«Чемпионские пояса вожу в багажнике». Боксер-профессионал работает таксистом, а вечером тренирует детей

Двукратный чемпион Европы Сергей Гулякевич на профессиональном ринге провел 56 поединков, из которых 43 выиграл. Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретился с 39-летним спортсменом и узнал, как складываются сегодня его спортивная карьера и личная жизнь.

Сергей ГулякевичО продолжении карьеры

— Держу себя в форме и до сих пор выступаю на турнирах. Чтобы перспективным бойцам добраться до боя за чемпионский пояс, нужно выиграть в 10 боях. Соперники требуются. Сейчас я сам себе менеджер, промоутер, тренер, выбираю, когда, с кем и где боксировать. Последний поединок провел в ноябре 2019-го. Проиграл по очкам спортсмену из Турции, но оппонента сразу после боя увезли в больницу. Через пару месяцев он позвонил с просьбой еще раз встретиться на ринге. Хотел выиграть красиво. Дело в том, что у парня 25 поединков и 23 победы нокаутом. Ныне у меня есть правило — к молодым не соваться. Все свои титулы выиграл в категории до 59 кг. Сейчас вес не гоняю и боксирую в 72 кг, где выступают спортсмены, которые весят 80 кг и более. Можно прилично отгрести. Моя задача — красиво боксировать и защищаться, двигаться в удовольствие. Многие чемпионы мира, титулованные бойцы выступают в качестве оппонентов. Это нормально.

— Словом, бокс вас не отпускает?

— Есть порыв выходить на ринг. Этому способствуют тренировки с учениками. Я передаю им опыт, а они помогают мне готовиться. Держу себя в форме. Мне 39 лет, а все дают 30. За это спасибо спорту. Сказывается и отсутствие вредных привычек. Ну и, когда выходишь в квадрат ринга, вновь и вновь испытываешь непередаваемые эмоции, адреналин. Сейчас отношусь к боксу по-другому. Проиграть не страшно. Выходишь и делаешь свое дело, можно даже дурачиться, импровизировать, что раньше было непозволительно. В былые времена поражение равносильно драме. Считай, это крест на твоей карьере, падение гонораров, твоя востребованность.

— Экстремальные поединки случались?

— Позвонили как-то за две недели до боя в США против Ивана Редкача. Я до этого был в отпуске, не тренировался. Но не отказался от поединка. В итоге соперник доминировал, но сильно не досаждал. В последних раундах грамотно вязал его, не давал развернуться. Обошелся без нокдауна. Пересматривал повтор боя и слышал, что российский комментатор восхищался моей защитой. Это все опыт.

О сложностях

— То есть крутитесь, не сдаетесь?

— Этот год для меня настоящая трагедия. В 2019-м открыл свое дело: купил четыре машины, взял водителей, которые таксовали. Но пришел коронавирус, и все пошло под откос. Машины выставил на продажу, нужно платить за них кредиты. Тяжело переживаю развод с женой, с которой прожили вместе 20 лет. Живу отдельно от своих двух детей. Боксерский зал из-за пандемии временно закрывали. Провожу аналогии между жизнью и боксом. Понимаю, что они очень похожи. На ринге тяжелее всего за минуту до победы. Вроде она в кармане, но нужно дотерпеть еще. Не все выдерживают. Бывает, проигрывают. В жизни, когда накидываются проблемы скопом, тоже можно уйти в отключку, запить. Мне помогла закалка. Личный тренер Петр Букштанович с детских лет научил не сдавать ни в боксе, ни в жизни. Трудности закаляют. Тебе невероятно тяжело, но нужно двигаться вперед.

— Вам не впервой находиться в сложной ситуации?

— Действительно. Лет 10 назад денег почти не было, чтобы кормить семью. Работал даже на стройке. Потом миновали этот отрезок, все наладилось. Сейчас вновь сложное испытание. Жизнь как зебра: черная полоска, белая, черная, белая. Жду, когда начнется вновь светлая.

— Вас узнают, когда таксуете?

— Как-то вез мужчину. Разговорились. Рассказал ему, что много лет отдал боксу. Он давай говорить, что знает классного бойца Гулякевича. Обалдел. Снял кепку и сказал: «Приятно познакомиться, это я». Мужчина начал звонить сыну, сделал со мной фото. Из багажника не выкладываю свои чемпионские пояса. Не все ведь верят рассказам на слово. Когда показываешь реликвии, у людей в глазах восторг! Просят сделать совместный снимок. Неплохо знаю английский язык. Недавно общался с иностранным пассажиром, который оказался менеджером по боксу из Чикаго. Обменялись контактами. Вот и тружусь: с утра на такси, вечером в зале.

О зале и учениках

— Как давно начали тренировать ребят?

— Работаю педагогом дополнительного образования в физкультурно-спортивном центре детей и молодежи Заводского района уже 5–6 лет. Помог в этом отец титулованного боксера Сергея Корнеева Иван Александрович. Тут когда-то занимался с ребятами другой наставник, но ушел. На освободившееся место искали тренера. Почему и нет? Что еще я могу делать так классно. Знаете, дети пошли с огромным удовольствием. Сейчас занимаются более 50 парней. Есть и девочки. Моя основная задача — подтянуть физическую форму ребят. А результат не требуют. Хотя мои дети выступают на турнирах, есть победители городских первенств, республиканских турниров. Каждый год организовываем для ребят городской летний оздоровительный лагерь, который пользуется популярностью.

Еще один момент. Как-то был на сборе в Англии у местного чемпиона Скотта Лоутона, которому помогал готовиться к поединку за титул чемпиона Европы. У него был свой клуб, вызывающий восхищение. Самому захотелось иметь такой. Или хотя бы вести занятия в зале для детей. Мечта сбылась. В помещении сделал ремонт своими силами, вложил душу, чтобы было комфортно самому, ребятам. Очень доволен результатом.

— Вы строгий наставник?

— В первое время давал слабину. Дети замечали, садились на шею. Понял, что без строгости и дисциплины будут расхлябанность, баловство. При таком раскладе и до травмы недалеко. Стал требовательнее. Если нужно, могу прикрикнуть, сделать замечание, остановить занятие и поговорить с провинившимися. Дети исправляются, выполняют задания усерднее.

— Сын пошел по вашим стопам?

— Он занимается в зале, у Ильи уже 30 боев на любительском уровне. Однако сказать, нравится ли ему бокс, не могу. Делаю во время занятий кучу замечаний. Ему сложно, мне тоже. Недавно перевел его тренировки на то время, когда занимаюсь сам. Пусть видит, что папа еще многое может, выкладывается в зале на 100 %. Это сработало в плюс. Отношение поменялось.

— А в детстве на тренировках были послушным, любили работать?

— В том-то и дело, что не сильно жаловал тренировки, но удерживала возможность поехать на соревнования. Это была для меня настоящая отдушина — смена обстановки, дорога, жизнь в коллективе. Получаться в боксе у меня начало только в 17 лет. Когда с Ильей заходит разговор про поездку на состязания, в его глазах загорается огонек. Сейчас его мотивация — соревнования и личный пример отца.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ