Чем удивляет гостей улица Октябрьская

Ровно год назад несколько исторических цехов на улице Октябрьской заимели своего хозяина.

Белгазпромбанк задумывал создать «Инкубатор культурных проектов и экономических инструментов будущего». Корреспонденты «Рэспублікі» узнали, что из этого получилось.

Найти вход в арт-лабораторию нелегко, но выходить посетители оттуда не спешат: там всегда происходит что-то интересное

Полторы тысячи человек не предел

Чтобы понять, с чего этот проект начинался, надо попасть в самый конец Октябрьской. Бывшие цеха Минского станкостроительного завода, расположенные в доме № 16, и есть сегодня центр задумывавшегося арт-пространства, или, правильнее сказать, творческая лаборатория. Ее название — OK16. Найти туда вход — задача непростая, ведь работы по благоустройству еще не завершились. Хотя если знать ориентир — неопознанное высоченное плетеное существо, — то найти несложно.

В редкие выходные дни здесь продолжают облагораживать заводские цеха

Когда-то здесь был модельный цех, где изготавливали модели деталей для станков. Сейчас же за модной стеклянной дверью очень атмосферный лофт. Точнее, три. Все разных размеров, суммарная площадь — семьсот квадратных метров. Первый — самый большой, почти половина из освоенных помещений, или одна пятнадцатая от всего объема цехов, которые предстоит восстанавливать и осваивать шаг за шагом. Не надо знать историю этих помещений, чтобы понять, что здесь когда-то был обычный заводской цех. Об этом напоминают воздуховоды, кран-балки и куча других элементов. Сергей Щемелев, сотрудник ОК16, удивляет: никто это убирать не собирается. В этом философия ОК16: сохранить историю промышленного развития нашей страны, хоть и придавая пространствам новое, культурное назначение. Да, за те полгода, что работает это пространство, серьезно облагородили территорию и продолжают делать это в перерывах между мероприятиями. Но кардинально менять ничего не будут. Заводская атмосфера должна остаться. «Причесанных» залов в городе и без того достаточно. Сюда идут и те, кто ценит авангардную эстетику, и те, кто любит историю столицы, и те, кто просто устал от «гламурных» мест.

Наталья ЛЕВАНОВА с удовольствием организовывает свои проекты в ОК

И идут, надо сказать, беспрерывно. Количество лекций, спектаклей, перформансов стремительно приближается к сотне. Тишина здесь редкость. Бывают недели вообще без выходных, а случаются и по два мероприятия в день. Например, с утра — бизнес-встреча, а вечером — лекция или спектакль. Сергей называет это пространство пластилином-трансформером. Из него за несколько часов можно «слепить» все что угодно, приспособить для любой тусовки. С восхищением рассказывает, что на презентацию даже загоняли сюда автомобиль. Еще один повод для гордости — фестиваль KeepMinskWeird, который прошел здесь 30 декабря. Фудкорт, продажа сувениров и беспрерывные перформансы — одна компания молодежи сменяла другую. По прикидкам, на протяжении всего дня его посетили до полутора тысяч человек.

Промышленные альпинисты в помощь

К слову, пока что одномоментно ОК16 может принять до трехсот человек. Больше не позволяет техника безопасности. Сергей обращает наше внимание на лазерные датчики под потолком, которые очень сложно обмануть. Здесь действительно самая современная противопожарная система — все цеха оборудовали по последнему слову техники. И это никак не связано с известными событиями в России. Ее установили еще до того, как заработала лаборатория.

Здесь рады видеть всех, но есть приоритетные направления:

— В первую очередь это современное искусство: от театра до танца, от живописи и фото до мультипликации. Приветствуется авангардное направление, все, что связано с новыми культурными течениями. Всегда открыты двери для экспериментов. Мы ведь и сами экспериментальное пространство. Во вторую очередь это технологии, связанные с инновациями: экономика, ИT, блокчейн и особенно финтех, то есть проекты на стыке финансов и технологии. Эта сфера созвучна с политикой нашего банка.

Сергей ЩЕМЕЛЕВ рассказывает о ближайших планах: скоро здесь появится площадка под открытым небом

Самым сложным и необычным мероприятием, которое провели за эти полгода, Сергей называет форум экспериментальных пластических театров «ПлаSтформа». У организаторов были очень высокие запросы. Во-первых, сцена-подиум, очень похожая на ту, где происходят показы мод. Сделали: почти по всей длине зала раскатали танцевальный линолеум. Со светом пришлось сложнее: тут и управляемые с помощью компьютера прожекторы-ирисы, и экран, где можно в реальном времени показать танцоров с новой точки, с которой зритель иначе никогда бы их не увидел. Здесь ведь приветствуют инновации — этим путем и пошли. Потом многие критики говорили: это был абсолютно другой уровень, очень высокий. Это и неудивительно. Чтобы сделать этот свет, пришлось привлечь даже промышленных альпинистов, которые натягивали тросы, куда потом вешали дополнительные лампы. Таким образом полностью задействовали заводскую кран-балку. Это еще и наглядный пример, почему стоит оставить наследие предшественников. Теперь ее часто используют как основу для декораций и для света. Старый механизм починили, и теперь кран способен ездить по всему залу. Его трехтонная грузоподъемность просто находка для современников.

Вкус кофе и заводской эстетики

Кстати, похожая, только двухтонная, кран-балка есть и в другом зале. Несколько слов о нем. Сперва кажется, что он и вовсе еще не приспособлен для жизни. Отпугивают старые батареи и другие заводские железяки. Убрать бы их — и уже вид получше. Но наш экскурсовод не соглашается. Если в большом зале получился такой припудренный лофт, то здесь все максимально останется в первозданном виде. Убрать батареи? Зачем, если они рабочие? Их ведь можно просто покрасить. У руководства есть идея со временем поменять котельную, но никак не батареи. Объяснили: это изюминка, дух времени и места, который нельзя терять. Лучше создать контраст новейшего оборудования и старых труб, чем обновить все и получить место, неотличимое от новостроя.

Интересно, что и нынешний вид среднего зала ничуть не отпугивает клиентов. С креативным подходом здесь можно так оформить пространство, что оно заиграет абсолютно неожиданными красками. Кстати, изначально это место планировали сделать исключительно театральным, но время показало, что ограничивать его тематически нет смысла. Такая заводская эстетика многим приходится по вкусу.

По вкусу придется и третий зал. Он самый маленький, всего 80 квадратных метров. Самое то для небольшого бара или кафе. Это и есть в планах ОК16. Пока идут последние приготовления к открытию, помещение используется для хозяйственных нужд.

Концепция развития дворовой территории тоже пока в головах руководства. Но определиться с ней обещают быстрее, чем с кафе. Уже к лету этот бетонный пятачок хотят сделать открытой площадкой для небольших перформансов. Есть идея приспособить для этого и рядом стоящее небольшое строение, служившее ранее деревосушилкой: часть его можно использовать как навес для сцены.

За свет — плюс, за билеты — минус

Пока же там тишина, а вот в большом зале даже днем не прекращается движение. Режиссер Наталья Леванова с актерами репетирует будущий спектакль про беременность и роды. Проект необычный, с таким и на академической сцене примут с удовольствием, но сперва надо его обкатать на современном зрителе, и для этого ОК16 — то, что надо. Другие подобные арт-пространства и лаборатории не подходят: там нет необходимого света. Наталья знает, о чем говорит, она с такими площадками имеет дело не впервые:

— Не так давно в ОК16 у нас был проект «Диафильмы live». До этого мы играли его в музее Заира Азгура, там интересная атмосфера, но всего шестьдесят мест. Мы решили расширить формат и пришли сюда. Здесь собрали больше ста человек. Для нас был очень важен и звук — и мы его получили. Огромный экран — тоже было очень необычно. Стулья смогли расставить как в кинотеатре. Получилось здорово. Единственный минус — здесь пока не решен технический вопрос с продажей билетов. Пришлось нам самим изучать эту систему. Но уже в самое ближайшее время здесь откроются кассы. Жаль только, что в следующем месяце нам снова придется искать новое место для показа диафильмов — свободных дат в ОК16 нет. Здесь надо заботиться об этом заранее.

Не конкурировать, а сотрудничать

— А были ли у вас клиенты, интересы которых вы не смогли удовлетворить? — интересуюсь у Сергея.

Сергей задумывается:

— Единственное, иногда люди хотят что-нибудь связанное с пиротехникой. Но в помещении это делать нельзя, поэтому приходится отказывать или придумывать что-то другое. Или бывает, что заказчику надо вместить людей больше, чем это дозволено. А так все просьбы мы можем удовлетворить. Технические возможности, звук и свет у нас на достаточно высоком уровне. К тому же мы всегда приветствуем интересные необычные идеи. Не так давно даже балкончик для обслуживания кран-балки использовали под диджейский мостик. Очень необычно смотрелось.

— Ощущаете на себе конкуренцию со стороны других подобных арт-пространств?

— Стараемся не конкурировать, а сотрудничать, быть партнерами. Скажем, если к нам приходит заказчик, а у нас эта дата уже забронирована кем-то другим, но мы знаем, что это будет интересное мероприятие, то рекомендуем ему другие площадки. И наоборот, если, например, какое-то другое пространство не может вместить всех желающих или есть какие-то другие ограничения, то заказчика отправляют к нам. Нам всем хватит клиентов. Вместе мы сделаем культурную жизнь Минска интереснее и разнообразнее.


Найти свое место вместе

Через четыре года историческая часть Октябрьской будет другой. Нетронутыми останутся фасады станкостроительного завода, но «начинка» некоторых цехов — это совсем иной мир. Однако первые итоги новой жизни этого культурного пространства его руководитель Георгий Заборский согласился подвести уже сейчас.

Георгий ЗАБОРСКИЙ

— Георгий, спустя полгода работы лаборатории можно сказать, что ваше первоначальное видение ее существования оправдалось? 

— Несомненно. Все процессы, которые мы хотели изучить и развить, развиваются. Одни чуть быстрее наших прогнозов, другие — чуть медленнее. Скажем, театр обогнал выставки, но в сумме прогресс разных сфер уравновешивается, и мы получаем ту скорость развития, на которую рассчитывали.

— Можно ли говорить об экономической целесообразности этого проекта?

— Однозначно. В этой сфере необходим баланс: культуру и искусство очень важно поддерживать — в одних сферах с помощью государства, в других — с помощью бизнеса, в третьих — сообща. Но при этом нельзя превращать в полностью дотационный заповедник, ведь тогда невозможно определить, нужен ли этот процесс посетителям. У нашего банка принцип прост: мы поддерживаем некоторые проекты пространством, оборудованием, но эти проекты и сами должны думать об экономике, о количестве проданных билетов, о том, придет ли зритель второй раз, приведет ли друзей. Многим кажется, что так выживет лишь самое популярное эстрадное искусство, думать так — значит совсем не верить в белорусов, в нашу культуру, в нашу осознанность.

Белорусский зритель с интересом идет не только на комическую репризу, но и на серьезный спектакль, тревожащую выставку. Ведь каждый из нас осознает, что надо развиваться, надо как-то находить и занимать свое место в сложном современном мире, и искусство, даже непростое, экспериментальное, дает точку отсчета и инструменты для того, чтобы понять современность и найти в ней свое место. Мы все зрители, мы все понимаем: и в продуктовой корзине важен баланс сладостей для радости и серьезной пищи для тела. И в области впечатлений так же: хочешь расти, занимать свое место в обществе — развлекай себя сериалами, но не забывай и о серьезной пище для ума! Так же и с искусством: здоровый зритель берет понемногу антрепризы, скажем, в Молодежном театре, понемногу драмы в РТБД и дополняет одним из сложных, требующих работы мысли спектаклей на нашей сцене. А потом мы меняемся местами, и уже у нас идет развеселый капустник в честь 14 февраля, например.

Люди платят за еду, чтобы питать тело. Точно так же любой заинтересованный в своем развитии человек готов платить и за культуру, чтобы развивать ум. А наша задача — создать для деятелей культуры, помимо стабильных театральных площадок, на которых идет в основном классика и комедия, экспериментальную площадку, на которой режиссер получает свободу творчества, а зритель — удивительный новый опыт и способность выбрать, какой из экспериментальных проектов поддержать. Куда двигаться режиссеру? Это универсальный механизм, просто на примере театра его проще всего объяснить.

— Каким видите это пространство через год-два?

— Каждый год мы осваиваем, восстанавливаем, вовлекаем в процесс новые площади. Через два года первичное освоение завершится, культурный и исследовательский процесс затронет все цеха, и в каждый из них откроется вход горожанам. После чего начнется новый этап: реконструкция.

Самое читаемое