Директор фабрики головных уборов «Людмила»: «Работаем исключительно под заказ»

Директор фабрики головных уборов «Людмила» Анатолий Жаборт рассказал о модернизации предприятия, службе в космических войсках и о том, можно ли бороться с морской болезнью.

– Анатолий Геннадьевич, что сегодня представляет собой фабрика «Людмила»?

Это частное предприятие без доли государства, входящее в состав концерна «Беллегпром». Производим головные уборы из всех видов сырья и для всех возрастных групп. Общий объем выпуска – около 450 тыс. штук в год, в месяц – от 30 до 40 тыс. (в зависимости от модели и сложности изделий). Коллектив у нас в основном женский, немало и молодежи. Управлять им не так уж и просто.

DSC_0634

– Каким был ваш первый шаг на руководящей должности?

– Начал с обновления производства. Когда в ноябре 2004-го меня избрали директором, фабрика еще была оснащена старенькими машинами оршанского производства. Мы поехали в Шанхай и приобрели 120 универсальных швейных машин с программным обеспечением. И хотя потом такими большими партиями оборудование не закупали, обновляли его постоянно. Так что без ложной скромности замечу, что за последнее десятилетие наше предприятие изменилось кардинальным образом.

DSC_0637

– Довольны тем, как оно развивается?

– Судите сами: по итогам работы за 2013 г. фабрика заняла первое место среди предприятий швейной отрасли концерна, а их там около 30. Также ее признали лучшим промышленным предприятием Фрунзенского района. Да и сейчас, по итогам первого полугодия, практически все доведенные нам показатели мы выполняем. Успехи стали возможны во многом благодаря тому, что в 2012–2013 гг. мы полностью модернизировали раскройное производство, а на швейном установили автоматизированную линию. Как результат – повысилась производительность труда.

DSC_0651

DSC_0669

И это при том, что в прошлом году у нас уменьшилось количество швей. Однако благодаря современному оборудованию теперь одна работница выпускает гораздо больше продукции, чем прежде.

– То есть, нехватки рабочих рук не почувствовали?

– Ну как сказать? От них точно не отказались бы – у нас не хватает около 80 швей. Просто мы смогли компенсировать их отсутствие с помощью нового оборудования. Впрочем, в этом также заключается наша задача – создать человеку такие условия, чтобы он работал эффективно.

– Активная модернизация будет проводиться и впредь?

– Предприятие все время должно двигаться вперед. Как только остановится модернизация, оно начнет тихо умирать. Чтобы этого не допустить, постоянно присматриваемся к новому оборудованию. В скором времени планируем закупить специализированные машины (автоматы и полуавтоматы) на каждую нашу операцию – чтобы еще более повысить производительность и облегчить труд рабочих.

– А как обстоят дела с экспортной составляющей деятельности вашего предприятия?

– Структура выпуска головных уборов за последние пять лет достаточно резко изменилась. У нас увеличился экспорт продукции – в прошлом году в общем объеме производства он составил 86 %, в этом по итогам первого полугодия вышли на 96 %. Мы не выпускаем изделия на свой страх и риск – работаем исключительно под заказ. Заказы получаем только на тендерной основе. Участвуем во множестве тендеров – в Беларуси, России, Польше, Германии. Да, многие из них проигрываем. Но благодаря тем, которые выигрываем, делом обеспечены практически до конца года. Это дает возможность работать планово и ритмично.

В целом заказная продукция составляет практически 99 %. На внутреннем рынке работаем со всеми нашими силовыми структурами, а также с железнодорожниками.

DSC_0672

DSC_0680

На внешнем большие заказы выполняем для российских Минобороны, железной дороги и полиции.

DSC_0642

Также небольшие поставки идут в Туркменистан и Таджикистан – опять же для силовых структур. Еще наши головные уборы носят польские военные и немецкие полицейские, пожарники и железнодорожники. Когда бываю в Берлине, наши фуражки вижу постоянно (улыбается).

– Ориентируясь на выпуск продукции специального назначения, о гражданском ассортименте не забываете?

– Знаете, головной убор сегодня не имеет основополагающего значения. Это скорее аксессуар – как зонт, перчатки. Его берут с собой только по мере необходимости – например, под конкретные погодные условия.

DSC_0632

Соответственно, мужские, женские и детские коллекции выпускаем не в таких больших объемах, как ведомственные и форменные. Однако у нас есть экспериментальная лаборатория, в которой разрабатываются новые модели. Поставляем их в отечественную торговую сеть.

DSC_0734

Обязательно отслеживаем, какие модели лучше расходятся, и снимаем с производства те, которые не раскупают. Участвуем в весенних и осенних выставках «Беллегпрома», а также в показах мод.

Кроме того, кооперируемся с предприятиями, выпускающими одежду. Например, если «Элема» шьет пальто, берем ту же ткань и изготавливаем небольшие коллекции именно под эту одежду. Сотрудничаем и с производителями спецодежды – ведь к ней тоже нужны головные уборы.

– Фабрика наверняка готовилась к чемпионату мира по хоккею?

– Конечно. Разработали 4 модели с логотипом соревнований – белые и красные жокейки. Они очень неплохо продавались. Большим спросом пользуются также кепки с государственной символикой (гербом нашей страны, орнаментом).

– Анатолий Геннадьевич, вы ведь бывший военный?

– Да. Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище, считавшееся лучшим в СССР. Затем служил в космических войсках. Сначала судьба на 5 лет забросила меня в Казахстан – в закрытый город Приозерск. А в 1987 году был переведен в Одессу – на научно-исследовательское судно «Академик Сергей Королев».

1_big_1299421931_5623

Занимались управлением полетов пилотируемых космических кораблей и орбитального комплекса «Мир». Наземные станции, контролирующие передвижения этих аппаратов, были разбросаны по всему Советскому Союзу – от Евпатории до Дальнего Востока. Но в океане-то их нет, и тогда для обеспечения связи с Центром управления полетами туда отправлялись корабли, подобные нашему. Через Средиземное море мы уходили в Северную Атлантику и находились там по 6–9 месяцев. А иногда – и все 11!

С 1989 года я (уже как гражданское лицо) работал в Службе космических исследований, подчинявшейся Академии наук СССР. Из своего последнего рейса наше судно возвратилось в октябре 1991-го – незадолго до распада великой державы.

– Пригодился ли опыт, приобретенный на такой ответственной службе, в дальнейшей жизни?

– Безусловно, он не раз мне помогал, в том числе и на руководящей работе. Нас, будущих офицеров, в первую очередь учили работать с людьми, понимать подчиненных, дали азы психологии. Впрочем, где бы человек ни трудился, нужно добросовестно относиться к своим обязанностям и обязательно пополнять багаж знаний.

– Какими неординарными событиями запомнилась военная служба?

– Доводилось переживать сильнейшие штормы – неделю с ними приходилось бороться. Работы тогда, конечно, никакой не было. И когда кто-то говорит, что не страдает морской болезнью – не верю. В сильный шторм даже опытные моряки, стоявшие на вахте, больше часа не выдерживали.

Однако легких дорог не было и после того, как снял военную форму. Вспоминается рейдерская атака на нашу фабрику – тоже пришлось поволноваться. Суды проходили на протяжении трех лет, но мы их выиграли, и предприятие продолжает работать.

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

– Жена Тамара окончила пединститут им. Максима Танка и уехала со мной в Казахстан. Там у нас родилась дочь Юлия, а когда служил в Одессе, на свет появился сын Андрей. Сейчас супруга заведует столичным детсадом № 97, дочь работает в Москве менеджером по продажам автомобилей, сын – программистом.

– Чем увлекаетесь в свободное время?

– Как такового хобби у меня нет. После трудовой недели хочется просто отдохнуть – приехать на дачу, посидеть на свежем воздухе, что-то почитать, телевизор посмотреть или на рыбалку сходить. Так и делаю.

Справочно

Анатолий Жаборт родился в 1960 году в деревне Першаи Воложинского района Минской области. В 1982-м окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище ПВО, в 2007-м – Академию управления при Президенте Республики Беларусь по специальности «Экономика и управление на предприятии». На фабрике «Людмила» – с июля 1998 года. Награжден Благодарственным письмом Президента Беларуси, Почетными грамотами Национального собрания Беларуси, администрации Фрунзенского района, концерна «Беллегпром». Является депутатом Минского городского Совета депутатов.

Фото Алексея Колесникова

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ