ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ. История ул. Свердлова

История ул. Свердлова — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Улица была Коломенской, Игуменской, Свердловской. Сегодня она носит имя Свердлова, и я знакома с ней с 1960 года, когда первокурсницей поселилась в университетском общежитии.

То время вспоминается с особой теплотой: было уютно, весело, каждую субботу в вестибюле — танцы, часто под аккордеон заведующего кафедрой журналистики Григория Васильевича Булацкого (в годы войны — штурман бомбардировщика, летал на самолете, приобретенном экипажем на собственные средства). На огонек пытались прорваться парни из соседнего очень мужского лесотехнического института, но наши немногочисленные хлопцы-филологи зорко стояли на страже, отпугивая «короедов». В общежитие частенько заглядывал уже вышедший из его стен Гриша Бородулин, равнодушно проходил мимо не чаявший души в своей Юле Геннадий Буравкин… Тревожила сердца парней баянистка, красавица с длинными косами Оля Карабань, сверкала очами Оля Даргель — будущий министр. Громко топая, словно табун лошадей, носилась компания Лени Дайнеко — будущего писателя. Часто по утрам в коридоре раздавались гулкие шаги любимца студентов автора школьных учебников по родному языку Михаила Ивановича Жиркевича. Он стучал клюкой в двери пятикурсниц и громко ворчал: «Гультайкi, завалы, хiбa ж можна так доўга спаць? Хто вас замуж, нядбайлiц, возьме? Сонца высока, пара брацца за дыпломную работу». За эти заботливые побудки студенты любили старика еще больше. И пусть нас покусывали клопы, пусть мерзли зимой ноги в легких, иногда парусиновых дешевых туфлях, пусть перед стипендией мы спасались от голодных обмороков бесплатным хлебом в закусочной-автомате, смазывая его бесплатной же горчицей, — жизнь была прекрасной.

Общежитие № 1, названное копейкой из-за своего номера, функционирует и теперь. Но начинается улица с фабрики-кухни. Здание в стиле конструктивизма было введено в строй в январе 1936 года, а уже в феврале предприятие ежедневно посещали около 3 тыс. человек. Здесь готовили более 9 тыс. блюд. Их развозили по всем довоенным школам Минска, подавали в VIP-зале ресторана, где обедали работники Дома правительства. Но и посторонним вход тоже запрещен не был.

Ассортимент фабрики-кухни всегда отличался разнообразием. В диетическом зале подавали овощные, крупяные и молочные супы, бульоны, блюда из рыбы и курицы. В буфетах были различные виды холодных закусок, десертов и крепких напитков. Колбасный цех изготовлял сосиски, ливерную и копченую колбасы. В среднем порции стоили от 75 копеек до 4 рублей. На десерт фабрика-кухня предлагала мороженое и вафли.

…В 1960-е студенческие годы мы иногда сбрасывались в день стипендии и являлись в банкетный зал, заводя чопорную публику своим шумным весельем. Помню, подняли в хоровод всех, кроме одного угрюмого человека, столик которого был рядом с нашим. И вот, отдуваясь после плясок, я вдруг услышала его тихую просьбу: «Если еще организуете хоровод, возьмите меня, мне так хотелось к вам, но оробел…»

Кроме кухни в довоенные годы на этой улице было построено здание института народного хозяйства, гараж СНК БССР, был разбит Михайловский сквер. После войны на углу столичного проспекта и ул. Свердлова началось строительство главпочтамта.

— Там назначали свидания, здания еще не было, но говорили: «Встретимся у почтамта!» Это звучало романтично, таинственно, словно взгляд в будущее, — вспоминала в одну из наших встреч доктор-рентгенолог, ученый Инесса Ильинична Лазюк.

— Но я тебя к почтамту не приглашал, — шутя заметил ее муж Геннадий Ильич, известный ученый-генетик, и продолжил рассказ:  Вырос в этих кварталах и знал все интересные места. Ленинградская улица была вымощена кирпичом, и мы в детстве на перекрестке с ул. Свердлова спокойно играли в футбол. Милиционер, стоящий там же, не обращал на наши игры никакого внимания, потому что машина проезжала одна в два часа. Так что можно было организовать матч с красивой однокурсницей. А еще улицу разделял бульвар — место для встреч неплохое. Но тут были развешаны репродукторы, транслировались сигналы учебной тревоги, от которых закладывало уши. Поэтому шли к стадиону, в войну он зарос сиренью. Чем не место для свиданий?

Более ранняя история ул. Свердлова началась во второй половине XIX века. Тогда она называлась Коломенской и была застроена в основном деревянными домами. Между нынешними Ульяновской и Кирова к ней примыкал Виленский крытый рынок со стеклянным куполом. В ближайших к вокзалу кварталах железнодорожникам выделяли земельные участки. На Коломенской и построил дом бывший крепостной, потом землекоп и десятник на строительстве чугунки Данила Кривчик — основоположник династии. Дом в Первую мировую войну не пострадал, а вот в Великую Отечественную был разрушен прямым попаданием бомбы. Его правнук ветеран-железнодорожник Анатолий Петрович отмечает, что и Минское отделение Белорусской железной дороги с довоенных пор также размещается на ул. Свердлова.

Итак, иду от дома № 34 с его неизменными металлическими воротами, балконом на третьем этаже. Окружающие здания вроде прежние, но обросли незнакомыми магазинами, фирмами, конторами. Закусочная-автомат обзавелась непереводимым именем на латинице, скрыв под ним свой истинный профиль. «Там хоть по-прежнему «кормопункт»?» — спрашиваю у встречных молодых людей. Они дружно подтверждают, что это харчевня. Но она не алтарь для возложения ностальгических чувств… А вот знакомая узкая дверь торговой точки — в самый раз.

В этот магазинчик, встроенный в корпус лесотехнического в то время института, мы прибегали в любое время дня. А так как холодильники в те годы были редкостью, брали еды на один раз. 100 г докторской колбасы (обязательно нарежьте!), 50 г сыра (ломтики потоньше!), три конфеты, кефир, четвертинка батона. В дни стипендии можно добавить 50 г сыровяленой колбасы, тоже непременно нарезанной до прозрачности.

Давно забытое молодое хулиганство оживает в сердце. С толпой студентов вваливаюсь в магазин и требую 50 г самой сухой колбаски! И нарезать тоненько-тоненько!

— Понимаю, — сочувственно кивает продавец.  Когда с зубами проблемы, только так и можно попробовать деликатес.

— И это тоже, — теряюсь я.  Но полвека назад в этом магазине нам, студентам, никогда не отказывали взвесить самую мелкую порцию продуктов, налить сметаны в бумажный кулек, дать «на поверь» батон перед стипендией. Решила проверить, как теперь.

— Да все так же, — смеется хозяйка прилавка.  Хоть и холодильники есть, а берут мелкими порциями. Самый ходовой товар — чипсы, фанта. Иногда просто заставляю взять творожок, молоко. На ходу диктую, как кашу манную сварить. И «на поверь» бывает: перед вами девочка 50 коп. принесла, которых ей вчера не хватило. Дети ведь горькие…

Общая тема нашлась. Своя «самостоятельная, опытная, серьезная» юность и нынешнее «беззаботное, безалаберное, непрактичное» студенчество. Забегали молодые, уносили все те же три конфеты и ломтик колбаски.

Справочно

Из 38 зданий на ул. Свердлова около 10 представляют культурную ценность. В их числе главпочтамт, бывшая фабрика-кухня, здание Минского отделения Белорусской железной дороги, дом-подкова. В скверах короткой улицы установлены бюст узбекского поэта XV века Алишера Навои, скульптуры «Девочка с зонтиком» и «Незнакомка» зодчего Владимира Жбанова.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ