ЧАСЫ ВРЕМЕНИ. Чем жил Минск в дни, когда началась Вторая мировая война

Вторая мировая война началась 80 лет назад. Чем жил в те дни Минск — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

7 сентября 1939 года Минск отмечал Международный юношеский день

Есть много рассказов о том, как наш город встретил 22 июня 1941 года. Но Великая Отечественная — лишь часть Второй мировой войны, начавшейся, как известно, раньше — 1 сентября 1939 года — с нападения Германии на Польшу. После этого во всей Европе события пошли лавиной. Однако для нас важно, что 17 сентября 1939-го советские войска вошли в Западную Белоруссию и чуть позже эти земли официально воссоединились с БССР. Изменилось все — территория республики, политика, экономика, демография, судьба народа и конкретных людей…

Блаженное неведение

У каждого в фотоальбоме, наверное, есть снимки вроде ничем не примечательные, но сделанные накануне какого-то важного события, скажем, перед уходом в армию или в вечер знакомства с будущей женой (мужем). Поэтому и рассматриваешь их спустя годы с особым чувством. Этот материал — что-то вроде такого фото.

Начало сентября 1939-го. Через 17 дней шквал событий захватит Белоруссию. Где-то уже подписаны тайные договоры, на секретные штабные карты нанесены стрелы. Но народ об этом не знает и живет своей жизнью. Да, немцы напали на Польшу. И что? Нам здесь из-за этого на работу не ходить? Детей в школу 1 сентября не отправлять?

Интернета и телевидения тогда не было, новости узнавали по радио или из газет (слухи не в счет). Поэтому, листая сегодня старые подшивки, хмыкаешь: в каком же благополучном неведении пребывал тогда Минск!

Большая политика

Впрочем, нельзя сказать, что запах предстоящей грозы не ощущался. Семью днями раньше, 23 августа, был подписан советско-германский договор о ненападении. Секретные протоколы-приложения, понятно, в секрете и оставались. Однако номера всех главных белорусских газет 1 сентября открывал текст выступления народного комиссара иностранных дел СССР В. Молотова на внеочередной четвертой сессии Верховного Совета СССР. Депутатам (и всему советскому народу) нарком разъяснял важность и необходимость договора.

1 сентября 1939 года был подписан и другой важный документ — «Закон о всеобщей воинской обязанности». И на первой странице газет от 2 сентября был портрет наркома обороны К. Ворошилова и уже его выступление перед теми же депутатами.

О событиях на польско-германской границе сообщалось в конце газетных номеров, в подборках международной хроники. Никак эти заметки не выделялись, шли наряду, например, с новостями из Китая и информацией о голосовании в английском парламенте. А что, собственно, выделять? Немцы для СССР после подписания договора если не союзники, то точно не враги. Польша — враг давний. Ну схватились они между собой. Нам-то что? Своих дел мало?

Свои дела

Своих дел действительно хватало. БССР тогда участвовала во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (помните фильм «Свинарка и пастух»?), и этой теме уделялось первостепенное внимание. Кроме того, был объявлен очередной госзайм денег у населения. Газеты, как полагалось в советские годы, публиковали «отклики трудящихся». Рабочие, колхозники, ученые дружно рассказывали, как рады они приобрести облигации и тем самым укрепить мощь советской страны. Эти тексты сплошняком заполняли полосы. В колхозах между тем шла уборочная. Приближались выборы в местные Советы. Белорусская железная дорога не справлялась с заданием по обороту вагонов — ее руководителям строго указывалось на «антигосударственную деятельность».

И вообще жизнь кипела. В театрах шли «Пагiбель воўка» Э. Самуйлёнка и «Хто смяецца апошнiм» К. Крапивы. Депутат Верховного Совета БССР композитор А. Туренков закончил оперу «Кветка шчасця». Минская студия кинохроники сняла фильм «Калгас — крэпасць абароны» (на экране реальные колхозники — ворошиловские стрелки, конники, пулеметчики — участвовали в некой тактической игре, этакой «Зарнице» для взрослых). В магазин № 53 Мингорпромторга поступили запчасти для патефонов — шпиндели, заводные ручки, рупоры. При парикмахерской артели «Чырвоная зорка» открылась точильная мастерская (ул. М. Горького, 3, вход со двора), она начала прием заказов от населения на заточку опасных бритв. Минский мясокомбинат приглашал на курсы забеловщиков и кишечников (Червенский тракт, 3, обращаться в отдел кадров). По адресу: ул. Советская, 50, принял посетителей первый в Минске кафетерий…

…3 сентября в польско-германскую схватку вступили Франция и Англия. Так что информацию с зарубежных фронтов теперь публиковали более развернуто, даже со схемами. События затрагивали уже и Белоруссию. Вот польские военные самолеты в растерянности сели у нас под Добрушем и Житковичами (машины изъяты, экипажи задержаны). Такую же вынужденную посадку совершил немецкий бомбардировщик. 10 сентября в связи с польско-германской войной был объявлен частичный призыв в Красную армию некоторых возрастов, в том числе среди населения БССР.

Одно краткое сообщение звучит звоночком из будущего. 5 сентября первый секретарь ЦК КПБ П. Пономаренко в присутствии командования и высшего политсостава Белорусского особого военного округа (БОВО) принял Военную присягу. Он как раз был назначен членом Военного совета БОВО. Через несколько дней товарищ Пономаренко будет именоваться уже членом Военного совета Белорусского фронта — начался «освободительный поход» на Западную Белоруссию.

Первый секретарь ЦК КПБ Пантелеймон Пономаренко в Западной Белоруссии

На следующий день

Газеты, когда речь идет об оперативных новостях, всегда обречены опаздывать на день. Вот и номера, посвященные «освободительному походу», датированы не 17-м, а 18 сентября.

Интересно, что поначалу русскоязычные и белорусскоязычные издания фактически дублировали друг друга. Шла одна и та же утвержденная наверху официальная информация, на первых полосах публиковалось одно и то же посвященное событию стихотворение Петруся Бровки «Заходнiм беларусам» (для русскоязычных газет его оперативно перевели). Заголовки тех дней говорят сами за себя: «Протянем руку помощи нашим братьям!», «Народ Советской Белоруссии единодушно одобряет решение советского правительства и готов выполнить свой интернациональный долг!», «Под гнетом польских панов»… Чуть позже вслед за армией поехали корреспонденты минских газет, они уже слали материалы поживее — репортажи из «освобожденных» (тогда употреблялся такой термин) Гродно, Столбцов, Вильно…

…Да, конечно, пакт Молотова — Риббентропа. Да, конечно, СССР ударил в спину воевавшей Польше. Но Белоруссии-то в итоге вернулись территории, насильственно отторгнутые в 1921-м по Рижскому мирному договору! Ни Западная, ни Восточная Белоруссия никогда не могли смириться с тем, что народ и земля на долгие годы оказались разорваны по-живому.

Поэтому для нашей страны воссоединение стало актом исторической справедливости — вот про что мы должны говорить в первую очередь! Ну а кто дальше выиграл, кто проиграл, могло ли пойти иначе — тут уж давайте разбираться на уровне каждой конкретной семьи.

При этом вести с европейского (уже европейского!) театра военных действий мало-помалу занимали последние полосы газет. Само выражение «Вторая мировая война» еще не употреблялось, но всем было ясно — впереди грандиозные потрясения. И исход их определится на полях сражений. Каждому придется занять место в строю, взять в руки винтовку. Или не только винтовку? На страницах «Советской Белоруссии» майор А. Гецев выступал со статьей о развитии боевой техники, о том, что в скором времени поступит на вооружение армий мира.

Прогнозировалось появление пулемета-центрифуги, электромагнитных пушек и летающих подводных лодок.

Справочно

Многонациональный Вильно (Вильнюс) с февраля 1922-го был польским. В сентябре 1939-го его заняла Красная армия. В те дни в Москве размышляли: присоединять Вильно и Виленщину к БССР или отдать Литве (еще не советской)? Решили отдать Литве.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ