«ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ». История Александровского сквера

Сколько поколений минчан гуляли у фонтана в Александровском сквере и как создавался знак-памятник минским подпольщикам, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Александровский сквер невелик. Зато история у него огромная. А у меня еще и личная.

Здесь такие высокие деревья, что весь Александровский сквер состоит из глубоких воздушных колодцев. В центре деревья размыкаются, и солнце перебирает своими пальцами-лучами кудри мальчика…

Хорошо помню, как в 1981 году полгорода ахнули: два парня ночью освежали хмельные головы в фонтане Александровского сквера и разбили скульптуру. Когда ее восстановили и водрузили на законное место, те же полгорода бегали смотреть, правильно ли «срослось» крыло у лебедя, и огорчались, что мальчик и лебедь излишне «распозолочены» (к вящей радости, «позолота» потом поблекла). Происшествие имело такой резонанс, что о нем даже сняли документальный фильм «Мы гуляли у фонтана…».

Удар по скульптуре чувствительные горожане приняли на свой счет — это их ударили. Акт вандализма стал, как это ни странно, вехой. До 1981-го мы говорили, что фонтан художественной ценности не имеет. А тут вдруг поняли: он очень ценен! И пускай похожие амурчики с лебедями стоят во многих европейских городах, наш фонтан — наша, минская, зарубка памяти. Зацепка для эмоций. Фантасты сказали бы: туннель в XIX век, ведь других дореволюционных скульптур не сохранилось. Здесь другое небо, и поэтому возникает масса ассоциаций: Петродворец, Версаль… В нынешнем году фонтан будет отмечать 145-летие. Вот и считайте, сколько поколений минчан выросло за это время. По моим прикидкам, семь. И все гуляли у фонтана. После войны его приводил в порядок легендарный скульптор Заир Азгур. Три года назад на чашу вернулись лягушки, демонтированные в 1960-е. Фонтан стал семейной ценностью Минска…

Часовня Александра Невского

Александровский сквер — место настолько необычное, что хочется говорить о нем до бесконечности. Октябрьская площадь и прилегающий к нему сквер по возрасту — младший, третий исторический центр Минска. Первый появился на Немиге. Вторым стал Верхний город. Этот, третий, минчане долго называли Nowe miasto — Новый город. Минский городской голова Леопольд Дельпац хотя и держал бразды правления всего три года, с 1836-го по 1839-й, сумел обустроить его так, что потом только модернизировали. На свои деньги он разровнял землю и сделал площадь, посадил деревья — предтечи нынешних. Официально называть Александровским сквер стали потому, что на стыке улиц Захарьевской и Доминиканской 150 лет назад была построена каменная часовня Александра Невского. Она не сохранилась. Однако на месте этой часовни…

…Еще одно воспоминание. Мы гуляем по скверу со скульптором Анатолием Аникейчиком, о котором я пишу очерк. 1982 год. Анатолий Александрович рассказывает, как тремя годами ранее ему и архитектору Леониду Левину заказали сделать знак-памятник пятерым минским подпольщикам, повешенным гитлеровцами в сквере.

Исай Казинец, Ольга Щербацевич, Надежда Янушкевич… Как отразить в граните и бронзе память о них? — Аникейчик шел, говорил, размышлял.  Я начал делать бюсты на высоких постаментах. Получалась ерунда. Однажды ночью озарило: нужен такой памятник, чтобы он возникал в воображении того, кто смотрит. Положил под дерево мраморную плиту — черную, символ оккупации. Подвел к плите каменную дорожку — вот патриоты идут на эшафот, вот здесь они стояли. И… Остались только следы ног.

Патриотов не повесили. Они вознеслись.

Мы подошли к плите с отпечатками ступней — к тому месту, где стояла часовня Александра Невского, а сейчас находится знак-памятник горожанам, погибшим за нас. Захотелось потрогать воздух. Казалось, он до сих пор колеблется…

Вблизи сквера стоял дом Гаусмана — секретаря правления дворянского собрания. Дом вошел в историю: после Гаусмана в нем жил городской голова Карл Чапский. Здание снесли в 1930-х, оно осталось только в памяти города.

Самое читаемое