Через 5–6 лет начнет поступать в кондитерскую отрасль. Когда белорусы будут есть свой фундук

По словам ученых, еще 5–6 лет — и мы будем пoкупать белорусский фундук. Как белорусские умы работают в этом направлении, узнавала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Сады Института плодоводства в Самохваловичах — огромная научная лаборатория под открытым небом. Растущие здесь плодовые культуры предназначены для селекционных работ по выведению новых, адаптированных к нашим условиям сортов. Кое-где замечаю натянутые на ветви мешочки. Для чего?

— Они нужны в процессе гибридизации, — поясняет заведующий отделом селекции плодовых культур, кандидат сельскохозяйственных наук Сергей Ярмолич.  Определяем, что с чем скрещивать, подбираем сорта и гибриды по качеству, устойчивости к заболеваниям. Весной появляются бутоны, для чистоты эксперимента надеваем на них мешочки — от пчел. Когда нужно, берем пыльцу, опыляем и снова закрываем. В таком состоянии культуры остаются в течение сезона — это позволяет завязи спокойно вырасти в плоды. Осенью выделяем из них семена, весной высеваем. Вырастают сеянцы, и мы их искусственно заражаем возбудителями грибных заболеваний.

— Зачем?

— Определить, какие наиболее восприимчивы к болезням, и исключить из дальнейших исследований. Устойчивые прививаем на клоновый подвой, чтобы на 2–3-й год получить урожай и понять, стоит заниматься этим растением или нет. Если сорт себя оправдывает, отдаем на государственные сортоиспытания. При положительном заключении его вносят в государственный реестр.

— Сколько лет уходит на создание нового сорта?

— 18–20. И это еще ускоренный процесс благодаря современным технологиям. Раньше требовалось лет 50.

белорусский фундукЧто ни говорите — гены

Приходим на участок, где растут небольшие деревца. Это коллекционный ореховый сад. На площади 1,2 га разместился фундук. Раньше из-за климатических условий в Беларуси его не выращивали. С. Ярмолич раздвигает ветки и показывает целую семейку крепеньких, сросшихся вместе плодов в одежке. Извлекаю один и пробую на вкус. Нормально. Фундук — любимое лакомство многих белорусов. С детства помню набеги уличной детворы на ближайшие заросли лещины. Дружно обдирали и приносили домой лесные орешки. Оказывается, именно на их основе и выведен фундук. В промышленных масштабах его выращивают в Турции, Италии и Азербайджане. А у нас солнца маловато. Однако белорусские ученые не побоялись замахнуться на эту культуру. Попытки вырастить ее в Беларуси делали давно, но из-за того, что растение цветет в феврале-марте, от морозов страдали мужские и женские цветки. Чтобы оплодотворение случилось, нужна высокая температура воздуха. Сейчас разработаны подходящие для нашего региона сорта. Возглавила проект заведующая лабораторией генетических ресурсов плодовых, орехоплодных культур и винограда Института плодоводства, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Зоя Козловская в сотрудничестве с коллегами:

— Собрана большая коллекция — более 220 генотипов. Для селекции мы использовали западноевропейские сорта «Барселонский» и «Каталонский», которые адаптированы в Польше. Работа прошла успешно. В прошлом году на государственные испытания переданы два новых сорта отечественной селекции «Лал» с красными листьями и «Яшма» — с зелеными. Комиссия оценила их положительно, и белорусский продукт представили на международнoй выставке «Белагро-2020».

Ядра — чистый изумруд

Пока что в Беларуси в ходу только импортный фундук, а он весьма недешевый. Даже если реализуется по оптовой цене, стоит не менее 6 долларов в эквиваленте за кило. Поэтому разработка самохваловичских ученых важна для страны. Однако пока вырастут и созреют свои орехи, по-прежнему придется довольствоваться завозными.

— Урожая с наших посадок надо ждать лет через пять, — продолжает профессор.  Правда, есть первый маленький опыт в одном из хозяйств Молодечно. Но и там полноценное плодоношение наступит через три года. Понятно, этим урожаем мы не сможем полностью закрыть потребности республики. Тем не менее радует, что наши аграрии заинтересoваны в культуре.

— Как вы оцениваете вкус белорусского фундука?

— Не хуже импортного. И выход ореха не меньше, чем, к примеру, на плантациях в Польше. Однако в этом году из-за холодной весны сроки начала вегетации, роста соплодий, оплодотворения и созревания несколько сдвинулись. В прошлом году «Яшма» выпадал из обертки 1 сентября, а нынче все еще держится.

— Когда мы будем есть свои орехи?

— Не исключено, что через 5–6 лет они начнут поступать в кондитерскую отрасль, а также в продажу для потребления в свежем виде. Но предстоит еще изучить многие аспекты. Например, процент выхода ядра, какую часть влаги оно испаряет, чтобы определить оптимальную влажность для реализации. Наш фундук будет намного дешевле, чем импортный.

Направление перспективное — в мире спрос на полезный продукт растет. Сo временем можно будет подумать и об экспорте.

Мигранты с Юга

Вот ряды грецкого ореха. Белорусские ученые давно уделяют ему внимание. В госреестр внесено несколько районированных для наших климатических условий сортов. Например, «память Минова», «пинский», «самохваловичский». Но в целом культура считалась любительской и широко не распространялась.

— Сейчас появились аграрии, которые серьезно начали заниматься ореховыми садами, — говорит З. Козловская.  В Кобринском районе заложили плантацию. Заинтересовались и в Могилевской области. Говорить о крупных насаждениях рановато, но интерес есть. Как и надежда, что грецкий орех станут выращивать в промышленных масштабах.

Справочно

Белорусские ученые не обошли стороной и миндаль, пытаются его культивировать. Однако пока что он ни разу не зацвел, хотя дереву 5-й год и привито оно на зимостойкую форму. Поиск новых, более подходящих сортов продолжается.

Фото автора

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ