывает, что и в полночь.

— Зритель приходит в театр в 18:00, а администратор — в 15:00. Чем он занят эти три часа?

— Подбирает рекламную продукцию. Это программки, причем на каждого администратора приходится по 150–200 программок. Продаем и номера «Партера», культурно-просветительского, справочного журнала, который был учрежден театром семь лет назад. Администраторы программки фальцуют и делают в них отметки, кто сегодня поет или танцует на сцене. Если накануне спектакля что-то изменилось, произошла, например, замена артиста, отметку надо исправить во всех программках. А если изменения в режиме театра более существенные, например ждем особых гостей, мы проводим пятиминутку.

— Изменился ли зритель за те пять лет, которые вы работаете в театре?

— Изменился. Он помолодел. В театре появилось много иностранцев. Для них посетить Большой театр — не только удовольствие, но и дело чести, престижа. За столиками в нашем баре они общаются между собой и, как мне кажется, ведут серьезные разговоры, продолжают заниматься бизнесом. Есть еще одно наблюдение. Раньше на оперу ходили одни люди, а на балет — другие. Это было заметно и по внешнему виду, и по поведению. А сейчас такой существенной разницы не вижу.

— В обществе есть немало людей с испорченным настроением, которые хотят испортить его другим. Что вы делаете, если такой человек становится зрителем?

— Конфликтный зритель все равно наш гость. Его надо хорошо обслужить даже в том случае, если он не прав. Для нас зритель всегда прав.

— А если человек пришел подшофе, да еще в антракте добавил пару рюмок в баре?

Выпил — его дело. Главное, чтобы он не испортил настроение другим зрителям. Обычно говорю своим девочкам: вот он там сел, следите внимательно. Если его соседи пожалуются, сразу сообщайте мне, я буду с ним работать.

— И что, бывали скандалы с выпившими людьми?

— Не припомню.

— В большинстве европейских театров существует дресс-код. А в белорусском Большом?

— Как такового дресс-кода нет, однако не приветствуется спортивная одежда. Не понимаю нашего зрителя, который упорно не хочет ходить по театрам в красивом виде.

— Ой, простите, я сегодня в джинсах…

Джинсы — это нормально, если они прилично выглядят. Но спортивные штаны с вытянутыми коленями! Сланцы на босу ногу! Заношенная майка! Разбитые кроссовки! Зрителю, который пришел в таком «наряде», комфортно. Но приятно ли его соседу? Он настроился на возвышенный лад, а тут рядом — нога в грязной кроссовке и «аромат» заношенной майки… Театр — это театр, он требует другого отношения, чем пивная или забегаловка.

— Можете отругать неряху?

— Никак нет. Могу только подойти и сказать: «Молодой человек, в следующий раз, когда будете идти в театр, обратите, пожалуйста, внимание на свой внешний вид».

— Лично меня удивляют зрители, которые засиживаются в буфете, а потом поднимают полряда, чтобы в полутьме зала пробраться к своему месту.

— Вот этим зрителям я вправе сделать замечание. Спектакль начинается строго в 19:00, по воскресеньям в 18:00. Если звучит увертюра, наш администратор поможет зрителю найти его кресло. А если спектакль уже идет, попросит пройти на балкон. Когда там мест нет, зритель коротает время до антракта в фойе на диване и смотрит спектакль по телевизору. Должен сказать, что всех, кто опаздывает, я запоминаю, а память у меня хорошая.

— Вы их воспитываете?

— Приучаю к порядку и, быть может, когда-нибудь приучу. Театр Беларуси демократичен, если сравнивать его с театрами Франции, Великобритании. Там двери закрывают сразу и никого в полутьме не рассаживают. Двери откроют только в том случае, если кому-то из зрителей во время спектакля станет нехорошо.

— Самый трудный случай — это…

— Когда на вечерний спектакль приходят невоспитанные родители с детьми. Эти взрослые создают дискомфортную ситуацию для других зрителей, а своим детям дают неприглядные уроки, показывают, что в театре можно быть некультурным, можно везде и всюду опаздывать, вести себя как дома. С такими зрителями я тоже веду беседы.

…Из разговора с Сергеем Павловичем многое становится понятным. Зрителя любят, но он очень разный. И сотрудники службы должны быть готовы ко всему.

Конечно, работа у нас ответственная, отметила администратор Лидия Шиковец. Очень люблю театр, и это было решающим обстоятельством, приведшим меня сюда. Статус Большого притягивает замечательных зрителей, я им рада, счастлива разделить вместе с ними гармонию настоящего искусства. Но, бывает, приходят люди не в настроении, и надо быть психологом, чтобы словом и жестом «разгладить ситуацию».

Многие думают, что мы каждый вечер смотрим спектакли. Нет, работа нам этого не позволяет, хотя в фойе есть телевизоры и краем глаза мы, разумеется, видим, что происходит на сцене, добавила ее коллега Наталья Бокун.

Я в этих стенах с 1952 года. У меня в Большом театре Беларуси прошла вся жизнь, сказала администратор Нинель Андронова.

Этого человека в театре знают все, и она всех знает. Нинель Васильевна входит в золотой фонд белорусского Большого.

Сюда я пришла десятилетней девочкой, — вспоминает собеседница. Училась балету, потому как в здании театра на первом этаже располагалось хореографическое училище. До 1982 года работала на сцене, танцевала Зарему в «Бахчисарайском фонтане», Фею Сирени в «Спящей красавице», Мирту в «Жизели»… Так как в то время я считалась высокой девушкой, а высоких мужчин-партнеров было мало, мне доставались в основном роли, предназначенные для балерин-одиночек. Завершив карьеру, десять лет работала хореографом в цирковой студии, а в 1991-м вернулась в театр оперы и балета. Это возвращение было закономерным. Здесь работал мой супруг — танцовщик, премьер балета, народный артист Беларуси Валерий Миронов, ныне покойный. Он тогда выходил в мимансе, мне хотелось быть поближе к нему, и я устроилась в театр контролером билетов — так раньше называли администраторов.

Конечно, администратор службы обслуживания зрителей — особая профессия, делится Нинель Андронова. Балериной я знала зрителей только со сцены, а теперь у меня с ними самый непосредственный контакт, ежедневное общение. Вижу, что молодежь очень любит наши балеты: например, когда идут «Шесть танцев», в зале яблоку негде упасть. Сделала большой шаг вперед опера. Репертуар разнообразный, поэтому и зритель зрителю рознь. Публика ценит и внешний вид, блеск, лоск театра, и его техническое оснащение, а главное — его духовную составляющую. Мне кажется, зритель в своей массе идет в наш театр за тем стилем, за той атмосферой, которых нигде больше нет. Только у нас.

Мы рады тому обстоятельству, что у Большого театра есть контингент постоянных зрителей, настоящих театралов, поклонников музыки, которая звучит в этих стенах, сказала заместитель начальника службы обслуживания зрителей Ольга Гуляко. Если говорить о зрительской иерархии, то на ее вершине — любители оперы, люди среднего и старшего возраста. Вдумчивые, деликатные, изысканные. Слышу, как в антракте они что-то напевают. Молодежь больше ходит на балет и на концертные программы. Никогда не видела, чтобы на оперу зрители приходили в шортах. На балет — приходят. Был случай в прошлом сезоне, когда в жару некоторые зрители купались в фонтане, а потом, мокрые, шли на спектакль. Мы их, естественно, впускали. Этим людям не пришло в голову, что можно было бы захватить сменную одежду и переодеться в туалете. Конечно, хотелось бы, чтобы наш зритель приносил сменную обувь. Чтобы оставлял в гардеробе куртки. Иностранцы — немцы и китайцы — так и сидят в верхней одежде на спектакле. Мы никому не делаем лишних замечаний, мы рады всем зрителям, но все-таки ждем от гостей понимания: театр — храм. Да, вы купили билет на право посетить этот храм, но билет — не индульгенция. Понимаете, о чем я? Иногда приходится наблюдать, как в антракте зрители бегут в буфет, расталкивая конкурентов, за заветным бутербродом. Пришли за духовной пищей, но сразу как-то сильно оголодали… Опаздывающие — грустная тема. Очень трудно рассадить опаздывающих, когда их не два-три человека, а двести-триста. Тем более когда аншлаг и на балконе мест нет. Большинство зрителей приходит загодя и спокойно усаживается, настраивается на спектакль. А затем… терпит дискомфорт от меньшинства. Недовольны и те, и эти. Признаюсь, когда я только начинала работать, то украдкой плакала, потому что все воспринимала близко к сердцу. Со временем появился опыт. Я поняла, что наш основной инструмент — улыбка, в характере надо выработать гибкость, а в общении проявлять мудрость.

…Время спектакля приближалось, и мы не стали больше беспокоить сотрудников. Поняли: служба обслуживания зрителей — это не формальное исполнение обязанностей «согласно штатному расписанию», а, по сути, служение, существенная помощь творческому коллективу театра, который здесь самозабвенно работает, и зрителям, которые приходят за радостью, удовольствием, обновлением и впечатлениями.

Фото Сергея Лукашова

 

Самое читаемое

2 КОММЕНТАРИИ

  1. дейстительно, я их никогда не замечала! А ведь люди очень нужные и грамотные! Спасибо за статью!

Комментарии закрыты