ЧАСЫ ИСТОРИИ. Трудности войны: как становились Героями Социалистического Труда и почетными гражданами Минска

Освобождение республики началось ровно за девять месяцев до начала операции «Багратион». 23 сентября 1943 года советские войска освободили первый районный центр — Комарин. Шаг за шагом армия продвигалась на запад, получая огромную поддержку партизан, подпольщиков, всего угнетенного оккупацией населения. Новый проект агентства «Минск-Новости» посвящен этому пути к свободе.

«К лету 1944 года в Беларуси от рук захватчиков погибло свыше 2 млн 300 тысяч местных жителей и военнопленных». (История второй мировой войны. Том 9, стр. 40)

Безвременье оккупации

Когда началась война, дети вместе со взрослыми из деревни близ знаменитой Рудобелки прятали в лесу колхозное добро. Шестилетняя Варя помогала отцу завязывать последние мешки с просом, когда в деревню ворвались немецкие мотоциклисты. Дальше ехать они не могли, так как моста на шоссе уже не было. Кто-то из односельчан сказал фашистам, что сжег его старший колхозный конюх Михаил Дробов — отец Вари. Его страшно били, потом выстрелили в голову. Решив, что он мертв, каратели двинулись прочь, но мужчина поднял голову и попросил соседку увести Варьку. Убийцы услышали, вернулись и закололи отца штыками…

Варвара Соломахо

…Зверства не устрашили полешуков: здесь организовали партизанскую зону. Мама Варвары Софья Матвеевна была связной и часто вплетала в дочкины косички важнейшие сведения. В их доме располагался штаб бригады, здесь же нашли приют дети еврея Лейбы.

А потом деревню сожгли немцы. Дотла. Тех, кто бежал к лесу, бомбили с воздуха… После очередного взрыва Варьку засыпало землей, только голова торчала. Увидел ее партизан и откопал. Затем от тифа спасала мама, прикладывая к коченеющим ножкам дочки горячие кирпичи. Соседки уже и свечку зажгли в ее сложенных ручках, но пальчики вдруг задрожали… Выжила.

После снежных нор на пинских болотах, где семь дней их расстреливали с воздуха немецкие «рамы», у всех выживших потом долго опухали и трескались ноги. Единственным спасением оказывалась вода, поэтому и не собирали с полей каски, которые наполнялись дождем, чтобы было куда окунуть воспаленные ступни.

Таково было детство известной впоследствии ткачихи Минского тонкосуконного комбината Героя Социалистического Труда Варвары Михайловны Соломахо.

Освобождение

Иван Жижель

«К началу операции «Багратион» саперы очистили от мин 400 км², подготовили 500 км дорог, отремонтировали и усилили 348 мостов». (История второй мировой войны. Том 9, стр. 45)

Он был созидателем: дома, построенные в 1930-х при участии выпускника политехнического института прораба Жижеля, заводы, спроектированные проектным институтом, где он директорствовал до войны, были наглядными, осязаемыми и казались вечными. Когда же на город посыпались вражеские бомбы, Иван Матвеевич, отправляя в тыл документацию института, думал о восстановлении города. Но вскоре ему пришлось учиться разрушать…

Он поехал вслед за отступавшей армией на велосипеде. Обматывая порванные шины тряпками, добрался до своих, попросился на фронт и получил отказ, поскольку имел бронь как специалист, необходимый в тылу на возведении эвакуированных заводов. Но под Смоленском в армию его взяли и назначили командиром понтонно-мостового подразделения, одной из задач которого было разрушение мостов и дорог на пути вражеских полчищ. Иван Жижель взрывал переправы, минировал поля и дороги, готовя плацдармы для великой битвы под Москвой, принимал в ней участие и получал первые награды. Потом был обратный марш на запад, в Белоруссию, в ходе которого заместитель командира 62-го отдельного понтонно-мостового батальона майор Жижель конструировал, рассчитывал и возводил мосты и переправы по точному графику. Все эти годы он не переставал думать о Минске, где в оккупации остались жена с детьми. Но когда в освобожденном уже Гомеле ему предложили связаться с минскими подпольщиками, чтобы точно узнать о судьбе семьи, Иван Матвеевич отказался, не желая подставлять под удар подпольщиков, семью и соседей…

И только 5 июля 1945 года он появился в доме в Матвеевском переулке. Дочь кинулась искать бережно спрятанную фотографию отца, чтобы окончательно удостовериться в долгожданном счастье… Потом она отца видела редко: возглавляя отдел строительных материалов в Госплане республики, Иван Матвеевич мотался по кирпичным и цементным заводам, поднимая их из руин и налаживая производство. В выходные вместе с горожанами разбирал руины. Через несколько десятков лет он станет почетным гражданином Минска.

В тылу врага

Дмитрий Червяков

«Только в ночь на 20 июня 1944 года партизаны подорвали свыше 40 тысяч рельсов на коммуникациях врага». (История второй мировой войны. Том 9, стр. 47)

Мы много знаем о рельсовой войне, о подрывах вражеских арсеналов, комендатур, минировании партизанами шоссейных дорог, мостов. Но редко задаемся вопросом, откуда крестьянские парни знали подрывное дело, кто научил их этому.

7 ноября 1941 года часть, где служил Дмитрий Червяков, участвовала в параде на Красной площади в Москве и прямо оттуда отправилась в подмосковный городок Яхрому, где приняла первый бой. Целый месяц бойцы удерживали рвущуюся в столицу гитлеровскую орду. В начале декабря саперы получили задание разминировать на своих и вражеских минных полях полосы шириной с танк. Стало понятно: готовится контрнаступление. И когда оно началось, минеры с сигнальными флажками в руках пошли впереди боевых машин, отвечая за качество сделанной работы своей жизнью.

Они отвечали за многое, тем более что их части относились к службе государственной безопасности, и спрос с особых частей тоже был особым. Спустя десятилетия кто только не бросал камни в представителей этой службы, обвиняя их в борьбе против своих, в шастанье по тылам, выискивании врагов народа.

Да, их готовили к работе в тылу, но во вражеском. После подмосковных боев были сформированы группы, которые отправляли в партизанские отряды для инструктажа и обучения партизан.

С группой подрывников Д. Червяков был сброшен на парашюте в леса между Мозырем и Овручем. И уже в первые часы после прибытия ему пришлось показать свою выучку, так как десантники наткнулись на немецкий пулеметный расчет. Червяков снял пулеметчика и захватил оружие. В отряде столичный инструктор появился с трофеем. Партизанское соединение, которым командовал Виктор Александрович Карасев, набирало силу и вскоре стало грозой для противника…

А бойцам из группы особого назначения был дан приказ двигаться дальше. Они пересекли границу и оказались в Польше, в Яновских лесах, где также разворачивалось партизанское движение. Потом путь группы пролег в Чехословакию. Цель все та же — помощь в организации сопротивления и обучении военному искусству, а также непосредственное участие в боях. Летом 1944 года в словацкий партизанский отряд прибыло пополнение. Среди принятых на лесной поляне парашютистов была радистка Александра Никулина, старший сержант, как и Червяков. А он к тому времени был известен не только умением воевать, но и неотразимой папахой с красной лентой и боевыми наградами на гимнастерке. В последний год войны советские инструкторы были отозваны, Дмитрий и Александра разъехались по разным дорогам и встретились только в Москве. 9 мая 1945 года на подмосковной даче своего командира Ободовского они сыграли свадьбу.

После войны были Минск, работа на заводе и высокое звание Героя Социалистического Труда.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ