ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ. Капище, костел, рынок, театр — как преображалась Троицкая гора в Минске

Один из главных символов столицы — Большой театр Беларуси — стоит в сакральной зоне… Доказательства приводит корреспондент агентства «Минск-Новости».

Эту могучую гору улица Максима Богдановича сегодня режет на две неравные части. В старину ее с трех сторон защищала Свислочь, с четвертой — Комаровское болото. Не ошибся ли Всеслав Чародей, когда приказал строить замок-крепость на низком, топком берегу Свислочи, где в нее впадала Немига? Ведь куда лучше — на высоком берегу, на горе! Гора — сама по себе защита от врагов.

Археологи утверждают: это место всегда было религиозным, мистическим. Язычники сделали здесь капище. Позже христиане начали строить храмы. В 1390 году на горе появился первый минский костел, маленький, деревянный, по преданию, основанный Владиславом Ягайло и освященный как костел Святой Троицы. Возможно, поэтому гору стали называть Троицкой. Хотя самым первым христианским храмом здесь была Свято-Вознесенская церковь, и гора могла называться Вознесенской. Причуды топонимики…

Храмы погибли, а остатки женского базилианского монастыря Святой Троицы взяты инвестором в оборот: началась подготовка к освоению территории бывшей 2-й городской больницы. Бог весть, как впишутся монастырские стены в этот конгломерат из гостиницы, ресторана, спа-салонов et cetera…

Самое главное, к чему веду, — на Троицкой горе есть действующий храм! И это храм искусства.

До того, как 11 июля 1933 года в очередную годовщину празднования освобождения Минска от белополяков заложили Государственный театр оперы и балета БССР, здесь работал рынок. По отзывам современников, грязи было много. Театр не сразу начал гармонизировать пространство. Это произошло, когда после войны вокруг него появился сквер, а в наши дни — скульптуры. Если плохое настроение, идите сюда, гуляйте по аллеям… Лучшего лекарства от хандры не найдете.

Считается, что архитектор Иосиф Лангбард не любил это свое творение. Ехал в освобожденный Минск, будучи уверенным, что здание-монумент на макушке горы разбомбили в первый же день Великой Отечественной. Авиабомба действительно была. Пробила крышу и… Театр уцелел. Вот еще одно доказательство сакральности.

Стены в складочку — богатство вертикальных линий. Вертикаль — дух, устремленный к Богу. Так строил Лангбард. Говорят, красота — это мера. В четкости и соразмерности всех линий кроется красота Большого театра Беларуси. Во имя ее Лангбард упрятал под землю целых шесть этажей! Никогда не думали, сидя в партере, что под ногами у вас — подземный город?

Зданию 80 лет. Оно пережило две масштабные реконструкции — обновилось в 1948-м и 2009-м. Например, паркет в фойе заменили на гранит — дышать стало легче и артистам, и зрителям. На золочение лепнины ушло около 3,5 кг сусального золота. Вспомнили Лангбарда и воплотили его задумки. Теперь кажется, что многотонные музы и пятиметровый древнегреческий бог света и искусств Аполлон были на фасаде всегда. Сцена и все, что с ней связано, — это уже XXI век. Комплекс с гидравликой позволяет воплотить любую, самую необычную режиссерскую фантазию.

Часто бываю в театре, вижу его парадную и изнаночную стороны. В закулисье все со всеми при встрече здороваются, что сразу отсылает к тем временам, когда творцы балетов, опер и работали, и жили в театре. Портреты ушедших украшают Камерный зал…

Большой театр — это большой стиль. А Троицкая гора — намоленный уголок Минска…

Читайте и подписывайтесь на нас:

Самое читаемое