Чем удивит в ближайшее время минчан Алена Ланская?

Директор продюсерского центра «Спамаш» Денис Шпитальников рассказал, остались ли вакантные места для артистов, чем удивит весенний Минск певица Алена Ланская и почему ему стало скучно работать на ТВ.

— Денис, чем сегодня живет продюсерский центр «Спамаш»?

— Все силы направлены на подготовку большого весеннего шоу Алены Ланской, который пройдет в одном из минских концертных залов. Работаем по двум направлениям — продюсерская организация выступления и творческая линия, то есть само шоу. Мы хотим сделать первое в Беларуси сольное шоу со всеми атрибутами: живым звуком, летающими экранами, качественной графикой и видоизмененными песнями, как это должно быть на живых выступлениях. Кроме этого «Спамаш» готовит к серьезной раскрутке нашего молодого артиста Алексея Гросса. Он уже присутствует на белорусской сцене, но впереди много работы. Это продюсерский проект с концепцией танцевального стиля в творчестве.

— Раз начали с Ланской, значит, она у вас самая главная артистка?

— Мы этого и не скрываем. У нас же не инкубатор артистов, чтобы все были равны между собой. У каждого воспитанника свой путь, при этом нам удается заниматься и Иваном Буслаем, и Дарией.

— К слову, Дария и Алексей Гросс принимали участие в отборе на «Евровидение». Было желание победить или хотелось просто засветиться?

— Мне кажется, если есть музыкальный материал, то, конечно, нужно участвовать. Что касается Гросса, очень жаль, что его песня накануне засветилась и ему пришлось снять свою кандидатуру. Но композиция осталась с ним. А Дария решила выпустить европродукт и показала неплохой результат. Признаюсь, никогда не воспринимал «Евровидение» как нечто сверхважное для белорусского артиста, но объективно могу сказать: на территории Беларуси это самое интересное событие для шоу-бизнеса. В нынешнем году многие участники отнеслись к конкурсу очень серьезно, и национальный отбор прошел на высоком уровне.

— У вас за плечами огромный опыт работы на телевидении, создание музыкальных программ и шоу. Почему сменили формат ТВ на чистую музыку?

— Как только предприятие по разным причинам свернуло развлекательный жанр фактически до нуля, работать мне стало неинтересно и скучно. И я попросился на выход.

— Сейчас трудно бывает «пропихнуть» артистов в эфир?

— Этим нужно заниматься постоянно, но не сказал бы, что это трудно. Телевизионщики всего мира одинаковые, да и сам я был по ту сторону «баррикад». Артиста могут просто «забыть» позвать в проект или на концерт — не специально, а просто так. Поэтому нужно постоянно напоминать о себе. Известный продюсер Юрий Айзеншпис рассказывал мне, что каждое утро начинал двухчасовым обзвоном тусовки. Таким образом, он всегда знал, где и что снимается на ТВ и какая вечеринка состоится к вечеру. Если разобраться, то работа продюсера очень рутинна.

— Вы как директор принимаете участие в жизни артистов центра или руководите из рабочего кабинета?

— Кроме того, что руковожу всей структурой, стараюсь касаться еще и творчества. Со мной работает хорошая команда администраторов — большинство я знаю очень давно. Это тот костяк людей, которые когда-то начинали творить на СТВ, позже перешли в Белтелерадиокомпанию, а теперь трудятся у нас. К великому сожалению, нет с нами ушедшего Димы Баранова, который был неотъемлемой частью команды.

— Сегодня в центре четыре воспитанника. Готовы ли вы принимать новых артистов?

— Конечно. Артист просто должен позвонить и сказать: «Здравствуйте, я молодой талант, у меня есть/нет песни, я хорошо/плохо пою» — наши телефоны есть на сайте центра. При этом никогда не угадаешь, какой талант найдешь. Лично был на многих кастингах и просмотрах в жюри и порой удивлялся тому, что видел. Поэтому мы открыты новым артистам, к тому же в составе воспитанников есть вакантное место, но… Это не самоцель. Появление артиста ради того, чтобы он просто возник, — не вариант. Появится талант, который нам подходит — хорошо. Другое дело, мы можем не понравиться артисту — при работе в центре есть определенные условия, а творческие люди хотят быть свободны, но при этом получать деньги.

— Говорят, работа с продюсером означает, что львиная доля заработка артиста уходит в карман боссов. Это и есть «определенные условия»?

— В «Спамаше» артисты получают официальные зарплаты. Поверьте, это точно позволяет им не думать о минутном заработке на кусок хлеба. К тому же покупка репертуара, концертных костюмов, занятия хореографией и многое другое оплачивается центром. Поэтому наш артист в шоу-бизнесе защищен. Иногда такая поддержка — это плохо, ведь артист должен быть с зубами и толкаться локтями. Но, в принципе, и Алена, и Даша, и Ваня неробкого десятка.

— Поэтому они и работают у вас?

— Ланская и Буслай в центре уже девять лет, но находятся в постоянном поиске. Нужно совершенствоваться, артист должен расти! А если он говорит, что уже профессионал, то это… творческая смерть. План развития на 2014-2015 год есть у каждого артиста «Спамаша». Неправильно жить одним событием, нужно смотреть вперед. Если у других белорусских артистов был бы такой план, то, уверен, наша эстрада сделала бы огромный рывок вперед.

— Вы сами музыкант, поэтому интересно ваше мнение: артисту лучше с продюсером или одному… с локтями?

— Никто не мешает быть с локтями и с продюсером (смеется). Продюсер — это еще одна пара рук для творческих побед артиста, тандем, если хотите. Но локомотив — это артист, и если он плохо работает (в том числе локтями), буксует, то ни продюсерская компания, никто другой ему не помогут. При этом артист должен заниматься творчеством, а помощники — продвигать его искусство.

Самое читаемое