Чем живет Горьковский театр: артисты, костюмер и бутафор рассказывают о своем втором доме

Национальному академическому драматическому театру им. М. Горького в нынешнем году исполняется 85 лет. Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретилась с людьми, благодаря которым он живет.

Вероника Пляшкевич, актриса, в театре 11 лет

— В мыслях не было другого плана. Стать актрисой — и точка. С Горьковским театром познакомилась как зритель — пришла посмотреть одну из постановок. И осталась… Сначала — студенткой, потом стала работать на полную ставку. Помню как вчера дебют в спектакле «Укрощение строптивой». Теперь в репертуаре около 15 постановок. Жаль, что многие спектакли уходят, будь это «Земляничная поляна» Бергмана или «Валентинов день» Вырыпаева. Но нужно двигаться дальше. Я очень болею за наш театр, живу им, не представляю, как может быть иначе — если не отдаваться работе полностью. Семья? Нет, одно другому не мешает. Тем более что муж тоже актер.

Горьковский меня сотворил. Вырастил. Закалил. Бывают и съемки в кино, но я всегда возвращаюсь сюда, на родную уже сцену.

Каким я вижу будущее театра? Мне кажется, нам нужна материальная база получше. Необходимо привлекать людей активнее, не хочется терять зрителя. Тем более что в век информационных технологий он очень избирателен.

Не хватает глубоких, драматических, конфликтных спектаклей. Не обязательно трагических, а просто философских, над которыми нужно поразмыслить. Но мы пока ориентированы на комедии, душераздирающие сентиментальные истории, где радуются, поют, дарят хорошее настроение… Это тоже нужно. Но мне как актрисе интересна была бы и другая, темная сторона драматического искусства. Ведь через катарсис человек приходит к духовному очищению, и жанр тут не играет роли. Некоторые европейские театры существуют независимо от того, два зрителя придут на спектакль или пятьдесят два. Они творят искусство и сами себе хозяева. Жаль, что в наших реалиях не всегда такое возможно. Но театральная система Беларуси находится в стадии развития, при этом в лучшую сторону.

Сергей Чекерес, актер, в театре 20 лет

— Говорят, что театр — это второй дом. А для меня, может, и первый. Тружусь в этом коллективе 20 лет. Выбор сделал — и не жалею. Нахожусь в согласии с собой, мои амбиции в равновесии. Мне здесь уютно и тепло. Но это не значит, что нужно расслабляться. Каждый в коллективе Горьковского — сильная, оригинальная личность, харизматичная и выразительная. Нужно соответствовать. Я требователен к себе и того же жду от других. Ведь облик театра складывается из облика каждого в коллективе.

Рад, что в репертуаре мы делаем упор на классику, причем живую классику. Именно здесь мне посчастливилось сыграть в спектаклях и Шекспира, и Горького, и Островского, и Гоголя, и Уайльда. Классика — это ведь гарантия того, что в спектакле есть мысль. Благодаря ей мы показываем человеческую сущность, помогаем зрителям увидеть идеал и стремиться к нему.

Актерство — это не балаган. Вся актерская судьба — это история зависимости, которой он жаждет. Когда я пришел сюда 20 лет назад, вел меня Борис Луценко. Я благодарен ему за то, что он помог раскрыться, почувствовать свою энергию и вложить ее в работу. Артисты растут на ролях — в Горьковском их у меня было достаточно. Было и есть.

Если говорить о будущем, то не уверен, что в ближайшее время тут что-то существенно поменяется. Да и нужно ли? У нас свой сформированный стиль. Главное, не забывать, что мы театр с русским духом, широкой душой, ценим классику.

А Горьковскому я бы пожелал побольше молодых актеров и режиссеров, таких, которые уверены, что на сцене нужно быть отчаянным, ставить себе высокие цели. Не думаю, что у нас кто-то может забыть листок со своим текстом на репетиции и спокойно уйти домой. Все отданы своему делу.

Нелли Кутас, заведующая костюмерным участком, в театре почти 40 лет

— Знаете, я тут уже полжизни. Работа настолько насыщенная, что и посидеть некогда.

Нужно вести учет костюмов, знать стили и эпохи, размеры актеров от головы до пят, их вкусы, к каждому найти подход. Они ведь привыкают к рукам определенного костюмера. Один наш актер, например, не смог сыграть в «Макбете», пока не нашел меня, чтобы помогла завязать ему плащ. Им ведь спокойнее так. Кроме того, должна знать, чего хочет художник, предложить ему из тысячи костюмов запасника именно тот, один, удачный. В недавнем спектакле «Леди на день», например, из более чем 200 единиц гардероба, я подобрала половину нарядов. А это 1920-е годы, эпоха сложная, особенная. Несмотря на всю эту беготню, хлопоты, театр меня лечит, спасает от плохого настроения, недомоганий, проблем.

Путь в искусство был предрешен еще в детстве. Я шила одежду для кукол и играла с ними в театр. Первую свою парадную кофточку тоже сделала сама. Доводилось поработать в кино, даже поработать над костюмами для «Песняров», но это все случайные встречи. Именно тут, в Горьковском, мое место.

Спектакли стали сложнее. Больше требований. Но в театре замечательный пошивочный цех, где работают настоящие профессионалы. Некоторые костюмы, например кольчуга из спектакля про Клеопатру, хранятся уже полвека. Как и сохраненный мной цилиндр Шапокляк. Есть даже треуголка, оставшаяся, наверное, еще со времен основания театра.

Что такое Горьковский для меня? Я пишу о нем стихи, посвящаю ему поэмы — разве этим не все сказано?

Иван Витько, бутафор, в театре более 50 лет

— Бутафоров нигде специально не обучают, все приходилось осваивать на ходу. Декорации в Горьковском всегда были уместны, лаконичны, но в то же время выступали как часть действия на сцене. Даже над обычным стулом иной раз приходится трудиться так, будто это произведение искусства. Сейчас стало проще — много новых материалов, и их легко достать. В первое время моей работы реквизиты лепили из глины. А теперь можно использовать куда более легкий и транспортабельный пенопласт. Работаем в тандеме с художниками, режиссерами. Столяры делают каркасы, а в отделочном цеху их облагораживают, украшают.

Много ли экспериментов? В одном из спектаклей пришлось сконструировать на сцене целых четыре этажа, по которым бегали артисты. Есть декорации-старожилы, все даже и не вспомню. В любом случае, для другого спектакля они перекрашиваются, по-новому оформляются.

Важно помнить, что Горьковский должен соответствовать духу времени, что декорации должны подчеркивать задумку режиссера и игру актеров, а не перегружать сцену и отвлекать зрителей. И это тоже искусство.

Фото автора

 

 

 

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ