Даром за товаром, или Что продают на «Поле чудес», выселенном на задворки рынка в Ждановичах

Что и почем можно купить на блошином рынке и когда может наступить эра секонд-хенда — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Попасть на нынешнее «Поле чудес» та еще задача, если вы законопослушный пешеход, который переходит улицу только на зеленый. Но светофоров здесь нет, что очень даже правильно: они бы упорядочили броуновское движение толпы и возникли бы пробки. А так пешие граждане соревнуются с автомобилями в ловкости, но никто никого не давит. Хотя мне, например, здорово помог встречный дядька, тащивший с блошиного рынка гирю. Двухпудовый гимнастический снаряд отливал на солнце застоялой ржавчиной, машины его пугались и притормаживали.

Дальнейший путь лежит между длинными столами со шмотками. Для многих он здесь же и заканчивается. Фраза «Бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными» давно устарела. Равными людей сделал секонд-хенд. В самом деле, современный мир сошел с ума и отличить по внешнему виду бомжа от менеджера средней руки можно только по зубам. Все остальное сходится: многодневная щетина, рваные джинсы и полукеды, называемые для убедительности топсайдерами. Бомжу даже проще — в своих полукедах он живет в гармонии с собой. Менеджер на показную брутальность должен тратиться. Ну, или приобретать Gucci из кучи на столах «Поля чудес».

Где-то я читал, что недалек тот час, когда в секонд-хенд оденется вся планета. Во всяком случае, Америка точно будет ходить в одежде с чужого плеча. Приводился даже прогноз, что к 2028 году рынок перепродаж в США вырастет до 64 млрд долларов, а массмаркет — всего до 44 млрд.

По-моему, эти статьи заказывают сами менеджеры мирового рынка подержанных вещей, чтобы наконец одеться от Гуччи из первых рук. Дело-то прибыльное. В одной только Европе проживают 700 млн человек. Добавить 300 млн американцев — и получится золотой миллиард, который с покорностью курицы несет золотые яйца. Затрат ведь никаких, свой гардероб этот миллиард отдает даром. Остается рассортировать собранные тюки по месту сбора. Потому что даже в богатой Европе есть бедные кварталы переселенцев, где одежду снашивают в лохмотья. Этот утиль отправляется в третьи страны, остальное после санобработки развешивается на плечиках индустрии магазинов секонд-хенд. Или вываливается на столы какого-нибудь «поля чудес», чтобы быть проданным по цене «рубль штучка, три рубля кучка».

Впрочем, продавец, выговаривающий эту киношную речовку, врет. Один из покупателей, узнав, что пара кроссовок оценена в 60 рублей, бережно ставит ее обратно. Я в это время дивлюсь судьбе неизвестной мне семиклассницы Маши Усольцевой. Как ее в столь юном возрасте занесло на чужбину, а главное, что вынудило подписать сдаваемые в Армию спасения новые лыжные ботинки? А может, это весточка оставшимся на родине родным?

Додумать мысль не удается. С дальних рядов блошиного рынка, вминая малочисленных покупателей секонд-хенда, уносят очередную гирю. У них там распродажа, что ли?

Доводилось слышать мнение, что «Поле чудес» уже не то, нет ни былого ассортимента, ни самой атмосферы блошиного рынка. Уверяю, за исключением переезда, все осталось на своих местах: и ассортимент, и шахматные партии среди продавцов, и цены с потолка. Причем иногда выставлены действительно раритетные вещи. Шикарный стационарный телефон эпохи раннего Берии и позднего Маленкова отдают всего за 40 рублей. В комиссионке такой же или похожий, видел сам, оценили в 250.

К слову, о деньгах. Они на «Поле чудес» тоже товар, причем стоят много дороже номинала. Речь идет о 15-копеечных монетах, их у вас готовы купить по 10 рублей за единицу. Правда, с условием, что они выпущены с 1965 по 1975 год. У многих дома завалялась горстка советской мелочи, к которой есть смысл присмотреться внимательнее. Монеты «пятнашки» в указанный период чеканились ограниченным тиражом. Например, 15 копеек 1972 года сейчас оценены в 8 000 российских рублей. Поскребите по сусекам, возможно, через минуту вы почувствуете себя разбогатевшим Буратино без всякого «Поля чудес».

Пробираться обратно вновь приходится сквозь альпийские горы поношенных шмоток. «Кучи от Гуччи, — зазывают продавцы. — Рубль штучка, три рубля кучка». Про Версачи и Армани разговора нет. Наверное, не складывается рифма.

Фото автора

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ