Дурное дело

Как знаменитые братья-дрессировщики однажды не справились с черной кошкой — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Газетным раритетом — публикацией из «Звязды» за 1929 год — с автором поделился известный знаток минской истории Вадим Зеленков.

В 1929 г. как раз начиналась одна забытая юридическая война, имевшая прямое отношение к минским гастролям знаменитого дрессировщика.

Дальше углубимся в сюжет, о котором автору в свое время даже в московском «Уголке Дурова» мало чего смогли сказать. Нет-нет, никаких тайн! Просто очень уж давно все было, очевидцев не осталось. Но выручила публикация в забытом ныне журнале «Суд идет!» за 1931 г.

…Жили-были на переломе XIX и XX веков два великих цирковых артиста, две звезды арены, два замечательных клоуна и дрессировщика — братья Дуровы. Владимир Леонидович и Анатолий Леонидович.

Владимир Дуров
Анатолий Дуров

Но пробежала однажды между ними черная кошка. И разругались братья насмерть.

Вообще, наверное, было из-за чего. Два артиста выступают в одном жанре, у обоих схожие аттракционы: звери подражают действиям людей, а дрессировщик сопровождает всё остроумным комментарием. Одинаковые сценические костюмы, одинаковая манера держаться на арене. Конкуренция! Вдобавок Дуровы с детства соперничали.

Их биографии достаточно известны, скажем необходимое. Владимир — старший (родился в 1863-м), Анатолий на год моложе. Потомки старинного дворянского рода («кавалерист-девица» Надежда Дурова, поэт-петрашевец Сергей Дуров, известный артист Лев Дуров — все это имена на общем генеалогическом древе). В детстве потеряли родителей, подростками увлеклись цирком. Работали и вместе, и порознь, придумали уникальную систему безболевой дрессировки животных, а дальше, как говорится, слава их нашла.

Но тут и случился разрыв… Братья обвиняли друг друга в плагиате и прочих грехах, ругались через газеты. Владимир стал писать свое имя на афишах как «Дуров-Старший», Анатолий — «Дуров-Настоящий».

Потому закономерно, что дальнейшая карьера была у каждого своя.

Владимир Леонидович жил в Москве. Цирковое искусство сочетал с наукой — не зря дружил с академиками Павловым, Бехтеревым, в юности слушал лекции Сеченова. Купил на Божедомке большой дом с участком земли под вольеры, занимался там с животными по своим методикам. Так возник его Театр зверей, в 1919-м ставший «Уголком дедушки Дурова».

Анатолий обосновался в Воронеже. Более артистичный и эпатажный, он много гастролировал. Славился озорными номерами с рискованными политическими шуточками. В 1916-м на гастролях в Мариуполе скончался от случайно подхваченного брюшного тифа.

Сын Владимира Леонидовича, Владимир Владимирович, умер еще до Первой мировой, бездетным. Старик перевел на свою фамилию двух внуков от дочери, чтобы было кому передать проект. Правда, похоже, сделал это где-то к закату жизни, уже на фоне событий, о которых мы будем говорить. Один из внуков потом от цирковой карьеры отказался, а второй, Юрий… Но к нему еще вернемся.

У Анатолия Леонидовича после смерти остались две дочери, Мария и Евлампия, и сын Анатолий. Тут существенный момент. В клане Дуровых была традиция. Возможно, для того, чтобы в случае чего сохранялось сценическое имя, или просто так повелось, но из поколения в поколение сыновей частенько называли то Анатолиями, то Владимирами, то Юриями. Из-за чего всегда масса путаницы.

Анатолий Анатольевич Дуров еще при жизни отца (и дяди) начал выступать как дрессировщик. Имя указывал как «Анатолий Дуров-младший». Детей не имел. Точнее взял когда-то приемного ребенка, да тот оказался психически больным.

Анатолий Анатольевич Дуров

В 1928-м гастролировал в Ижевске. Жилье снимал в частном доме. Хозяин с друзьями пригласили на охоту. Как и любому Дурову, Анатолию Анатольевичу претило, когда стреляют по животным. Но его попросили заодно оценить глазом профессионала недавно купленную легавую. На это согласился. А собака была молодая, игривая. В лесу, забавляясь, прыгнула на одного из охотников. Тот выронил ружье. Самопроизвольный выстрел, весь заряд дроби — Дурову в голову. Убит.

Похороны Анатолия Дурова-младшего

Так Владимир Леонидович Дуров оказался Дуровым-единственным.

Единственным? Не надо! После погибшего Анатолия-младшего остался огромный аттракцион. А это целое предприятие — животные, уход за ними, закупка новых, обеспечение питанием, команда помощников, транспорт, финансы… И что — все прахом?

Мария, сестра погибшего, была замужем за силовым акробатом Василием Хундадзе (псевдоним «Мильва»). Евлампия — за человеком, далеким от цирка, — аптекарем Григорием Шевченко. Ее сын, 20-летний Владимир, учился в Москве на ветеринара. Хундадзе бросился к нему: твой долг — принять семейное дело. Владимир от манежа был далек. Но и сказать, что совсем не готов к новой роли, тоже нельзя: ветеринар попутно занимался на театральных курсах Мейерхольда. В общем, решил попробовать.

Сначала выступал как «Владимир Шевченко, племянник Дурова» (часто без уточнения, какого именно). А дальше… Забавно, в наше время «Шевченко» — фамилия очень даже цирковая: есть целая династия дрессировщиков Шевченко (не раз бывавших и в Минске). Но тогда на семейном совете было решено: у арены свои законы. «Шевченко» хорошо, а «Дуров» лучше. И на цирковых афишах появилось новое имя: Владимир Дуров-младший.

Что страшно не понравилось жившему в Москве Владимиру Леонидовичу. Еще чего! Два дрессировщика Владимира Дурова? Причем ладно оба Анатолия! Они хоть славную фамилию носили законно. А этот?

И Владимир Дуров-старший обратился в суд с требованием запретить Владимиру Шевченко именоваться Владимиром Дуровым.

Но ведь тот стал Дуровым совершенно официально! Это же 1920-е годы. Фамилии менялись сплошь и рядом, процедура простая: заявление в ЗАГС, объявление в прессе (можно местной). Если нет протестов третьих лиц, всё, ты новый человек. Шевченко жил в Таганроге, там все и проделал. Ничего криминального, гражданин просто перешел на девичью фамилию матери! И никакие третьи лица не протестовали, ведь протестовать мог только «дедушка Дуров», а он в своей Москве знать не знал, что делается в Таганроге.

Случилось все это в феврале 1929-го. Так что через пять месяцев Владимир Дуров (недавний Шевченко) приехал в Минск, имея полное право на новое имя.

Узнав о минских гастролях (или каких-то других), Дуров-старший опротестовал решение Таганрогского загса. Владимир Дуров (младший) снова стал Владимиром Шевченко.

Только юридические шестеренки крутятся небыстро. Пока то да се, прошло больше года. А цирк — дело кочевое. В 1931-м Владимир Дуров-младший уже гастролировал в Харькове. И тут — на тебе, меняй фамилию назад. А как же афиши по всему городу? А договоры, заключенные на нынешнее имя? В конце концов — не объявлять же публике на представлении, что на арену сейчас выйдет Шевченко, а не Дуров! Люди на кого билеты брали?

И тут выяснилась одна правовая тонкость. Таганрог — это РСФСР. А Харьков — Украина. Оказалось, пункт о протесте третьих лиц в российских законах есть, а в украинских — нет. Несостыковочка. И на этом основании Харьковский ЗАГС разрешил Владимиру Григорьевичу Шевченко оставаться Владимиром Григорьевичем Дуровым.

Старый Дуров начал новую юридическую атаку.

Цитируем журнал «Суд идет!»: «Шесть дней Харьковский межрайонный суд рассматривал это редкостное дело. (…) 14 свидетелей и эксперты во всех деталях осветили суду родословную Дуровых, заслуги каждого из них. Временами трудно было различить, кто является ответчиком и кто истцом. (…) Суд признал, что Вл. Дуров-Шевченко, меняя фамилию, не преследовал корыстных целей. В то же время аннулировал запись Харьковского ЗАГСа о перемене фамилии и предоставил право Владимиру Шевченко именоваться Шевченко-Дуров. Обе стороны остались недовольны и подали кассационные жалобы. Дело перешло в Верховный суд УССР».

Дальнейшее мы знаем лишь в общих чертах. Что было еще несколько исков. Что «дедушка Дуров» писал Луначарскому, Калинину, Сталину… Но Луначарский скончался в 1933-м, у Калинина со Сталиным, надо думать, других забот хватало. А там жизнь сама все расставила по местам.

В 1934-м Владимир Леонидович умер. Его «родовую линию» продолжил на манеже уже упомянутый Юрий Владимирович Дуров — внук.

Юрий Дуров в молодости

Кстати, это тот Дуров, который на склоне лет сыграл Черчилля в киноэпопее «Освобождение».

Владимир Григорьевичем Дуров (Шевченко) спокойно выступал как Владимир Дуров, хотя до войны на афишах еще иногда уточнялось: «младший». То есть вопрос с фамилией как-то утрясся. С Юрием Владимировичем они были троюродными братьями и никогда не враждовали. Есть упоминания, что и работали одно время вместе.

Владимир Григорьевич Дуров

Оба с годами стали народными артистами СССР. Тут вообще подчеркнем важный момент: все представители клана Дуровых — люди талантливые, планку, заданную «основоположниками», никто не уронил.

Еще в «Уголке дедушки Дурова» мне сказали: если и были трения между разными потомками обеих ветвей рода, то в войну забылось все. И те, и другие оказались в Казани. Тяжкая жизнь, эвакуационные проблемы, а у Дуровых аттракционы, животные, которых надо кормить, лечить… Внуки плюнули на давние разборки «дедов-основателей» и стали держаться друг друга.

В Казани 9 мая 1945 года во время гуляний в честь окончания войны Дуровы ко всеобщему восторгу вывели на улицы слона — поздравляли горожан с Победой. В ликующей толпе был Василий Аксенов, будущий писатель, а тогда местный мальчишка. Он описал это в одном из рассказов

Так с тех пор и держатся.

И правильно. Дурное это дело — родственникам цапаться.

Самое читаемое