«Чтобы начать себя слушать, пришлось неудачно влюбиться и заболеть». Чем помогает арт-терапевт Юлия Богданович

Что такое ресурсная живопись, и как с ее помощью изменить свою жизнь. Об этом корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с художницей, гештальт- и арт-терапевтом Юлией Богданович.

Юлия БогдановичСпросите у себя: счастливы ли вы? Не каждый ответит уверенно, без сомнений, не оборачиваясь назад, туда, где «А может, стоило поступить иначе?». Авторский курс мастер-классов по ресурсной живописи, который создала Юля, помог многим людям понять через творчество, кто они и куда идут. А как сама она пришла в арт-терапию?

— Маленькой девочкой я рисовала принцесс и шила куклам платья, хотела стать модельером. Но при этом, уже с 4-го класса, читала книги о том, как все устроено в мире, изучала себя, людей вокруг. Поступила, правда, на дизайнера интерьера. Казалось, что буду создавать что-то руками, как скульпторы или бутафоры, в наше время это была новая, еще не изученная профессия. Пришла в вуз, а там — чертежи, модели и все за компьютером. Только на живопись ходила с радостью. Хорошо, что пригласили в театр — стала шить костюмы. А потом еще и шляпки с аксессуарами.

Наверное, история могла закончиться где-то здесь. Но девушка чувствовала, что еще не нашла свой путь.

— Я вышла замуж и снова поступила — на гештальт-терапевта, в один из белорусских филиалов Московского Гештальт Института. Мы собирались в группах и учились взаимодействовать, работали над переживаниями друг друга, настоящими, не выдуманными, потому что ни один психолог не сможет помогать людям, если не сумеет разобраться в себе. За четыре года учебы я научилась говорить прямо и честно — да, это не так просто. Но с мужем мы расстались. Он уставал от моих бесед, мы поняли, что находимся на разных уровнях.

Юля рассказала, почему гештальт-терапия так важна для понимания себя:

— Это направление в психологии, изучающее момент, настоящее. Ты анализируешь, что происходит с тобой здесь и сейчас, влияет на других людей, проявляется через взаимодействие с ними. Многие наши реакции — это привычки. И тут важно научиться останавливаться, несмотря на эмоции, осознавать, что происходит, и только потом делать выбор, как себя повести. Вместо крика спокойно сказать: «Давай разберемся». И увидеть, как меняется жизнь, когда ты не тратишь ее впустую.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

А как же прошлое? Есть такое понятие, как незавершенный гештальт.

— Мы часто бежим от чего-то — расстаемся, уходим из университета, бросаем работу. А потом сомневаемся — прав ли я? Или жалеем, может, даже всю жизнь. Чтобы такого не было, нужно разобраться в своих мотивах. Если бы люди чаще говорили, как с самими собой, так и с другими, открыто, без страха, а не уходили от проблем, каждый стал бы счастливее.

Но художница уверена, что на ошибках учатся, а трудности не случайны.

— У меня тоже были разочарования. Однажды, чтобы начать себя слушать снова, пришлось неудачно влюбиться и заболеть. Я закрылась дома, накупила красок и холстов и стала писать картины. Раньше это казалось каким-то бездельем, совершенно не похожим на работу, но я так вымоталась, что поддалась душевному порыву и… ожила! А потом захотелось ощущением этим делиться. Так и возникла идея ресурсной живописи, психотерапии через искусство. Не обязательно выбирать в жизни что-то одно, можно совмещать все, что тебе близко.

Как проходят мастер-классы по ресурсной живописи? Самое главное, что нужно понять — здесь учат не рисовать, а быть искренним с самим собой.

— Иногда мы собираемся на природе, маленькими группами, иногда люди приходят ко мне индивидуально. Первый этап — знакомство, потом — медитация. Каждый находит свое ресурсное, то есть сильное состояние — это может быть воспоминание о танцах на берегу или о прогулках по солнечной Италии. Держа в голове эти образы, начинаем рисовать. Не обязательно то, что вспомнилось. Куда важнее отразить на холсте ощущения, а не правильность пропорций. Нужно отключить голову и просто «плыть», чувствовать.

Для чего это нужно? И как вообще отключить голову, если вокруг — незнакомые люди?

— В этом и заключается практика — человек должен уметь раскрываться независимо от окружения. Ко мне приходят те, кто не умеет рисовать или, наоборот, рисует так профессионально, что не может позволить себе ошибку. Моя задача как терапевта — научить их творить свободно, не оглядываясь, пусть будут каракули — главное, чтобы от души. Так человек учится отделять привычки, комплексы, страхи, словом, то, что ему навязали в обществе, от своих желаний, а потом управлять ими.

Чаще всего на занятиях у Юли люди рисуют абстракции, потому что предметность к чему-то обязывает. Но ни один из образов не трактуется буквально, как в соннике. Важнее другое:

— После рисования мы делимся ощущениями, говорим, что видим на работах друг друга. Через общение каждый расширяет свою картину мира, учится показывать себя таким, какой он есть, и видеть, что его принимают. В этом отличие от домашнего творчества — там ты смотришь только изнутри, не выходишь из зоны комфорта. Это как мечтать стать артистом, но петь только в душе.

Что говорят те, кто приходит на мастер-классы? Одна девушка, например, оказалась художницей и поделилась с Юлей, что после замужества забыла о своих мечтах, погрузилась в домашние дела. Благодаря ресурсной живописи она вспомнила себя прежнюю.

— Женская энергия — это не только семья, но и творчество. Танцы, театр, живопись, что угодно. Иногда стоит замедлиться и понять, чего хочешь именно ты, а не твои родители, муж или начальник. Чаще всего, кстати, ко мне приходят именно женщины, причем 25–40 лет. Это тот возраст, когда ты сталкиваешься с переменами в организме, с кризисами, вопросами о том, что дальше, со стереотипами, когда тебе говорят: «Ты замуж вышла? Часики-то тикают!» Не нужно никого слушать, не стоит бояться своих недостатков, а слабости подавлять.

Юлия Богданович Темные стороны, по словам Юли, это не зло, а то, что было вытеснено, подавлено, то, в чем вы, в себе, еще не разобрались. Даже ярость можно использовать как мотивацию.

Счастье начинается с любви к себе. Мне удалось это понять, хоть и далеко не сразу. И сейчас живопись, которая считалась чем-то несерьезным, стала и работой, и духовной практикой. Я получаю отклик, помогаю людям — что может быть важнее?

Фото автора и из архива художницы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ