Черный клуб шайки «Фантомас». Как легендарный кинозлодей впервые появился в Минске

Корреспондент агентства «Минск-Новости» углубился в историю и попытался разобраться, как легендарный кинозлодей Фантомас впервые появился в нашем городе.

1919 год. Минск переживает время белопольской оккупации. Но, словно желая отвлечь горожан от насущных проблем, афиши и рекламные объявления в газетах сообщают о новинке местного киноэкрана.

С августа 1919-го по июль 1920-го Минск находился под белопольской оккупацией

Спешите все!

Цитируем: «Сегодня грандиозный уголовный боевик, 1-я серия. ЧЕРНЫЙ КЛУБ ШАЙКИ «ФАНТОМАС». Картина превосходит все уголовные боевики, масса страшных моментов, головокружительных трюков. В картине выступает изв. сыщик БАРК. Часть I — заседание шайки «Фантомас» в черном клубе, ч. II — неожиданное нападение полиции, ч. III — Том дает присягу верности шайке, ч. IV — Барк в ловушке, ч. V — Барк спасается. Сверх программы роскошная комедия в 2 бол. ч. ВИТЯ-ШЕРЛОК ХОЛМС. Беспрерывный смех».

Увы, автор не видел этот самый «Черный клуб» (как и комедию о Вите-Шерлоке). Но ведь, возможно, речь идет о первом посещении Фантомасом нашего города. Давняя сенсация заставляет углубиться в биографию знаменитого кинозлодея, а также задуматься, какие пути могли привести его тогда в Минск.

Одна буква

При слове «Фантомас» любой читатель (особенно постарше) вспомнит давние уморительные французские комедии с Жаном Маре и Луи де Фюнесом. Про эти фильмы поговорим, но позже. А пока пара слов о Фантомасе изначальном — великом и ужасном злодее, придуманном французскими писателями Пьером Сувестром и Марселем Алленом в 1911-м.

Тут запнемся. Слова «писатели», «литература», «творчество» предполагают как минимум серьезный подход к делу, обдумывание замысла, работу над словом и так далее. Но в данном случае, похоже, было проще. Два молодых лихих репортера из не особо процветавшего автомобильного журнала (Сувестр — издатель и редактор, Аллен — корреспондент) не скрывали, что захотели просто срубить бабла. Как? Да зафигачить серию романов о таинственном короле парижских преступников, меняющем обличье, всегда укрытом маской, а также о том, как за ним гоняются друзья — отважный журналист Фандор и благородный полицейский Жюв. Никаких высоких материй, очередное криминальное чтиво. Купит человек тоненькую книжку, чтобы скоротать часок в дороге или очереди, после прочтения выбросит — всё, не более.

Фантомас изначальный

Друзья заручились согласием известного издателя Файара, специализировавшегося на детективной литературе. Дальше — эпизод из исследования Андрея Шарого «Знак F. Фантомас в книгах и на экране». Имя главного негодяя никак не могли придумать, а надо было ехать на очередную встречу с издателем. В метро Аллена осенило: «Назовем его Фантóмус!» (от слова «фантом»). Но в гремящем вагоне Сувестр слово не расслышал. Аллен достал блокнот и написал: «Фантомус». В этот момент вагон качнуло, рука дернулась. Французское «у» (u) написалось похожим на «а». В издательстве Файар спросил: «Как назовете героя?» Ему протянули блокнот. «Фантомас!» — прочитал Файар. — А что, неплохо!» Друзья спорить не стали.

Хавай, пипл

И начали они ваять роман за романом. При этом издатели, критики и сами авторы признавали: книги написаны плохо, вся серия делается левой ногой. Но — парадокс. Как выражался незабвенный Боня Титомир — «пипл хавал». Тиражи полезли вверх, роковой злодей в маске стал для французов культовой фигурой.

За три года создатели сочинили вдвоем 32 романа. В 1914-м Сувестр внезапно умер, Аллен продолжил вахту один. Он дожил до 1969 года, наклепал 11 новых произведений о Фантомасе и под разными псевдонимами еще около 400 (!) романов на другие темы. Вот же неутомимый…

За образ злодея в маске ухватились киношники. Перед Первой мировой режиссер Луи Фейад быстренько снял о Фантомасе пять фильмов. Но началась война, французам стало не до кино. Бренд подхватили американцы — и погнали своего экранного Фантомаса, совсем далекого от книжной основы. Про эти картины почти ничего не известно, но вроде бы у американцев был герой по имени Том. Возможно, минчане в 1919-м смотрели что-то из штатовской франшизы.

Впечатляя мастера

Но как фильм мог к нам попасть? Скорее всего, через Польшу. Сказано же — это время белопольской оккупации. Частники — владельцы кинотеатров — вертелись как могли, заполняя залы и доставая новые ленты.

Слово «оккупация» у нас ассоциируется с людоедским гитлеровским режимом времен Великой Отечественной. Но в 1919-м, похоже, всё было не так сурово. Точнее, надо разделять: вот поляки, вот большевики-подпольщики и красные партизаны. Тут борьба насмерть. А вот частная жизнь обывателей. В нее, похоже, поляки особо не лезли. Судим по газете «Беларусь», откуда взяли объявление о ленте. Последние страницы забиты рекламой. Зазывают к себе химчистки и рестораны, театры и магазины, дровяные склады и аптеки, доктора и школы танцев. То есть город жил? И с харчами явно было посытнее, чем в советской России. По крайней мере, когда через год поляки ушли и с частями Красной армии в Минске оказался будущий великий кинорежиссер Сергей Эйзенштейн, он матери с восторгом писал: здесь на прилавках всякие совершенно забытые вещи — лимоны, кофе, шоколад! С более насущными продуктами тоже всё в порядке, причем недорого. И вообще, чистенький, европейский город.

Через много лет мастер вспоминал, что картины о Фантомасе весьма пригодились ему в творческих поисках. Не у нас ли одну из них посмотрел?

Комиссар Жюв — Луи де Фюнес

Второе пришествие

А потом киношного суперзлодея в СССР напрочь забыли. Вернулся лишь летом 1967-го, когда на наших экранах шла знаменитая французская комедийная кинотрилогия: «Фантомас», «Фантомас разбушевался» и «Фантомас против Скотланд-Ярда».

С ней — свой сюжет. Во Франции примерно каждые 10 лет выпускали какой-нибудь фильм о Фантомасе. В 1963-м решили вернуться к теме, перенеся действие в новую эпоху. Но ведь это перед Первой мировой демонический преступник в полумаске и накидке ужасал публику, а сейчас он смотрелся бы просто смешно. Так, может, делать пародию?

Режиссером пригласили Андре Юнебеля — создателя успешных костюмных исторических боевиков и черных комедий-детективов. Он зазвал актеров, с которыми уже трудился, — красавца Жана Маре и комика Луи де Фюнеса. Вообще-то, комиссар Жюв всегда был персонажем серьезным, эдаким мудрым сыщиком типа Мегре. Но в начале 1960-х Франция переживала тяжелый кризис, связанный с потерей Алжира. Государство трещало, полиция симпатиями не пользовалась, и зрителю пришелся по душе именно такой полицейский начальник — комичный, деятельно глупый, вызывающий хохот гримасами, жестами. А герою-любовнику Жану Маре (играл и Фантомаса, и Фандора) комиковать было не к лицу. Ему предложили работать на контрасте, вести свою роль с абсолютно серьезным видом. Де Фюнес же явно перетягивал одеяло на себя, из-за чего между артистами пробежала черная кошка. Поэтому, в частности, отпал вопрос о четвертой серии «Фантомас в Москве».

Но кинозлодей и так изрядно отметился в Белокаменной, Минске и вообще в СССР. Трилогию в Советском Союзе посмотрели более 46 млн человек. И они не просто смеялись в зале. Мальчишки от ленты сходили с ума. Спросите сегодня любого из тогдашних зрителей — и пожилой, толстопузый дядька радостно процитирует: «Мне нужен труп, я выбрал вас, до скорой встречи — Фантомас!» Записки с этими словами по всему СССР бросали в почтовые ящики, озорники звонили наугад по телефонам и произносили грозную фразу старательно зловещим голосом. А еще словом «Фантомас» стал подписываться какой-то псих в Подмосковье, поджигавший дома. И опасных ростовских бандитов братьев Толстопятовых, которые ходили на дело, натянув на головы капроновые чулки, народ окрестил Фантомасами. В общем, считается, что трилогию в Союзе запретили в 1970 году по требованию тогдашнего главы МВД Щелокова. Впрочем, вторым экраном эти фильмы крутили еще года три, пока действовал оговоренный контрактом срок показа. Кто же будет резать курицу, несущую золотые яйца.

Я до сих пор помню, как смотрел ленту «Фантомас разбушевался». Был где-то классе в четвертом, значит, стоял конец 1960-х. Фильм шел в цирке — там тогда днем показывали кино. Когда у комиссара Жюва между пуговиц плаща вылезла третья рука, да с пистолетом, мне от хохота стало плохо. Наверное, нынешние юные умники с гаджетами скривятся, если порекомендую им откопать в Интернете эти давние комедии, — устарело! Но ведь еще немало тех, у кого встрепенется сердце при воспоминании о сардоническом смехе Фантомаса. Помните, как он звучал:

— Хо! Хо! Хо!

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ