Доступный город: как в столице решаются проблемы безбарьерной среды

Проблемы создания безбарьерной среды в столице обсудили участники круглого стола в агентстве «Минск-Новости».

Участники круглого стола:

Ирина Дудка, заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома.

Людмила Калмыкова, председатель правления Минской городской организации ОО «Белорусское общество инвалидов».

Александр Климович, начальник отдела реабилитации ОО «Белорусское общество глухих».

Светлана Сенько, председатель Минской областной организации общественного объединения «Белорусское товарищество инвалидов по зрению».

Ирина Хотько, начальник технического отдела ГП «Минский метрополитен».

Дмитрий Забалуев, начальник отдела дорожной инспекции Главного управления внутренних дел Мингорисполкома.

Юрий Лавринович, начальник строительного отдела УП «Минскинжпроект».

Проблема безбарьерной среды касается большого количества людей: это, безусловно, инвалиды, а также мамы с колясками, пожилые люди и маленькие дети. Насколько доступна сегодня для них инфраструктура столицы?

Ирина Дудка (И. Д.): В 2015 г. завершилась реализация мероприятий Городской программы по формированию комфортной среды жизнедеятельности для инвалидов и других физически ослабленных лиц на период 2011–2015 гг. Безусловно, говорить о полном комфорте пока не приходится. Тем не менее нам удалось добиться определенных результатов. Сегодня в городе для людей с ограниченными возможностями доступны более 70 % объектов социальной инфраструктуры. На выполнение мероприятий программы израсходовано 39,4 млрд руб. При этом 90 % средств ушло на создание безбарьерной среды по месту жительства инвалидов-колясочников. Если в начале прошлой пятилетки на эти цели из местного бюджета выделялось 3,8 млрд руб., то в 2015 г. – уже порядка 13 млрд. И сумма выросла не только из-за того, что дорожают строительные работы, – увеличивается количество доступных мест для инвалидов. За пять лет безбарьерные условия созданы на 2.107 объектах столицы, в том числе за последний год – на 242. По месту жительства инвалидов установлено 330 пандусов, 149 механических и электрических подъемников, а это значит, что почти 500 жителям города мы вернули возможность интегрироваться в общество. Замечу, что с 2011-го создание элементов безбарьерной среды стало целевым. И это большой плюс. Ранее эти средства шли по статье ЖКХ. И когда перед руководителем ЖЭС или ЖРЭО стоял выбор, что сделать – залатать крышу или установить пандус, в приоритете было первое. С 2011 г. ситуация изменилась кардинально.

Людмила Калмыкова (Л. К.): Еще один немаловажный нюанс – комплексный подход к обследованию объектов. Раньше рабочая группа обращала внимание на отдельные элементы безбарьерной среды – к примеру, соответствует ли пандус нормативным требованиям. Сейчас мы пытаемся проследить всю цепочку: может ли инвалид самостоятельно выбраться из квартиры, попасть в лифт, выехать из подъезда. В предыдущую пятилетку каждый район столицы в дополнение к городской разрабатывал свою программу по созданию безбарьерной среды. В документе указывались как конкретные мероприятия, так и те адреса, где должна проводиться работа. Считаю, что подобная детализация необходима и в дальнейшем.

Александр Климович (А. К.): Хочу поблагодарить Мингорисполком – в столичных территориальных центрах социального обслуживания населения появились специалисты, владеющие жестовым языком. Наличие сурдопереводчиков – серьезный шаг вперед. Не менее существенные подвижки произошли при вызове экстренной помощи. С апреля по май 2015 г. на базе отдела информации и связи ОАО «Медицинская инициатива» при поддержке Мингорисполкома реализовывали пилотный проект по передаче SMS в экстренные службы от людей с недостатками слуха. Надеемся, эта услуга получит дальнейшее распространение.

Могут ли инвалиды и физически ослабленные жители Минска свободно пользоваться транспортом?

И. Д.: Удельный вес низкопольного подвижного состава составляет 71,7 % (с 2011 г. показатель увеличился на 12 %), оснащенного аппарелью – 30,6 % (вырос на 14 %).

На маршрутах города работают 2.794 единицы пассажирского транспорта, из них 2.003 приспособлены для людей с ограниченными возможностями. Новые автобусы и троллейбусы оборудованы бегущей строкой. На Белорусской железной дороге имеются 10 специализированных вагонов, адаптированных для инвалидов-колясочников.

Светлана Сенько (С. С.): К сожалению, городской пассажирский транспорт до сих пор не совсем доступен для инвалидов по зрению. Электронные табло, которыми оснащены автобусы и троллейбусы, выполняют свою функцию только в вечернее время. Днем слабовидящие люди не в состоянии ничего рассмотреть. Недавно пропустила три трамвая: распознать номер не смогла, а спросить было не у кого.

Между тем есть инструмент, благодаря которому проблему можно решить. И главное, этот вариант не такой дорогостоящий, как речевые электронные информаторы. Во время чемпионата мира по хоккею неплохо зарекомендовало себя виртуальное табло – система, позволяющая получить информацию о движении общественного транспорта в реальном времени благодаря GPS-приемникам, которыми оснащены наши автобусы и троллейбусы. С помощью мобильных приложений данные поступали на телефоны незрячих. Однако, как только чемпионат закончился, сведения оказались закрытыми для свободного доступа. Теперь, чтобы их получать, необходимо каждый раз вводить логин, пароль и самое неприемлемое для людей с плохим зрением – код с нечеткой картинки. Хотелось бы, чтобы мы вернулись к обсуждению этого вопроса.

А. К.: Замечательно, что звуковая информация об остановках дублируется текстом на электронных табло в салонах. Но все-таки есть маленькая ложка дегтя. Как показывают наши наблюдения, из-за технических неполадок в каждом четвертом автобусе надпись бегущей строкой представляет собой набор непонятных символов. А когда были сильные морозы, в таком «инопланетном» режиме работала практически половина городского пассажирского автопарка. Затрону еще одну тему – оснащение бегущей строкой вагонов метро. Когда-то нам обещали, что она появится. Но пока особых подвижек в данном направлении не видно.

Как сегодня обстоят дела с безбарьерной средой в метрополитене?

Ирина Хотько: Бегущей строкой в настоящий момент оборудован один состав метрополитена. Курсирует он на Московской линии. Безусловно, мы понимаем, этого недостаточно. В ближайшую пятилетку планируем оснастить бегущей стройкой весь наш подвижной состав. В частности, в 2016-м собираемся оборудовать 24 поезда, еще столько же в 2017-м, и 23 – в 2018 г.

И. Д.: На 9 станциях Минского метрополитена эксплуатируются 23 лифта, на 8 станциях – 22 подъемные платформы с наклонным перемещением. Закуплены 10 мобильных гусеничных подъемников. Оборудованы речевыми информаторами 6 станций, получено разрешение на проведение проектно-изыскательских и строительно-монтажных работ еще на 7 станциях. Уже разработана подробная детализированная схема оснащения всех станций элементами безбарьерной среды. Интернет-карта размещена на сайте Минского метрополитена.

Перекрестки улиц – насколько они комфортны и безопасны для инвалидов?

Дмитрий Забалуев (Д. З.): Все новые светофоры, которые устанавливают на перекрестках, имеют звуковой сигнал. Старые объекты тоже постепенно снабжают такой функцией. Мы прекрасно понимаем, что от этого зависит безопасность не только инвалидов, но и пожилых людей и детей.

И. Д.: На территории города планово производится понижение бордюра, причем не до уровня 2,5 см, как это было раньше. С 2013 г. переходы должны быть выполнены в ноль без перепада высоты. Новые объекты уже вводятся в соответствии с этими требованиями. На старых понижение борта производится в рамках текущего ремонта.

С. С.: Понижение бордюров – безусловно, нужное дело. Но для незрячих и слабовидящих более актуальна укладка тактильной плитки на тротуарах. И здесь возник казус. По европейским стандартам плитка с бороздками означает, что можно идти вперед, а с «пузырьками» – что впереди опасность. Соответственно, плитка с бороздами предупреждает, что близко переход, поэтому и укладывается первой, а с «пузырьками» – непосредственно перед дорогой. У нас же, поскольку благоустройством занимались разные организации, на некоторых участках эта последовательность нарушена. В результате возникает путаница.

Юрий Лавринович: К сожалению, в Беларуси в настоящий момент нет своего стандарта, который бы регламентировал правила укладки тактильной плитки. Такой документ разработан, но пока не утвержден. Проектировщики были бы признательны Мингорисполкому, если бы он походатайствовал перед Министерством архитектуры и строительства об ускорении этого процесса, чтобы впредь не возникало недоразумений. Ситуацию с тактильной плиткой на «неправильных» пешеходных переходах на Немиге мы, безусловно, исправим. А работы на остальных объектах будут производиться уже после вступления в силу белорусского стандарта.

Д. З.: Хотелось бы продолжить тему благоустройства города с учетом требований безбарьерной среды. При реконструкции трамвайных путей остановочные пункты обустраивают так называемыми рефьюжами – обособленными от проезжей части площадками для посадки-высадки пассажиров. Казалось бы, новшество хорошее. Однако практика показывает, что здесь много недоработок. Приведу пример ул. Козлова, которая сдана в эксплуатацию после ремонта совсем недавно. Чтобы выйти из трамвая, приходится прыгать. О какой доступности в таком случае для инвалидов или пожилых людей можно говорить? Замечу, объект прошел все экспертизы и согласования, а недостаток налицо. Не менее серьезная проблема – временные схемы движения. Речь, в частности, о строительстве третьей линии метро. Местами обычный пешеход не может пройти, не говоря уже об инвалидах. Недоступным оказывается практически весь район Юбилейной площади, примерно такая же ситуация и на отдельных участках улицы Воронянского. Госавтоинспекция настаивает на том, чтобы заказчик с проектировщиком обязательно учитывали условия безбарьерной среды и вносили корректировки во временные схемы движения, в том числе и пешеходного.

С какими еще проблемами приходится сегодня сталкиваться людям с ограниченными возможностями?

С. С.: Когда человек с плохим зрением попадает в многоэтажное здание, ему сложно ориентироваться. Именно поэтому госпрограммой прошлой пятилетки предусматривалась установка озвучиваемых лифтов в социально значимых объектах, таких как больницы, поликлиники, гостиницы. Между тем, как показал мониторинг социальных объектов, проведенный рабочей группой Мингорисполкома, такие лифты есть только в нескольких поликлиниках города. Хотелось бы, чтобы список этих объектов существенно расширился.

Л. К.: Проблемы традиционные – ненормативные пандусы, отсутствие поручней. В прошлом году столкнулись с тем, что по­явились пандусы, которыми невозможно пользоваться, так как они выходят на зеленую зону. Между тем в строительство одного такого объекта вкладывается примерно 80–100 млн рублей.

И. Д.: Именно из-за отсутствия комплексного подхода и взаимодействия структур по месту жительства одного инвалида-колясочника на ул. В. Хоружей на протяжении нескольких лет не были созданы условия безбарьерной среды. Из года в год он получал ответы на свои запросы – нет технических возможностей. Тем не менее нашлась организация ОДО «Сервис-Пищеторг», которая смогла решить проблему пригласительного марша в этом доме. Замечу, жилых зданий, которые имеют лестницу, ведущую к лифту, в городе не так уж мало. И главным препятствием становятся пресловутые 10 ступенек, которые человек на коляске не в состоянии преодолеть. Чтобы наш город стал удобным для всех, в первую очередь мы должны поменять наше сознание. Иначе не избавимся от формального подхода.

Продолжая тему жилья, хотелось бы поговорить о безбарьерной среде для людей с нарушениями слуха. Насколько комфортные условия для них созданы сегодня?

А. К.: В Минске нет ни одного жилого дома, оборудованного домофоном, которым могли бы пользоваться люди с нарушениями слуха. Звонка обычного переговорного устройства они не слышат, заметить маленькую лампочку, которая еле мигает, весьма проблематично. Тем не менее в других регионах уже задумались над этим. Так, в Брестской области провели пробную эксплуатацию соответствующего прибора в квартире инвалида. Эксперимент признали успешным, и в настоящий момент закуплено уже 60 комплектов специальных домофонов, которые установят в домах людей с нарушениями слуха.

Насколько я знаю, переговорное устройство устанавливается за счет населения. Специалисты утверждают, что на рынке выбор домофонов есть, некоторые организации предлагают до 20 наименований.

А. К.: Позволю себе не согласиться с вами. В Беларуси сегодня не продаются устройства, которые бы по техническим характеристикам устраивали инвалидов по слуху. Другой момент – цена. Стандартная переговорная трубка стоит условно 200 тыс. руб., в то время как аппарат с дополнительными функциями – в несколько раз дороже. Разница существенная. Между тем речь в данном случае идет не о покупке предмета роскоши, а всего лишь о приборе, который служит для компенсации утраченных функций. Вполне логично, что человек с ограниченными возможностями рассчитывает получить некоторую помощь от государства. Почему бы не включить такие трубки в перечень средств реабилитации, как и телефоны с усилителями звука?

Самое читаемое