Директор минского медколледжа: «Те, кто работает в медицине, в большинстве своем – фанатики»

Зачем нам медсестры с высшим образованием и где взять средства на премии сотрудникам? Беседуем об этом с директором Минского государственного медицинского колледжа Галиной Гришкевич.

Галина Гришкевич

 

– Галина Витальевна, как говорят, с места в карьер: в поликлинике на участке вместо врача прием ведет медсестра. Не слишком ли?

– Я двумя руками за повышение роли среднего медперсонала. Врача нет? Так что, пациенту лучше остаться без медицинской помощи? Сама лично, будучи главным внештатным специалистом Минздрава по организации работы специалистов со средним медицинским и фармацевтическим образованием, участвовала в реформе сестринской службы. В 2009 году вводили с Людмилой Жилевич (заместителем начальника главного управления организации медицинской помощи Минздрава) должность помощника врача. И сейчас эти специалисты нарасхват – разгружают замотанных участковых терапевтов.

Медсестра, если она грамотный и опытный специалист с соответствующей квалификационной категорией, тоже способна заменить доктора, например, продлить рецепт пациенту с хроническим заболеванием (если больной в состоянии ремиссии), побеседовать с ним. Или выписать справку в бассейн. Зачем для этого ждать врача? Неужели компетенции медсестры недостаточно? Она что, не найдет у пациента явных медицинских противопоказаний?

– Грудью на амбразуру за своих коллег. У вас есть чему поучиться другим руководителям…

– Сейчас я директор минского медколледжа, а начинала медсестрой и не стесняюсь этого. Роль среднего медперсонала в системе здравоохранения колоссальная – этих специалистов в три раза больше, чем врачей. Огромная армия, на которой держится всё. Но далеко не все хотят это признавать.

– Что же тогда мешает повысить статус медицинской сестры, расширить ее полномочия?

– Бюрократизм. Во всем мире медсестры с высшим образованием возглавляют больницы сестринского ухода. В Беларуси – только врачи.

– Вы не оговорились: медсестры с высшим образованием? Где его можно получить?

– В Гродненском государственном медицинском университете более 20 лет ведется подготовка медицинских сестер на дневной и заочной форме обучения. Факультет открыли в 1991 году (уже более 1.000 выпускников). Туда поступают по окончании медколледжа, имея опыт работы не менее трех лет. Специальность «Сестринское дело». Студенты изучают фактически те же дисциплины, что и на специальности «Лечебное дело» в медвузах. На дневном отделении они учатся четыре года, на заочном – пять лет.

– И куда устраиваются со столь необычными дипломами?

– Преподавателями в медицинские колледжи, врачами-лаборантами, главными или старшими медицинскими сестрами. Тем не менее даже в Минске далеко не все главные или старшие медсестры с высшим образованием. Некоторые главврачи мне говорили: «Галина Витальевна, зачем старшей (главной) медсестре высшее образование? У меня на этой должности хорошо работает человек со средним». Отвечала им: «Заблуждаетесь. Чтобы координировать работу в крупной клинике, необходимо высшее образование. И будущее сестринской службы только за этими кадрами». Яркий пример – главная медицинская сестра 10-й минской больницы Нонна Загородная. У человека высшее образование, и она смогла организовать работу в клинике так, что честь ей и хвала.

Я за то, чтобы у медицинских сестер с высшим образованием была возможность заниматься научной деятельностью, защищать диссертации на кафедре общественного здоровья и здравоохранения (БелМАПО или БГМУ). Но пока в ВАКе (Высшей аттестационной комиссии) удалось пробить одну только научно-исследовательскую работу – по стандартизации деятельности специалистов со средним медицинским образованием.

– Который год в государственном здравоохранении дефицит кадров со средним медицинским образованием…

– Аналогичная проблема существует и в частных медицинских структурах. Они тоже в поисках кадров. Не случайно руководители коммерческих медцентров стали заключать договоры с учащимися и оплачивать им учебу.

В медколледжах обучаются как за счет бюджета, так и за собственные средства. Но, получив свободный диплом, большинство внебюджетников все равно идут работать в государственное здравоохранение. В этом году 80 % платников распределились в бюджетные организации.

И все-таки в будущее смотрю с оптимизмом: кадровую нишу заполнят целевики. В 2014 году столичные учреждения здравоохранения впервые за долгие годы направили к нам выпускников школ с целевыми направлениями. Кроме того, в сентябре этого года мы открыли вечернюю форму обучения, а в 2015-м возобновим, как при Советском Союзе, подготовку по специальности «Сестринское дело» на базе 9 классов общеобразовательной школы. Пока наши абитуриенты – бывшие одиннадцатиклассники.

– В медколледже будущая медсестра получает общие знания, ей одна дорога – в участковые?

– Зависит от целеустремленности человека. К примеру, для работы в операционных, отделениях анестезиологии и реанимации надо пройти 3-месячную переподготовку на базе отделения повышения квалификации Белорусского государственного медколледжа.

– Всего три месяца?..

– Программа переподготовки включает дисциплины, которые надо дополнительно освоить. Будущая медсестра прошла в медколледже программу обучения, поэтому трех месяцев вполне достаточно. Учащиеся потом сдают госэкзамен.

Повысить квалификацию медсестрам можно по 11 направлениям. Это позволит участвовать в высокотехнологичных операциях и получать соответствующие надбавки за сложность. Сегодня такая высококвалифицированная медицинская сестра зарабатывает от 6 млн до 8 млн рублей в месяц. Вполне заслуженно за столь нелегкий труд.

– В этом году в числе ваших абитуриентов были со средним баллом аттестата 8,9. Каким ветром их занесло?

– Вас это удивляет? А у человека – призвание. В эту профессию нельзя приходить наобум. Те, кто работает в медицине, в большинстве своем – фанатики.

– А жить за что? Большинство копейки получают…

– От руководителя зависит. Есть премирование, ежемесячные надбавки по контракту за сложность и интенсивность труда.

Будучи главным внештатным специалистом Минздрава (по организации работы специалистов со средним медицинским и фармацевтическим образованием), проверяла медучреждения по всей стране. И порой удивлялась: почему надбавки к должностным окладам и премии медсестрам распределялись по остаточному принципу?

Считаю, что помощнику врача, например, надбавка по контракту и за интенсивность должна быть не менее 50 %. Это справедливо. Скажу больше, главврач вправе увеличить ее до 100 %!

Руководитель всегда может найти варианты повышения заработной платы сотрудникам. Внебюджетную деятельность осуществляют в любом учреждении: 50 % идет в казну государства, а 50 % – остается. При грамотном распределении средств в некоторых поликлиниках (главврачи об этом говорили) участковые медсестры получают по 5–6 млн рублей.

Как директор медколледжа делаю все для материальной мотивации преподавателей. Когда в прошлом году сюда пришла, они имели надбавку по контракту к должностному окладу 1 (!) %. Теперь – 20 %.

 

 

Самое читаемое

3 КОММЕНТАРИИ

  1. То-то от Вас все преподаватели в БГМК убежали…

  2. и еще вся администрация меняется постоянно,а еще можно туда на экскурсию приходить ,посмотреть на Ведущего юрисконсульта)))

    • Там у них вообще беспредел творится. Никакого уважения к преподавателям, масса ненужной для медсестер учебной информации, в результате чего большинство выходят с дипломами, но совершенно неподготовленными.

Комментарии закрыты