Дрессировщик Сергей Нестеров — о схожести Беларуси и Китая и поездке на фестиваль в Монте-Карло

Российский дрессировщик Сергей Нестеров с начала лета работает в столичном цирке и готовится к культурному проекту от Союзного государства. Корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорил с ним о поездке на фестиваль в Монте-Карло, схожести Беларуси и Китая, а также о тиграх, которых зоозащитники просят отпустить на волю.

Галопом по Европам

— Сергей, в 2016 году вы были в Минске в первый раз, привозили с собой носорога (кстати, где он?) и маленьких тигрят. Что у вас изменилось за эти три года?

— С носорогом работает моя жена Елена, потому что я уезжал на гастроли в Европу, а носороги туда, к сожалению, невъездные. Маленькими тиграми (они уже выросли) занимается дочь Алиса. Мы поездили по России, были в Венгрии, выступали в столице Азербайджана Баку, а также Гомеле. Что касается моих подопечных, то они стали еще взрослее, спокойнее, хотя тигр есть тигр. Сейчас, когда летняя программа в Белорусском государственном цирке завершается, начинаю готовиться к выступлению на Втором Минском международном фестивале циркового искусства и фестивале в Монте-Карло.

— Носорога в Европу не пустили, а тигров — пожалуйста?

— Конечно, пустили, просто вокруг очень много фейковых новостей. Я не понимаю, что происходит с людьми, — в Европе спокойно работают дикие животные. Да, есть отдельные страны, где законом это запрещено. Кстати, буквально на днях Мексика вновь разрешила выступать с дикими животными в цирке. Там поняли, что такой запрет ведет к краху циркового искусства, а это и много зрителей, и налоги. Возвращаясь к Европе: там непросто работать, поскольку есть жесткие требования к содержанию животных. Но мы соблюдаем их, гастролируя и по СНГ.

— Что в них входит?

— Прежде всего размер и качество вольеров. Прямо сейчас нам строят вольер для Монте-Карло. Это будет облегченный удобный дом для тигров с бассейном и клетками для перевозки. Также много внимания уделяют содержанию и питанию хищников. Важную роль играет работа ветеринара, который следит за здоровьем четвероногих артистов. Доктор, курирующий нас, живет в Эстонии, и мы возим пробы крови тигров для анализов в ЕС. Такие анализы легко сделать и в СНГ, просто за годы нашего сотрудничества привыкли контролировать здоровье хищников в Евросоюзе.

Заняли очередь

— В Минске вы работаете с июня и, как я понимаю, задержитесь до Нового года?

— Удивительно, но летом в минском цирке собирают стопроцентные залы. Вообще, осенью я должен был уехать на другие гастроли, но Владимир Анатольевич (директор минского цирка Владимир Шабан. — Прим. авт.) предложил принять участие в фестивале и остаться еще на одну программу. В итоге минский цирк стал базой для подготовки к участию в фестивале в Монте-Карло.

— Вы будете представлять Беларусь?

— Я еду от двух стран, России и Беларуси. Хотя нет — от Союзного государства. Это хороший прецедент для новых культурных проектов между нашими государствами.

— Тот номер, который демонстрировали публике в Минске, — вы босиком ходите между тигров и вместе с ними валяетесь на манеже — покажете и в Монте-Карло?

— Концепция особо не поменялась, животные стали более четко выполнять свои трюки. Пришлось немного усложнить программу, при этом облегчить «укротительную» часть — какие-то трюки показываем без лишних сдерживающих средств. Это фестивальное требование. Кстати, когда мы были в Минске три года назад, у нас уже лежало приглашение в Монте-Карло, но осуществить задуманное удастся только в январе 2020 года.

— Почему?

— Там очередь на выступления расписана на годы вперед.

Между Минском и Китаем

— В прошлый раз вы сравнили Минск с идеальным СССР. Может, вам захотелось переехать к нам?

— Я уже почти переехал, часто бываю, мне тут легко вдали от всех проблем. Здесь отдыхаю, у меня много друзей и связей. Более того, люди, которые делают для меня новые вольеры и клетки, живут в белорусской столице. Они производят качественное профессиональное оборудование, которое увидят и в Монте-Карло.

Что касается самого Минска, то мое мнение о городе не изменилось. Ощущения — так и надо было жить в СССР (смеется). Здесь осталось все хорошее, что было, и добавляется современная жизнь, как и в Китае.

— В Китае все еще коммунизм…

— Коммунистический строй, но они абсолютно другие. Это современные люди, они тянут своим локомотивом мировую экономику. И нет ничего плохого в том, что там осталась однопартийная система. Есть частный бизнес, миллиардеры, как в капиталистических странах, но надстройка другая. Ведь от руководства зависит, какой оно хочет видеть свою страну.

— А тигров там любят?

— Это один из символов Китая. Что касается выступлений, то на шоу приходят минимум 3 тыс. зрителей. Есть залы, где помещаются и 20 тыс. человек.

Особая аура

— Наверняка непросто после таких огромных площадок работать в камерном цирке на 1-2 тыс. человек.

— Можно снять «Олимпийский» и пытаться показать спектакль, но лучше делать шоу на небольших площадках — там есть прямая связь со зрителем. Только на таких аренах могут проявиться та аура, то волшебство, которые есть в цирковом искусстве.

— Как соблюсти баланс, чтобы и заработать, и не предать цирковые традиции в погоне за рублем?

— Это очень сложный баланс, он должен быть в душе. Работа должна радовать глаз, прежде всего мой, а значит, и публики. Зрители должны видеть в цирке не бытовые вещи, а удивительные трюки, эстетику работы с животными. Да и не в деньгах счастье, а в их количестве (смеется). А если серьезно, я бы себя ругал последними словами, если бы вкладывал деньги в развлечения, а не в работу.

— Любите баловать тигров?

— Вот делаем новые вольеры с бассейном, завезем туда зелень и бревна, которые они любят скрести. И в еде их никто не ущемляет.

Фестивальный год

— А что скажете зоозащитникам, которые просят отпустить диких животных из цирков на волю?

— Куда? Буквально позавчера с доктором смеялись: пусть зоозащитники покажут ареал обитания белых тигров, и я тут же их отпущу. Это искусственно выведенная порода, они не охотники и имеют слабый иммунитет.

Мы, люди, все больше вторгаемся в дикую природу, и животные начинают вымирать. Мы занимаем места их обитания. Уже нет саванн, одни фермы-заповедники, где животные существуют под контролем людей.

Сегодня бороться за права животных — хороший хайп, но большинство таких зоозащитников носят кожаную обувь и едят мясо. И напоследок: какое животное считать диким? Для калмыков верблюд — домашнее животное, для нас это уже экзотика.

— Перед поездкой в Монте-Карло вам предстоит участие во Втором минском цирковом фестивале. Чем будете удивлять публику и международное жюри?

— Минчане увидят то же, что и зарубежная публика. Для артистов цирка участие в фестивале в Монте-Карло, как «Оскар» для актеров. Выше некуда. Да, есть российский «Идол», но все «золото» этого фестиваля мы забрали в 2015 году. Надеюсь получить что-то в Минске, а затем и награду в Монте-Карло.

Подготовил Владимир Маяк, фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ