Долой поцелуи! От каких еще привычек приходилось отказываться минчанам в 1920-е из-за эпидемий

В 1920-е эпидемии меняли привычки минчан. Как это происходило — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Наглядная агитация времен испанки актуальна и сегодня

Конечно, тему этого материала подсказала нынешняя ситуация с коронавирусом. Но мир переживает не первую пандемию в истории. Была чума, была черная оспа, в 1918–1919 годах по планете прокатился страшный грипп-испанка. Минск он тоже не обошел. А ведь шла Гражданская война, и жители столицы кроме испанки болели тифом, холерой… События происходили исторически недавно, и мы знаем, как пережитое в те дни повлияло на людей.

Скорбный лист

Согласно сохранившейся статистике, в Минской губернии испанкой в пору эпидемии болели 15 человек. Сколько из них умерли, неизвестно. Вроде бы цифры невелики. Более того, это самый низкий показатель по всей тогдашней бывшей Российской империи. Но учтем, что итоговые данные сводились воедино в Москве где-то через год-два после событий на основе поступавшей с мест задним числом информации. Между тем и в Минске, и во всей Беларуси в 1918–1919 годах одна власть сменяла другую. Хозяйничали здесь и немцы, и белополяки, причем вряд ли они предоставляли Москве свою медицинскую отчетность. Между тем показатель соседней Могилевской губернии — 31 462 случая испанки, Витебской — 20 091. Вирусу вообще-то плевать на границы и линии фронтов. Поэтому логично предположить, что в нашем городе и вокруг него тогда переболело (и умерло) гораздо больше народу — да где ж узнаешь, сколько именно!

Но и после окончания всех тогдашних войн у людей во всем мире еще долго сохранялась память о том, как легко подцепить какую-нибудь страшную заразу. Поэтому и возникали время от времени идеи отказа от инфекционно опасных привычек. Каких именно?

Уста в уста

А вот еще один тогдашний санитарно-просветительский фотопризыв — «Не целуйтесь!». С пояснением: «Через поцелуи при встрече больше всего распространяется повальная болезнь этого года грипп». Обложка журнала «Огонек» № 6 за 1927 год. Тоже вполне актуально в наши дни.

Женщины на фото, будем считать, просто чмокаются при встрече. Что ж, если так — действительно стоит поостеречься. Но, готовя этот материал, я глянул, что о поцелуях пишут сегодняшние медики — в более, так сказать, широком контексте. В итоге запутался. Одни доктора строго предупреждают, что при контакте губ с губами передается не только грипп, но также кариес, мононуклеоз, герпес, стоматит и прочее. Другие призывают махнуть на все это рукой, поскольку пользы людям от поцелуев гораздо больше. Очень уж приятное занятие, порождающее массу положительных эмоций, а они для организма целительнее всего.

В общем, целоваться в эти дни или нет, решайте сами. А мы вернемся в 1920-е.

Руки не подам

Ну вот, например, снимок, широко известный в 1920-е: дядечка с бородкой, улыбаясь, протягивает руку юному пионеру, а тот, тоже улыбаясь, свою в ответ не подает. Дядечка — это Алексей Иванович Рыков, глава Совнаркома СССР, по-нынешнему премьер-министр. А ребенок ему отказывает в рукопожатии не из хамства. Люди 1920-х годов понимали, в чем соль фотографии. Пионер уже поприветствовал дядю Рыкова своим пионерским салютом — и достаточно! А жать руки негигиенично, это способствует переносу микробов от человека к человеку.

Сегодня, в эпоху коронавируса, отказ от рукопожатий вновь стал актуален. Помните, недавно по телевизору показывали: германский министр не протянул руку Меркель и Ангела понимающе рассмеялась? Китайцы придумали замену рукопожатию — мужчины при встрече стукают ботинком о ботинок. Приживется новый обычай? Никто не скажет. Но в 1920-е в СССР именно из профилактическо-медицинской логики был выдвинут лозунг «Долой рукопожатия!». Сторонники этой идеи носили на груди соответствующий значок, чтобы всем было ясно: во избежание неловких ситуаций обладателю сего при встрече руку не тянуть. Причем СССР был в тренде мировых тенденций! Отказаться от рукопожатий тогда призывали и в США, и в Европе. Подразумевалось: пока неясно, ушла ли испанка окончательно, лучше не рисковать.

Однако если не рукопожатия, то что в качестве приветствия? Единого ответа не давалось, все придумывали что-то свое. Однако пионер на фото с Рыковым фигурирует не случайно. Советские пионеры возникли в ту пору как наш аналог буржуазных скаутов. От скаутов перенимались и некоторые их ритуалы, только с переделкой на свой лад. Вот, например, скаутский салют: правая рука переломлена в локте и поднята вверх, указательный, средний и безымянный пальцы сжаты вместе (символизируется единство долга перед Богом, товарищами и самим собой), большой палец прижимает мизинец (старшие защищают младших). Этот салют упростили, заменив знакомым читателям старшего поколения салютом пионерским. Однако от скаутского рукопожатия (левой рукой — от сердца) отказались. И получалось, что советские пионеры друг друга приветствуют, так сказать, бесконтактно. Наверное, подразумевалось, что дети вырастут, а привычка останется.

Семечко к семечку

Заметим, Минск тогда в дело санитарной пропаганды внес свой, особый вклад. Именно у нас в 1923 году прозвучало предложение объявить беспощадную борьбу с лузганьем семечек.

Надо понимать смелость этого призыва. Подсолнух в Российскую империю попал при Петре I. Семечки с тех пор грызли всегда, но делать это открыто считалось неприличным. Однако пришел в страну 1917 год. Бунин, Булгаков, Гиппиус, другие писатели с брезгливой ненавистью вспоминали потом о враз воцарившейся после Февраля жлобской моде — все подряд на каждом шагу грызли да сплевывали… Бесконечная шелуха на улицах, в подъездах, учреждениях, в любом месте — одна из примет периода Гражданской войны. Потом война кончилась, а народ все грыз да плевался…

И вот в 1923 году в «Звезде» (выходившей тогда на русском) появилась необычная заметка. Поводом к ней стало сообщение минского горздрава о том, что упорная борьба с эпидемиями, которая велась в городе на протяжении всего прошлого года, дала плоды и ни одного случая эпидемических заболеваний в 1923-м не зафиксировано. Это позволяет переключиться на другие направления санитарной работы, провести, наконец, обследование рынков, дворов, предприятий. Автор заметки Ф. Алесь предложил взглянуть на тему шире и заодно крепко ударить по семечкогрызам именно как по потенциальному источнику инфекций.

«Вспомним, сколько у нас туберкулезных, и кто знает, какую роль в этом деле сыграли семечки! Зараза распространяется не только больными, которые лузгают семечки, но и самими семечками, покрытыми пылью и микробами. Ведь прежде чем съесть семечку, ее кладут в рот, отчего легко заболеть и здоровому». Правда, признавал Ф. Алесь, некоторые минчане (скорее минчанки) живут с того, что жарят и продают подсолнух. Но «оправдывать существование семечек боязнью увеличения безработицы не приходится уже потому, что тогда можно оправдать и продажу самогона».

Окончательно отучить минский люд от привычки к лузганью тогда (и потом), к сожалению, не удалось — не зря на Комаровке сегодня даже памятник стоит торговке семечками. Но саму попытку отметим.

…Перефразируя известное выражение, можно сказать, что всякие напасти приходят и уходят, а народ остается. Страшной бедой для своего времени были испанка, другие эпидемии давних лет — но ушли же! И начали люди вновь подавать друг другу руки, целоваться. Даже, увы, семечки грызть.

Так что и коронавирус тоже однажды сгинет.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ