Что нужно знать, подавая в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации

О практике рассмотрения споров о защите чести, достоинства и деловой репутации корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал судья судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда Юрий Шестаков.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

В 2020 г. белорусскими судами рассмотрены 133 дела по таким искам, каждое третье из которых пришлось на суды первой инстанции Минска.

— Решения об удовлетворении исков о защите чести, достоинства и деловой репутации выносятся в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен, — говорит Ю. Шестаков. — Заявитель обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, порочащий характер этих сведений. Ответчик же должен доказать, что распространенная им информация соответствует действительности.

Определенные сложности возникают у истцов с представлением доказательств, подтверждающих факт распространения порочащих сведений в Интернете. Судебная практика показывает, что лица, оспаривающие информацию, размещенную в Сети, как правило, в целях фиксации соответствующей интернет-страницы, обращаются к нотариусу за удостоверением ее содержания. В качестве предварительной обеспечительной меры это позволяет оперативно сохранить спорную информацию, которая в любой момент может быть удалена или изменена разместившим ее автором.

Однако ошибочно расценивать такие материалы как единственно допустимые доказательства, подтверждающие содержание оспариваемых сведений и факт их распространения. Они могут быть установлены судом на основании иных представленных истцом доказательств, в том числе свидетельских показаний.

О мнениях и убеждениях

— С учетом положений ст. 33 Конституции Республики Беларусь, гарантирующих каждому свободу мнений, убеждений и их свободное выражение, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 153 Гражданского кодекса (ГК) Республики Беларусь, поскольку, считаясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, — отмечает судья. — При рассмотрении таких дел одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению, является характер распространенной информации, то есть установление того, является ли она утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

Так, в своем исковом заявлении минчанин просил признать не соответствующими действительности, порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию размещенные бывшей супругой в личном блоге в «Фейсбуке» следующие сведения: «Бог создал бывших, чтобы мы больше ценили настоящих»; «Я вообще оптимист, конечно. Я верю в то, что в теле на 120 кг что-то приходится на мозг. Но опыт — да». Отказывая гражданину в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что распространенная в соцсети информация не может оцениваться как сведения, соответствующие или не соответствующие действительности, поскольку является размышлениями и личным мнением автора, не подлежащим проверке на соответствие или несоответствие действительности и опровержению в порядке ст. 153 ГК Республики Беларусь.

— Для определения характера распространенной информации и отнесения ее к утверждениям о фактах или к оценочным суждениям, мнениям, убеждениям иногда требуются познания в области лингвистики, — продолжает собеседник. — Порочащий характер оспариваемых истцом сведений является одним из фактов предмета доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Его установление относится к исключительной компетенции суда. Для этого служитель Фемиды должен точно уяснить смысл слова или фразы, чтобы констатировать порочащий характер сведений. Также это необходимо для решения вопроса об умысле ответчика.

Например, истица в своем исковом заявлении просила признать не соответствующими действительности, порочащими ее честь и достоинство распространенные ответчицей в объявлении на дверях подъезда сведения о том, что она якобы обращается в ГАИ с необоснованными кляузами. Судом установлено: женщина действительно подавала заявление в милицию о привлечении к ответственности владельца транспортного средства, которым являлась ответчица. По результатам проверки в отношении автолюбительницы составили административный протокол и наказали штрафом за нарушение ПДД.

Принимая во внимание, что обращение в ГАИ оказалось обоснованным, а поэтому распространенные ответчицей сведения не соответствовали действительности и порочили истицу, суд иск удовлетворил. При этом для определения характера оспариваемых сведений служитель Фемиды воспользовался разъяснениями, содержащимися в толковом словаре Ожегова: «кляуза — это мелочная ссора, мелкая интрига, сплетни, дрязги (разг.), мелочный донос», и пришел к выводу, что данные сведения умаляют честь и достоинство истицы в мнении отдельных граждан.

— Большинство слов многозначны, и зачастую их различные значения предполагают абсолютно разную интерпретацию высказывания, а следовательно, и юридическую квалификацию, — отмечает судья. — Для решения вопроса о том, носят ли оспариваемые истцом сведения порочащий характер, для оценки их восприятия с учетом того, что распространенная информация может быть доведена до сведения третьих лиц различными способами (образно, иносказательно, оскорбительно и т. д.), суды иногда привлекают экспертов-лингвистов.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 153 ГК Республики Беларусь.

Об официальных обращениях

Требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в госорган или к должностному лицу, что обусловлено его намерением реализовать свое конституционное право на осуществление такого действия.

— Каждый вправе свободно и добровольно обращаться в госорганы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц, — подчеркивает собеседник. — При этом гражданин может указать в заявлении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в документе сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 153 ГК Республики Беларусь, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме.

К примеру, истица обратилась в суд с исковым заявлением о защите чести, достоинства и деловой репутации, указав, что работает продавцом в магазине, а также зарегистрирована в качестве ИП. Ответчиком были направлены в адрес Минского городского центра гигиены и эпидемиологии и Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь заявления о якобы допущенных ею и ее работником нарушениях правил торговли. Однако в ходе проведенных проверок эта информация не подтвердилась.

— В этом случае имела место реализация ответчиком конституционного права на обращение в органы, которые обязаны проверять поступившую информацию, в связи с чем в удовлетворении иска было отказано, — поясняет Ю. Шестаков. — Судом также учитывалось, что в действиях ответчика не усматривался факт злоупотребления своим правом, поскольку ранее он с аналогичными заявлениями в госорганы в отношении работников этого магазина не обращался.

О компенсации морального вреда

В 2020 г. судами Беларуси рассмотрены 75 дел по искам о взыскании компенсации морального вреда в связи с распространением сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истцов.

Требуя компенсации причиненного морального вреда, истцы часто не обосновывали размер заявленной суммы, а ограничивались лишь общими фразами об ухудшении состояния здоровья, о душевных волнениях и переживаниях. При определении размера подлежащей взысканию денежной компенсации суды принимали во внимание характер и содержание распространенных сведений, способ и длительность их распространения, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о лице, которому причинен вред, насколько достоинство, социальное положение или деловая репутация лица при этом были затронуты, другие отрицательные для него последствия, а также его индивидуальные особенности — возраст, состояние здоровья и т. д.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ