ЧАСЫ ВРЕМЕНИ. Почему в СССР белорусский бокс существовал, но официально был запрещен

90 лет назад в Минске открылся физкультурный техникум — из него в дальнейшем вырос нынешний Белорусский государственный университет физической культуры. Но тогда в техникуме, помимо всего прочего, — только тсс! — имелась секция бокса. Об истории белорусского бокса времен СССР и почему он был запрещен — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Можно, но нельзя

А почему тсс? Что тут секретного? Ну бокс… Замечательный вид спорта. Известен со времен древних шумеров. У белорусского бокса своя история, яркие имена, есть чем гордиться. Но мы-то говорим о 1920-х годах. Времени, когда в СССР, и в советской Белоруссии тоже, к боксу относились по-особому. Точнее, не знали, как относиться. Бокс как бы и был, и не был. Официально он считался запрещенным. Видимо, логика была та же, что и с гонениями на карате в начале 1980-х, памятными читателям старшего поколения. Эффективный вид единоборства. Не опасно ли разрешать заниматься им всем подряд? А вдруг чего нехорошего выйдет? Или разрешить, только не лишь бы кому?

Отправить в «нокаут»

Журнал «Огонек», № 33 за 1924 год, писал: «Бокс является средством физического развития и боевого воспитания. Всевобуч включил бокс в систему приемов защиты и нападения без оружия, куда также вошли борьба и джиу-джитсу». Организация «Всевобуч» («Всеобщее военное обучение») — эдакий тогдашний вариант ДОСААФ, даже больше. Бокс расценивался как один из военно-прикладных видов спорта, в этом качестве заниматься им разрешалось армейцам, краснофлотцам, сотрудникам ГПУ и милиции. Собственно, и самостоятельно тренировавшихся немногочисленных энтузиастов-любителей никто не гонял. Недопустимым считалось другое — публичные бои.

Снова «Огонек». «Тенденцию Московского Совета физической культуры и Главрепеткома уничтожить бокс как зрелище можно считать твердой и, конечно, обоснованной. Удары в боксе, может быть, и не вызывают сильного кровоизлияния, но кровь, сочащаяся каплями из разбитого носа, размазывается по лицу и фигуре последующими ударами, давая отталкивающее впечатление. Элемент соревнования проследить в схватке, конечно, интересно. Но, когда один из дерущихся выдохся, падает от толчков, встает с тусклым взглядом, чтобы свалиться опять от первого удара, а противник, как хищник, стережет и посылает беспощадные удары, стремясь вогнать в обморок «нокаутом» (решительный удар), делается жутко, и спрашиваешь себя, те ли инстинкты развиваются у зрителей, какие нужны для классовой борьбы при стремлении к коммунистическому будущему».

Продолжение политики

Напомним: «Огонек» — самый массовый и популярный журнал тех лет. Тогдашняя манера изъясняться прелестна сама по себе, растолкование логики принятия государственных решений тоже. Переводя с чиновничьего языка на нормальный, какой-то ответственный работник (или работница) изволил сходить на поединок, брезгливо поморщиться и заявить, что советскому человеку это не нужно.

Но чиновникам всегда много чего не нравится! В том же 1924-м в СССР и футбол запретить хотели. В Самарской губернии даже запретили. Правда, тут уже «Огонек» запротестовал (цитата — на этой странице). При этом, правда, в высоких кремлевских кабинетах понимали, что, перефразируя Клаузевица, спорт — продолжение политики иными средствами.

СССР позарез требовалось международное признание, и какой-нибудь футбольный матч со сборной Турции освещался советской прессой как важное дипломатическое мероприятие.

Кроме того, делом особой важности считали борьбу за умы у нас и за рубежом. На Западе имелся созданный Социнтерном «Спортинтерн», в Москве — созданный под эгидой Коминтерна «Красный спортинтерн». Они соперничали за право представлять спортсменов-рабочих на мировых соревнованиях, добытые на стадионах голы-очки-секунды доказывали, который из «Спортинтернов» круче.

В общем, запретителей футбола быстро признали дураками-перегибщиками. С боксом вышло сложнее…

Слово Луначарского

Анатолий Луначарский

Вроде бы популярнейшее в мире дело, возможность показать себя (мастера-то есть!), а в СССР в полузапрете. Такого рода аргументы возымели действие — и в 1926 году в Москве прошел первый чемпионат Союза по боксу. Но дальше чаша весов опять качнулась назад: полностью не запрещать, но и не поощрять. Тем не менее у благородного искусства ринга имелись поклонники, в том числе влиятельные. В театре известного режиссера Всеволода Мейерхольда, например, все мужчины-артисты обязательно тренировались под руководством ведущих московских боксеров —это было частью профессиональной подготовки. А однажды на негласную схватку команд Нарпита и Москоммунхоза кто-то привел самого наркома просвещения СССР Анатолия Луначарского. Казалось бы, этот интеллектуал и эстет должен был ужаснуться от вида мордобоя.

Но нарком в том же «Огоньке» выступил со статьей с красноречивым названием «Нам нужен бокс». И объяснил почему. «Во-первых, это физическая подготовка, отвлекающая молодежь от мучительного для нее полового вопроса. Но помимо того, в буржуазном спорте, рядом с отвратительными чертами соревнования и карьеризма, имеются черты выработки некоторых умственных и нравственных правил, важных и для нас». Далее Анатолий Васильевич подробно описал собственные впечатления от поединка и последующего общения с боксерами. Особенно ему понравились правила поведения. «Основательно поколотив друг друга, боксеры часто с широкой дружеской улыбкой пожимают руки. Можно, конечно, возразить: зачем же колотить? Но не нужно быть слишком сентиментальными: в жизни нам еще придется драться… Всячески борясь с увлечением боксом как массовым зрелищем и другой буржуазной гадостью, нам следует той части молодежи, которая захочет подвергнуть себя этому «спорту», предоставить возможность тренироваться. Не надо, чтобы кто-нибудь из наших товарищей сделался знаменитым чемпионом бокса. Но будет очень хорошо, если через тренаж, без всякого членовредительства и чрезмерных зуботычин, многие из рабочей и студенческой молодежи получат соответствующую школу».

Напомним: на дворе 1929 год. Слово Луначарского многое значило. Так что, возможно, секция бокса при Минском физкульттехникуме смогла официально открыться именно после его статьи.

Второй чемпионат

Второй чемпионат СССР по боксу. Поединок ведут В. Михайлов и А. Булычов. Минск, 1933 год

То есть вот она — реабилитация! Только, увы, неполная. Еще пару лет бокс по-прежнему не запрещали, но и не пропагандировали. Другое дело, что число энтузиастов росло лавинообразно (в Белоруссии тоже), а количество, как известно, однажды переходит в качество.

В 1930-м минские боксеры уже провели первые внутрисоюзные матчи (с боксерами из Азербайджана), в 1932-м вышли и на международный уровень — встретились с командой рабочих клубов Англии. А в 1933-м состоялся 2-й чемпионат СССР по боксу. Нам это событие не вспомнить нельзя — прошел чемпионат именно в Минске. Белорусских спортсменов тогда в числе победителей не было. Но сам факт, что в те незапамятные времена наш город принял у себя соревнования такого уровня, тоже повод для гордости, правда?

Для пользы нижних конечностей

«Постановлением Самарского губернского совета физической культуры запрещены полностью футбольные игры ввиду постоянных проявлений грубости игроками. Следует категорически возразить. Работа по оздоровлению населения средствами физической подготовки в целях обороны охватывает пока незначительный процент трудящихся, чтобы мы могли пренебрегать таким массовым средством физического развития, как футбол». «Футбол — интересная увлекательная игра, развивающая, главным образом, мышцы нижних конечностей, органы дыхания и кровообращения, чувство коллективизма и целый ряд ценных психических свойств». «Местным советам физкультуры следует использовать футбол как средство массового физического развития, постепенно делая из футболистов физкультурников, но не срывая дела неосторожными постановлениями».

Из статьи «Футбол нельзя запрещать». Журнал «Огонек», 1924 год

ТОП-3 О МИНСКЕ