Он впустил в театральный Минск свежий ветер — почти ураган. Памяти Романа Виктюка

Народный артист Украины, народный артист Российской Федерации, легенда советской сцены — театральный режиссер Роман Виктюк умер 17 ноября на 85-м году жизни. Что связывало его с Минском? На эту тему размышляет корреспондент агентства «Минск-Новости».

Р. Виктюк родился 28 октября 1936 г. во Львове, в семье учителей. Старшеклассником начал делать спектакли в школьном театре. В 1957-м окончил ГИТИС. Учился на актера, но всегда занимался режиссурой: во Львове, Киеве, Калинине, Вильнюсе… Известность обрел в Москве в середине 1970-х. Даже не известность — имя. Оно стало синонимом пикантности и музыкальности. Творчество Виктюка было окном в другой мир, отличный от советского. Прорыв в иное измерение произошел в 1988 г. в театре «Сатирикон», где Виктюк поставил пьесу Ж. Жене «Служанки». Все женские роли играли мужчины — Константин Райкин, Николай Добрынин и другие. Но не в этом заключался креатив. Слово и движение тела слились на сцене в единую речь. «Служанки» прозвучали как манифест новой театральности — радикальной зрелищности. Спектакль широко шел в Европе, Р. Виктюк был включен в список «50 людей мира, которые повлияли на вторую половину ХХ века».

В начале 1990-х Р. Виктюк открыл в Москве свой театр. Всего же на разных сценических подмостках поставил более 250 спектаклей. Один из них, весьма необычный, спорный для своего времени, режиссер создал в Минске.

Это произошло в 1982 г. Виктюка пригласил Государственный театр музыкальной комедии БССР. Легкое музыкальное произведение О. Фельзера «Горе от ума» по бессмертной пьесе А. Грибоедова режиссер осовременил. Он ставил не столько комедию, сколько драму, трагифарс. Сценография и костюмы были созданы по принципу контраста: белое — черное. В рок-н-ролльные ритмы продуманно и тщательно вписан знаменитый грибоедовский вальс. Чацкий вбегал на сцену в модном бархатном пиджаке с кейсом в руках. Фамусов в ритмах танго ездил в инвалидной коляске. Метафоры, символы, шифры были здесь в переизбытке. Во всем угадывалось стремление режиссера противостоять штампам и клише музыкального жанра.

Виктюк впустил в театральный Минск свежий ветер — почти ураган. Надо ли говорить, какая критика от «традиционалистов» обрушилась на спектакль?! То, что сегодня давно уже норма, 30–40 лет назад трактовалось как «алогичность», «несообразность», «полный мрак», «победа манекенов над живыми людьми». Именно так говорилось в разгромной рецензии, которую напечатала «Советская культура» — главная в СССР газета в данной отрасли. И все-таки спектакль не был сразу закрыт. Он притягивал в зал не только интеллигенцию. Активно шла на него школьная и студенческая молодежь. «Советская культура» дала по Виктюку — читай: по Минску — еще один залп. Вторая рецензия завершалась так: «Повинуясь привычным ритмам из арсенала ВИА, зрители сопровождали скандированными аплодисментами слова, не вдумываясь в их смысл: «Ученье — вот чума! Все горе — от ума!» Подумалось, а что если, побывав на таком спектакле, они уже никогда не обратятся к Грибоедову, и великое создание национальной культуры останется в их сознании именно таким чудовищно «переосмысленным» (конец цитаты).

Фамусова играли Владимир Линкевич и Константин Лосев, Чацкого — Григорий Харик и Геннадий Никитин, Софью — Валентина Петлицкая и Людмила Станевич. В спектакле были заняты Петр Ридигер, Герман Козлов, Арнольд Ранцанц, Василий Сердюков, Анатолий Костецкий, Зинаида Вержбицкая… Артисты потом не раз вспоминали эту постановку, говорили о том, что, останься Роман Григорьевич в Минске, у нас был бы один из самых оригинальных театров Союза, на спектакли которого приезжали бы из других республик. К сожалению, такого не случилось.

…Р. Виктюк был не только режиссером, но и педагогом. Среди его учеников — артисты и певцы Геннадий Хазанов, Ефим Шифрин, Ростислав Колпаков… Р. Виктюка любила актриса Валентина Талызина, а он любил Людмилу Гурченко. Впрочем, своей семьи режиссер так и не создал. Кроме русского, Виктюк хорошо знал польский и украинский языки. Всегда стильно, изысканно одевался. Написал три книги: «Роман с самим собой», «Небо. Полет первый», «Небо. Полет второй».

Незадолго до смерти Р. Виктюка переводили из одной московской клиники в другую — шла борьба с осложнениями после перенесенного коронавируса. Победила болезнь.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ