Быстро ли дети забывают родной язык, и как сохранить свою идентичность иммигранту

О том, сколько времени нужно ребенку, чтобы забыть родной язык, и как сохранить свою идентичность, корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с руководителем единственного в Оттаве русского культурно-образовательного центра «Родник» Натальей Тарышкиной.

Русская диаспора в Канаде огромна — более полумиллиона человек. Из них в столице проживают около 30 тысяч. Каждый год в страну прибывают новые семьи с маленькими детьми. Они со временем пополнят ряды молодых канадцев. Но будут ли помнить родное слово, культуру и историю предков? Цель «Родника» — сохранить это. Здесь открыты русские субботняя школа имени святых Кирилла и Мефодия, пять дней в неделю детский сад, также работают всевозможные кружки, летний лагерь и курсы по изучению русского для иностранцев.

Наших иммигрантов, которые хотят окончательно порвать с родиной и воспитать своего ребенка стопроцентным канадцем, по моему наблюдению, немного, — рассказывает Наталья Тарышкина. — Во всяком случае, каждый год к нам приходит все больше детей, русская община растет. Сейчас наши школу и сад посещают 300 ребят. Из них около 30 — из Беларуси. Для небольшой Оттавы это не так и мало. Часто цель их родителей не только познакомить ребенка с великой русской культурой, историей и традициями, но и чисто практическая: например, чтобы он мог понять свою бабушку, к которой его отвозят на лето.

— В Канаде дети в обязательном порядке изучают два языка — английский и французский. Это уже нагрузка. Плюс русский в семье. Не слишком ли много для маленького человечка?

— Мне кажется, дети запросто могут одновременно изучать четыре и даже более языков: потенциал у них огромен. Знаю семьи, где мама говорит с ребенком на украинском, папа — на русском, да еще два языка в школе. Детский мозг — маленький компьютер. Я не перестаю удивляться, как быстро ученики переходят с одного языка на другой. Моментально! На уроке они общаются на прекрасном русском, знают грамматику на отлично, а только прозвенит звонок, перемена — слышу в коридоре английскую речь. Подошла как-то к девочкам-семиклассницам и спрашиваю: как же так? Они на меня смотрят удивленно, даже растерянно. И тут я поняла: они и сами не заметили, как переключились. Все произошло само собой.

— К вам приходят и канадцы, желающие изучать русский. Кто они?

— Те, кто приходит просто из любопытства, этакие полиглоты-любители, быстро отсеиваются. Русский язык сложен. Я бы поделила семьи, отдающие к нам детей, на 3 категории. Первая — оба родителя русскоговорящие, вторая — один русский, другой канадец, третья — оба канадцы, но у одного прошлое так или иначе связано с русским языком. Последние часто сохраняют любовь к «великому и могучему» на всю жизнь и хотят познакомить с ним детей. У нас, например, уже второй год успешно учится мальчик, папа которого из Туниса (когда-то учился в Киеве), а мама — из Западной Европы. Конечно, в семье они по-русски не говорят. Но захотели, чтобы ребенок знал этот язык.

— Как быстро в новой среде ребенок забывает родную речь?

— Очень быстро. Даже если оба родителя говорят по-русски, дети переходят на английский обычно в течение года. Все просто: ребенок будет общаться на том языке, на котором разговаривают в школе. Что происходит здесь, в Канаде? Мальчики и девочки ходят в местный сад или школу, и им кажется, что весь мир беседует на одном языке (в данном случае английском), и только мама с папой какие-то странные люди — общаются на другом наречии. Конечно, ребенок будет прекрасно понимать и русский, но для того чтобы говорить одинаково хорошо на двух языках, нужно практиковаться и вне дома. Еще отмечу, что у двух-трехъязычных деток говорение начинается несколько позже, с задержкой примерно на полгода. Это хорошо видно по детсадовским малышам.

— Вашу школу покидают уже 17-летние подростки — уходят в большую канадскую жизнь. Что дальше? Сохраняют ли верность русскому языку?

 — К этому возрасту язык уже глубоко заложен, так что забыть его сложно. С выпускниками продолжаем дружить. Моя жизнь более 20 лет связана с центром, и я постоянно наблюдаю, как взрослые бывшие ученики приводят к нам своих деток. Помню, как много лет назад приехала сюда со своими сыновьями. На тот момент им исполнилось 16 и 10 лет — уже взрослые русские парни. Но все равно понимала, что владение родным языком надо поддерживать. Нашла здесь русскую школу, приходила туда сначала волонтером, затем устроилась преподавателем. Потом стала директором. А теперь у нас даже не школа — культурно-образовательный центр «Родник». Мы привлекаем лучших преподавателей русского языка, литературы, культуры и истории, музыки и хореографии из числа иммигрантов.

Елизавета Мицкевич, Канада, специально для агентства «Минск-Новости»

 

Самое читаемое