ДАЛЕКОЕ — БЛИЗКОЕ. Ликвидация по-мински, или Часы остановились в 00:40

Самое яркое подтверждение того, что в годы войны в нашем городе даже руины стреляли, — операция «Возмездие». Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Однажды вечером моя однокурсница сказала, что есть возможность бесплатно сходить в кино. Дело было в 1975 году. Мы, студентки журфака, пришли в ничем особо не отмеченный трехэтажный особняк на ул. Энгельса на противоположной стороне от театра кукол. Там находилось правление Союза писателей БССР. Кино долго не начиналось, и кто-то стал говорить о том, что здесь в 1943-м взорвали Кубе… А 40 лет спустя я брала интервью у ветерана войны, участника освобождения Беларуси, историка и публициста Николая Дубровского. Мы сидели в его квартире, и Николай Васильевич рассказывал, как на самом деле происходили события, о которых в 1958 году на «Беларусьфильме» сняли фильм «Часы остановились в полночь». Говорили про уничтожение Вильгельма фон Кубе, назначенного Гитлером генеральным комиссаром Белоруссии (Остланда).

«На самом деле» — это фигура речи. Никто не знает всей правды. Но так как Дубровский всю жизнь был дружен с участницами операции «Возмездие» Марией Осиповой, Еленой Мазаник, Валентиной Шуцкой, написал документальную повесть «Бессмертие подвига», то знал больше многих. Мы говорили о мифах, которые порождены белыми пятнами в этой истории, до конца еще не исследованной.

Мария Осипова, Надежда Троян, Елена Мазаник

Миф первый: Кубе был в фашистской Германии едва ли не оппозиционером, либералом и даже… гуманистом.

— Вор он был и редкостная сволочь, — резко сказал Дубровский. — Когда приехал в Минск в сентябре 1941-го, сразу начал истреблять мирных жителей. Посмотрите хронику Минского гетто: только в ноябре 1941-го убиты около 30 тысяч человек. С весны 1942-го по городу стали курсировать душегубки…

Миф второй: Кубе уничтожили советские спецслужбы. Людям трудно поверить в то, что всесильного палача, который считал Остланд своей вотчиной, в конечном итоге отправили на тот свет обычные белорусские женщины.

— Убийство Вильгельма Кубе расследовали сами немцы, — привел довод собеседник. — Вот что написано в секретной докладной Бондорфа, штурмбаннфюрера СС, руководителя Большой особой комиссии: «В ночь на 22.09.1943 г., в 0.40, в спальной комнате генерального комиссара и гауляйтера Вильгельма Кубе взорвалась мина… Она крепилась на пружине под матрацем кровати… Оторвана левая часть груди и левая рука… Установлено, что главарем покушения является Мария Осипова, действующая по заданию Москвы. Непосредственная исполнительница Елена Мазаник…»

За гауляйтером в Минске охотились, как за бешеным зверем, и даже существовала конкуренция в этом деле между спецслужбами НКВД, ГРУ и аналогичных структур. Подпольщики и партизаны устраивали засады, готовили взрывы и диверсии. Кубе с его невероятным чутьем в последний момент менял маршруты поездок и их время. Его охрана тоже работала хорошо. Но возмездие настигло, и, что поразительно, от женских рук. Однако так ли просты эти «обычные женщины»?

Перед войной Мария Осипова заведовала кабинетом истории партии в Минском юридическом институте. Война. Растерянность. Слезы. Муж мобилизован на фронт. И вдруг приходит решимость: хватит хлюпать! Слезами врага не одолеть. Кто, если не я?.. Осипова становится Черной. Минская подпольная группа Черной очень быстро вырастает до 80 человек. Выпускали листовки, собирали для партизан медпрепараты, оружие, разведданные. Мария Борисовна лично увела в лес из лагеря «Масюковщина» группу советских военнопленных и немца-охранника. Именно Осипова доставила в Минск из партизанского отряда Димы мину для гауляйтера. Ее помощниками были Валентина Шуцкая — сестра Елены Мазаник, Николай Похлебаев, Мария Грибовская, Регина Дрозд…

Елена Мазаник до войны работала в столовой ЦК КПБ. Муж — шофер автобазы НКВД. В горничные семейства Кубе Мазаник попала случайно. Чтобы прокормиться, чистила картошку на кухне в немецкой столовой, где ее и увидел Кубе. Чем-то она ему глянулась… Так в трехэтажном особняке появилась новая служанка. В обслуге гауляйтера было 13 человек. Мазаник сблизилась с Татьяной Калитой, бывшим преподавателем Минского медицинского института. Калита свела ее с Надеждой Троян, партизанской разведчицей и медсестрой.

Итак, начиная с лета 1943-го на Мазаник один за другим стали выходить, чтобы вербовать и обсуждать план покушения, Троян, Осипова, а затем и сотрудники НКВД. Почему была выбрана Мазаник? Она единственная из прислуги не проживала в особняке, а приходила на работу. Подложить стрихнин в тарелку Кубе Елена Мазаник не могла: к кухне ее не допускали. Она убирала жилые помещения: кабинет гауляйтера, гостиную, спальню… Это обстоятельство и навело Осипову на мысль: а не взорвать ли Кубе в собственной постели?! Мазаник надо было решиться на смертельно опасный поступок, а главное — стянуть нервы в кулак. Решилась. Стянула.

…Увы, участников операции «Возмездие» не осталось в живых, а недавно ушел из жизни и Николай Дубровский. Еще в 1976 году был снесен особняк, в котором патриоты казнили Кубе.

На домах, где последние годы жили Осипова и Мазаник, — это ул. Киселева, 11, и Чичерина, 2, — установлены мемориальные доски. Так случилось, что я живу в доме, равноудаленном от них. (Марию Борисовну встречала ранее в магазине — скромная маленькая старушка. Упокоилась 20 лет назад.) Каждый раз, увидев лицо на мемориальной доске, здороваюсь и с Марией Борисовной, и с Еленой Григорьевной. При жизни они встречались нечасто, дружеских отношений не поддерживали, только официальные. В войну их свели народное горе, общая боль. А потом каждая пошла своим путем.

Что хочу сказать: наместники Гитлера были уничтожены в Минске и Праге, более нигде. Наши герои сделали то, чего не сделали патриоты очень многих порабощенных фашистами государств. Тем самым доказав: хозяева страны мы, а не оккупанты. Достойный пример.

Справочно

В момент проведения операции «Возмездие» Осиповой было 34 года, Мазаник — 29, Троян — 21.

ТОП-3 О МИНСКЕ