«Чем больше себя контролировала, тем чаще срывалась». Психолог — о личной борьбе с булимией

Большинство психологов считают, что к булимии чаще склонны перфекционисты, чем люди с более легким взглядом на жизнь. Как суровая самокритика может привести к расстройству пищевого поведения и что с этим делать, узнала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Фото носит иллюстративный характер, yumchief.com

«Оставила в прошлом перфекционизм, булимию, тревогу и страх быть собой» — описание профиля терапевта Татьяны Якимчук. Психолог открыто рассказывает в своих постах о том, что к профессии пришла неспроста, позади долгие годы работы над собой и своим отношением к телу.

Лидер с малых лет

В 3 года родители ее отдали на гимнастику и танцы. Именно тогда, как считает Татьяна, все и началось.

Когда дети занимаются подобным видом спорта, они становятся подверженными перфекционизму, — комментирует собеседница. — Там постоянно ставится высокая планка: натянутый носочек, взгляд, улыбка, гладкая прическа, выглаженные костюмы и легкий макияж — все должно быть по стандарту. С ранних лет приходится сдерживать недовольство, усталость, эмоции и боль.

К школе Татьяна была достигатором, старалась выжимать из себя максимум. В 6 лет уже умела читать, считать и писать. Она помнит, как учительница начальных классов отсаживала ее на диванчик для занятий чем-то другим в то время, как одноклассники учили алфавит.

Или давала задания посложнее, так как программу первого класса я уже знала, — добавляет терапевт. — Это льстило и подстегивало и дальше быть во всем первой.

Учеба девочке давалась легко, она была отличницей. Однако в пятом классе родители перевели ее в частную школу с высокими требованиями. Оценки стали сыпаться. В прежнем учебном заведении английского не было, а здесь сверстники его учили с первого класса.

В этот момент проявились моя закалившаяся целеустремленность, борьба и умение выжимать из себя последние соки, сжимать зубы и двигаться вперед, — рассказывает Татьяна. — И уже через полгода я догнала по программе своих одноклассников, занимаясь английским самостоятельно. Находила учебники, каждый вечер учила слова, разбирала грамматику. Еще через некоторое время вырвалась в лидеры.

Хотелось быть такой, как все

В 12 лет началась гормональная перестройка моего организма, и я набрала почти 20 кг, к 13 стала еще крупнее, — вспоминает психолог. — Моя фигура стала очень женственной, на меня стали обращать внимание студенты, что шокировало. Хотелось быть такой же, как мои подруги: худенькой, с небольшими бедрами и грудью, чтобы на меня смотрели сверстники, а не 18-летние, как я считала, «дядечки». Где-то год ходила в огромных футболках и джинсах, чтобы как-то сгладить формы.

Татьяне казалось, что подростковый период прошел мимо нее и из ребенка она сразу же превратилась в сформированную девушку.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

В танцевальном коллективе тоже выделялась, — отмечает собеседница. – Руководитель довольно мягко дала понять, что с 16-летними поставить меня не может, а со своими сверстниками я смотрюсь негармонично. Пришлось уйти из танцев.

В тот период Татьяна и начала экспериментировать с питанием, но подошла к этому ответственно, прочитав немало соответствующей литературы, которая была популярна в тот момент. Стала считать калории, стараясь придерживаться нормы, но не устраивала голодовки. В детских лагерях, где у всех меню одинаковое, приходилось себя отграничивать: отказаться от сладкого компота, не есть некоторые гарниры и сладости на полдник. Но вес никуда не уходил.

К телу оставалось много претензий, поэтому я сделала вывод, что надо ужесточить подход, — рассказывает специалист. — Пошла в тренажерный зал, благодаря регулярным занятиям в котором у меня появились мышцы. Но мне все еще казалось, что я крупная. В школе не унижали, родственники и вовсе нахваливали мою женственную фигуру. Однако для меня она была комплексом.

 

Два пальца в рот — и все

На одном из праздников Татьяна услышала, как кто-то жаловался, что объелся, а собеседник посоветовал: «Так сходи в туалет, два пальца в рот — и все». В тот момент она подумала, что это интересная идея, мол, так можно обхитрить организм.

Стала практиковать. Сначала это было нечасто, только в те моменты, когда мне казалось, что я переела, — вспоминает терапевт. — Продолжала ходить в тренажерный зал, к 17 годам вес чуть ушел, а одноклассницы по комплекции меня практически догнали. Однако привычка справляться с перееданием с помощью очищения осталась. Лишняя булочка или вафелька — убираем.

Так булимия плотно вошла в жизнь Татьяны. И она не обращала на нее внимания до тех пор, пока не пришла к терапевту, а это случилось только через несколько лет. Причем обратилась с совершенно другими проблемами. Как отмечает психолог, если атаковать симптом, то он становится сильнее, поэтому они разбирали другие ситуации: отношения в семье, с друзьями, на работе, перфекционизм, безжалостность к себе.

Чем больше я себя контролировала, тем чаще срывалась, — признается героиня. — Близкие не знали, а бывший муж реагировал на мою фоновую булимию очень резко. Через восемь месяцев я начала обучение на психотерапевта — это поменяло меня и мою жизнь. Еще спустя два года поймала себя на мысли, что давно не было приступов очищения, которые не возвращались и потом.

Фото носит иллюстративный характер, medalvian.ru

Уникальные отношения с клиентами

Сейчас полностью довольна тем, как выгляжу, я научилась слышать и чувствовать свое тело, — отмечает собеседница. — В прошлом году домашний режим из-за коронавируса меня расслабил, но в то же время привел в готовность изменить свое питание, схему которого мы разработали с диетологом. Придерживаюсь такого меню до сих пор, ни разу не отступила, да и желания этого сделать не было.

Личная история поспособствовала тому, что Татьяна ведет терапевтические группы. Она прошла дополнительную специализацию по расстройствам пищевого поведения, много работает с клиентами с булимией, ограничительным питанием, компульсивным перееданием, орторексией.

До сих пор обучаюсь и держу высокую планку, — комментирует терапевт. — Из-за пандемии все происходит в формате онлайн, мы с коллегами делимся опытом и решаем, как сделать процесс более эффективным.

К Татьяне обращаются с разными проблемами, в том числе семейными: начиная с того, «почему у меня никого нет», заканчивая осмыслением развода. В этом промежутке много вопросов, непонимания и внутренних дилемм. И многие из них перекликаются с едой. Ведь некоторые люди строят отношения так же моментально, как и утоляют желание съесть что-то вредное, — не спросив себя. Кто-то же наоборот чересчур придирчив.

У меня с клиентом строятся уникальные взаимоотношения, — утверждает психолог. — Всегда стараюсь их слушать, слышать и понимать. На наших сеансах всегда можно быть собой. Это переворачивает — симптомы начинают уходить.

Заговорил спустя четыре месяца

Среди самых запоминающихся случаев с клиентами Татьяна вспомнила мужчину, который первые три-четыре месяца работы с ней не мог сказать ни слова. По словам терапевта, он чувствовал себя дискомфортно с другими людьми и был совершенно одинок, однако нашел в себе силы, чтобы обратиться к специалисту.

Процесс выстраивания отношений был сложным, я долго пыталась найти подход, что сделать в итоге удалось, — рассказывает психолог.Заметила, что он рассматривает коробку из-под салфеток, спросила, чем она ему приглянулась, — и он заговорил. После трех лет терапии у него появился небольшой круг приятелей, он стал общаться с коллегами, приглашать девушек на свидания. Наши сессии наполнились живым общением. Сейчас, кстати, решился пойти в терапевтическую группу. Ему нелегко, но он старается и прорабатывает страхи.

Также вспомнилась клиентка, которая пришла с сильной ненавистью к телу. Однако, как выяснилось, расстройства пищевого поведения у нее не было.

Она ко мне пришла в полном отчаянии, — отмечает терапевт. — И сначала мне казалось, что мы никуда не двигаемся. После долгой совместной работы мы разошлись с грустью, хоть клиентке и стало немного легче. Через полтора года она мне написала, что приняла себя — купила много новых платьев, поменяла прическу, стала гораздо терпимее относиться к своей внешности, — и поблагодарила за работу. Мне это было важно услышать!

Со своими терапевтическими группами Татьяна встречается раз в неделю на два часа. В одном и том же составе участники общаются полгода и больше. Самая частая тема — отношения между людьми. И как отмечает специалист, такая групповая терапия не менее эффективна, чем индивидуальная.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ