Эдуард Ханок о конфликте с артистами: «Они слишком далеко зашли, заигрались, а я по характеру боец»

Его заводные шлягеры напевала когда-то вся страна, и до сих пор многие отлично помнят. Но сегодня Эдуард Ханок величает себя бывшим композитором, зато часами увлеченно, подробно и аргументированно готов рассказывать о своей уже хорошо известной теории творческих волн.

Именно эта теория легла в основу разбередившей болото российского шоу-бизнеса «Пугачевщины», а следом еще двух книг, продолжавших ту же тему. Меж тем, не опасаясь недругов и не боясь конфликтов с теми, на кого, как считает, вправе обижаться сам, 77-летний мэтр отлично выглядит, давно расстался с вредными привычками, излучает безмятежный оптимизм и без устали работает, лишь к вечеру позволяя себе прогуляться и попить чайку в баре Белгосфилармонии…

Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретился Эдуардом Ханком и узнал об его творческих планах, а также о взаимоотношениях с артистами белорусской эстрады, которым совсем недавно запретил исполнять свои песни.

«Пугачевщина» с продолжением

Над чем сейчас работаете, Эдуард Семенович?

Заканчиваю книгу под названием «Спектакль окончен, гаснет свет». Она должна увидеть свет в первом квартале следующего года и, думаю, в Беларуси произведет не меньше шума, чем когда-то в России «Пугачевщина», поскольку в ней рассказывается о «Славянском базаре», «Евровидении», нынешнем состоянии белорусской эстрады, в общем, обо всем.

Это исповедь бывшего композитора-песенника, потому что уже 30 лет я занимаюсь наукой. Песни у меня, наверное, и впрямь есть неплохие, но их рано или поздно забудут, а вот открытого мной закона творческой волны, убежден, достаточно, чтобы войти в мировую историю. Мои волнограммы есть у Спивакова, Башмета, других известных людей. Я их просто дарю на память, и знаете, для чего? Раньше непризнанные художники, которые верили в себя, раздавали свои картины, чтобы они сохранялись. Вот и я раздаю волнограммы.

На трех «Пугачевщинах» с их скандальной славой можно было, по идее, неплохо заработать?

Ошибаетесь. Чтобы продать книгу, нужно вложить огромные средства в ее раскрутку. И я подумал: а зачем мне искать на это деньги, проще дарить хорошим людям. И мне, и им будет приятно, тем более что мотаюсь по всему бывшему Союзу.

Вернувшись в Беларусь, вы интересуетесь творчеством наших земляков, сумевших вписаться в российскую музыкальную тусовку, — той же Алены Свиридовой, «Би-2» и иже с ними?

Конечно. У меня в новой книге фигурируют и они, и Серега с «Черным бумером», и Бьянка, даже Подольскую не пропустил. И Агурбаш тоже, хотя она не во всем удачно пристроилась, но что-то из себя представляет. Не волнуйтесь, никто не забыт и ничто не забыто. Раз люди сумели прорваться в Москву, то, безусловно, заслуживают уважения.

А с исполнителями «Лягу-прылягу», «Малиновки» и других ваших хитов еще не помирились?

Нет, и не помирюсь. Они слишком далеко зашли, заигрались, а я по характеру боец. Не хотят платить согласно новым законам об авторских правах за песни, которые принесли им популярность, или называть имя автора — не проблема, пусть не поют. Но им нравится зарабатывать по законам шоу-бизнеса, а с авторами разговаривать по уже не действующим советским, при этом поливая меня за отстаивание моих же прав помоями, что мне решительно не нравится.

Буду подавать в суд исковые заявления о защите чести и достоинства, тут важно создать прецедент. Лариса Рубальская, узнав об этой ситуации, сказала очень коротко и выразительно — ей с подобным тоже приходится бороться.

— Слушал недавно на YouTube вашего «Самурая» на ее стихи — зажигательная вещь!

«Самурай» — моя главная песня, палочка-выручалочка, хотя была написана в 1996 или 1997 году. Считаю себя обеспеченным человеком только благодаря ей, ее полюбили многие российские высокопоставленные чиновники, в свое время мне даже дали большие деньги на раскрутку. Успел сгоряча сделать дорогой клип, но вовремя остановил Игорь Крутой, к мнению которого я очень прислушиваюсь, сказав, что шансы таким образом заработать у меня микроскопически малы.

Деньги были вложены в другое дело, приносят прибыль, работают, а я живу сравнительно безбедно и имею возможность спокойно заниматься наукой. А благодаря написанной в начале столетия в содружестве с Ильей Резником песне «Служить России суждено тебе и мне», которая каждый год звучит на парадах в Москве, скажем, 9 Мая, получил российское гражданство, почетное, поэтому у меня его никто не может отнять.

В ресторане с Хрущевым и Гагариным

— Читал, что сравнительно недавно вы тряхнули стариной и написали цикл из 17 новых песен.

В начале 1970-х композитор Марк Фрадкин, продолжительное время находившийся в простое, выстрелил циклом из быстро ставших популярными «Увезу тебя я в тундру», «Я сегодня до зари встану…» и других вещей. Вот и мне захотелось проверить свою теорию — существует ли остаточная волна, возможен ли творческий подъем после долгого перерыва.

Так появились на свет эти 17 песен на стихи Рубальской и Резника. Одну из них исполняет Валерия Ланская, вторую купил у меня для своей супруги-певицы знакомый миллионер, живущий в Москве. Остальные ждут своего часа, а пока я получил добро от авторов текста на то, чтобы белорусские артисты пели их бесплатно, но только в нашей стране.

Игорь Корнелюк, чье детство прошло в Бресте, когда-то тоже начинал с легоньких шлягеров, а потом написал яркую музыку к фильмам «Бандитский Петербург», «Мастер и Маргарита»… Вас подобная перспектива никогда не прельщала?

Нет, хотя я окончил Московскую консерваторию, занимался у Дмитрия Кабалевского, а параллельно со мной учились Максим Дунаевский и Алексей Рыбников. Это все же специфическое искусство. Музыкой к мультфильму «Квака-задавака» и песней «Ты моя надежда, ты моя отрада» к телефильму «Ясь и Янина» не особо горжусь.

Корнелюк же хорошо вписался в эту нишу. Но он изначально не был чистым песенником, так же как Ким Брейбург, оказавшийся великолепным создателем мюзиклов. Я тоже писал музыку для театра и в Бресте, и в Минске. В русском театре имени М. Горького лет десять шла с аншлагом наша «Аморальная история», но, по большому счету, это не мое. А вот в области открытий и аналитики считаю себя фигурой заметной. По закону волны живет все человечество, и здесь мне нет конкурентов. Об авторских же, которыми меня кое-кто попрекает, сегодня вообще смешно говорить.

Это только в советское время удачливого песенника они неплохо кормили?

Да, я был тогда, наверное, самым богатым композитором в Белоруссии, круче своего друга Игоря Лученка, специализировавшегося на лирическо-патриотической музыке. Отчисления за исполняемые шлягеры шли из каждого ресторана Советского Союза. За этим строго следили специально назначенные люди, мимо них мышь не проскочила бы. Сам убедился в этом, когда работал в кабаках. Попробуйте с каждого заведения в 15 республиках по 5 копеек собрать — прикиньте, какая сумма наберется. Зато раньше не было корпоративов, ставших сегодня чуть ли не основной статьей дохода для многих исполнителей. А поскольку авторские с них не идут, для композитора это объедки с барского стола.

Игорь Лученок (слева) и Эдуард Ханок

Вы работали в ресторанах?!

Было дело. Здесь, в Минске, в «Немане», в Москве во время учебы в консерватории подрабатывал в «Будапеште» и «Варшаве», стипендия-то была мизерной. Играл на рояле и неплохо себя чувствовал. А когда в столице проходил один из очередных съездов КПСС, нам вообще невероятно повезло. Все делегации были распределены по ресторанам и вечером приходили туда ужинать. А поскольку наш «Будапешт» находился в центре города, к нему прикрепили московскую парторганизацию, а в нее входили Никита Сергеевич Хрущев, Дмитрий Борисович Кабалевский, Юрий Алексеевич Гагарин, Валентина Владимировна Терешкова и иже с ними.

Ну а мы, музыканты, благодаря этому получили доступ к дефициту, то есть затаривались сигаретами «Мальборо» и «Винстон», соками, колбасами и прочим. Жаль, съезд быстро закончился. Потом мне так же крупно повезло во время Олимпиады-80. Наша артистическая бригада, в том числе Евгений Павлович Леонов, Александр Анатольевич Ширвиндт и другие известные люди, выступала в Олимпийской деревне, и там в магазине тоже было все, чего душа пожелает.

Какой счастливый случай…

Как вы находили исполнителей для своих шлягеров?

Поначалу просто писал песню, а потом начинал мучительно ее пристраивать. Приезжаю, скажем, на радиостанцию «Юность», мой «Потолок ледяной» нравится редакторам, но и только, пока туда не заглядывает Эдуард Хиль. Он песню берет, делает великолепную аранжировку, и 30 декабря 1970-го в Ленинграде она впервые звучит в эстрадном концерте. А в конце 1971-го мы с ней вошли в финал только что организованной «Песни года». Попасть туда в компании с небожителями Фрадкиным, Френкелем, Пахмутовой, Колмановским и такими же дебютантами Олегом Ивановым («Мы хлеба горбушку — и ту пополам…») и Володей Ивасюком с его «Червоной рутой» для меня было неслыханной удачей. Из начинающих авторов я вмиг превратился в популярного.

В начале 1972 года на телевидении снимали передачу «Поэт Сергей Островой», куда благодаря «Потолку» пригласили и меня. Там мы познакомились с никому толком не известной, но симпатичной рыженькой певицей, запомнившейся мне только тем, что в перерывах она ездила кормить дочку.

— И звали дочь Кристиной, а певицу Аллой?

Вот именно. Прошло несколько лет, все поменялось кардинально, она взлетела, и уже мы с Марком Минковым шли в гости к маме Пугачевой, чтобы показать свои песни. Посидели, поели, выпили, я тогда еще позволял себе, Алла взяла его «Не отрекаются любя», став потом с ней лауреатом «Песни-76», а вот мою отложила. Держала два года и спела, когда Кристина должна была идти в школу.

«Песня первоклассника» стала той ложкой, что дорога к обеду?

И шлягером. После чего Алла взяла меня на гастроли в Тольятти. А на посиделках после концерта в номере я показал ей вальсик (напевает): «Улеглось в лесу под вечер многозвучье птичьих стай». И он пошел на ура. Могло все закончиться одной песней в 1976-м, а так попали в хорошие руки сразу две. Счастливый случай!

А ту же «Малиновку», например, я сначала отдал музыкантам в ресторане гостиницы «Беларусь» в Бресте, они на ней «рубили капусту» года три или четыре. Но во время гастролей ее услышали там «Верасы», и Вася Раинчик, вероятно, убедил своих ребят, что она им подходит. Чуть позже вместо саксофона туда добавили свистульку и получилась вообще конфетка, опять-таки попавшая в «Песню года». Потом им понравились «Я у бабушки живу» и «Завируха». А, скажем, «Счастливый случай» родился в 1988-м, когда я уже бросил это дело, тоже почти случайно. За «Чужую милую» в свое время схватился Ободзинский, но потух, и она 25 лет пролежала в столе, пока не попала к Солодухе. Жизнь — вообще цепь закономерностей и случайностей…

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Не Питер, но Пэн. Творческий путь знаменитого художника

Стал «заслуженным еврейским художником», прославил Витебск, учил Шагала и Азгура, не продавал свои картины и погиб при детективных обстоятельствах. О жизни знаменитого художника — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Подмастерье маляра

Есть сведения, что когда в начале ХХ века в Витебск наведался император Николай II, губернатор представлял ему выдающихся деятелей губернии — чиновников, генералов, богатейших купцов. Но их именами не ограничился.

А это, Ваше Величество, Иегуда Пэн, самый знаменитый художник здешних краев, — почтительно доложил чиновник. — Один из лучших в России. Так даже Репин говорит. А еще господин Пэн 10 лет назад открыл у нас первую в городе художественную школу…

Будущий наставник Марка Шагала, Заира Азгура и других мастеров кисти и резца родился в 1854 году в литовском городке Новоалександровске (ныне Зарасай) в бедной еврейской семье. Отец Пэна умер, когда малышу было 4 года. Юдель, как полагалось, сначала учился в хедере — еврейской начальной школе, а затем продолжил обучение при синагоге.

Мальчик уже тогда удивлял окружающих и огорчал матушку обнаруженной тягой к рисованию. Еще бы, по закону Моисея ремесло художника считалось предосудительным, Тора запрещала изображать живые существа.

Шло время, и в 13 лет Юдель уехал в Двинск (нынешний Даугавпилс), где стал подмастерьем у маляра. Старательно красил стены и потолки, потом удостоился чести рисовать вывески. И не оставлял своего основного увлечения, делая наброски с натуры, перерисовывая иллюстрации из книг.

Всё бы ничего, однако хозяин Пэна оказался ревностным хасидом. Через несколько лет он увидел рисунки парня и пригрозил выгнать его. Юдель ушел сам. На свой страх и риск поехал в Санкт-Петербург, хотя согласно положению о черте оседлости не должен был там появляться. Но он решился поступать в Академию художеств, зная, что там сквозь пальцы смотрят на национальность абитуриента.

Учитель Шагала

На экзаменах 25-летний соискатель провалился, так как практически не говорил по-русски. Но духом не пал, тайно жил в столице еще год, учил язык и общие науки и в следующем, 1880-м все-таки поступил на курс известного русского живописца и педагога Павла Чистякова.

Получив образование, Пэн вернулся на родину, затем переехал в Ригу, где познакомился с бароном Корфом, пригласившим его на работу в свое имение Крейцбург. Там, вероятно, будущий художник встречался с Репиным и задержался почти на 5 лет. А в 1892-м, перебравшись в Витебск, осуществил свою мечту, открыв частную «Школу живописи Пэна» — по сути, первое в России еврейское художественное училище, где обучался и Шагал. Оно просуществовало до 1918 года.

Именно тогда, после революции, в Витебск вернулся Марк Шагал с мандатом уполномоченного по делам искусств. Честолюбивый комиссар-художник организовал Витебское народное художественное училище (ВНХУ), куда пригласил преподавать своего учителя, а в 1919-м и неуемного Казимира Малевича, о чем потом горько пожалел. Но это уже отдельная история.

Пэн же занялся преподавательской деятельностью с удвоенным рвением и даже успел поработать проректором по учебной части ВНХУ. Однако после прихода нового директора и реорганизации училища в техникум расстался с должностью и устроился преподавателем рисования в механическом техникуме, еле сводя концы с концами, а с несколькими учениками занимался в своей мастерской частным образом. При этом, на удивление, упорно отвергал предложения о продаже картин и отказал даже Третьяковской галерее.

В 1927-м, по случаю 30-летия творческой деятельности, Юделю Пэну было присуждено звание «Заслуженный еврейский художник». По мнению специалистов, этот портретист и колорист большую часть жизни вдохновенно писал этнографическую поэму, посвященную жизни и быту членов иудейской общины Витебска.

На его полотнах запечатлены булочники и нищие, строители, раввины, сапожники, показаны их ежедневный труд и житейская мудрость. В Национальном художественном музее хранится около 50 живописных и графических работ Юделя Пэна, а в белорусском зале соседствуют «Портрет Марка Шагала» и «Домик с козочкой».

Одинокий реалист

Работы Пэна часто наполнены большим количеством конкретных бытовых примет. Вот и в «Домике с козочкой» вполне узнаваем реальный мотив уголка окраины Витебска с его заброшенными деревянными домиками, на картине слегка утрированными, вместе с животными, обязательными обитателями белорусского городка.

Эта сравнительно небольшая картина, написанная маслом на картоне, является этюдом к большому жанровому портрету «Сват», датированному 1926 годом, который хранится в Витебском художественном музее, — рассказывает искусствовед Ольга Архипова. — Очевидно, что Пэн, будучи выпускником Петербургской академии, искусно владеет реалистическим методом, очень внимателен к деталям, прекрасно справляется с колористической задачей. И даже в пейзаже предельно точен и верен себе.

Мы видим как бы этнографическую зарисовку. Рядом с белорусским домиком — поросенок, около еврейского — козочка, слегка деформированные домики, что было характерно для Витебска того времени с его в основном одноэтажной деревянной застройкой.

Картина: «Домик с козочкой», художник Ю. Пэн, 1920-е гг. 44 х 65,5 см, картон, масло. Где находится: Национальный художественный музей Беларуси, зал белорусского искусства. Приобретена: реэвакуирована из Саратовского художественного музея имени Радищева в 1943-м.

Что касается «Домика с козочкой», перед началом войны в Саратовском художественном музее проходила выставка белорусских художников — Пэна, Кругера и Альперовича. Вывезти назад картины не успели. А когда появилась возможность, часть этих работ в 1943 году была реэвакуирована и возвращена в коллекцию нашего музея.

Последние годы жизни художник провел в одиночестве. Он практически не брал учеников, но продолжал работать, поддерживал обширную переписку со своими выпускниками. Его, по воспоминаниям современников, любили и уважали горожане Витебска.

Юдель Пэн трагически погиб в своем доме в 83 года, обстоятельства смерти так и остались тайной. Выдвинутые версии сродни сюжетам для жутких детективных историй. По одной из них, престарелый художник собирался жениться на юной красавице и был убит ее родственниками. По другой — он вроде бы писал портреты в жанре ню знатных горожанок и ему отомстил один из разгневанных мужей… Мастер похоронен в Витебске на Старо-Семёновском кладбище. Узнав о смерти учителя, Шагал якобы сказал, что его с родиной больше ничего не связывает.

Справочно

Обстоятельства гибели художника так и остались нераскрытыми.

Подготовил Владимир Петров

Еще материалы рубрики:

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Современники называли его рыцарем красоты: Василий Поленов

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Константин Маковский и его полотно, от которого бросает в дрожь

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Рассказываем о судьбе музы и спутницы жизни Михаила Врубеля

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Ленин называл героиню этого портрета «Товарищ Феномен»

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. «Неравный брак»: откуда в Минске знаменитое полотно из Третьяковки

Смотрите также:

 

Стал «заслуженным еврейским художником», прославил Витебск, учил Шагала и Азгура, не продавал свои картины и погиб при детективных обстоятельствах. О жизни знаменитого художника — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

От Уручья до Тростенца: печальная история мест массовых казней в оккупированном Минске

Где в Минске расположены места массовых расстрелов времен Великой Отечественной войны, и чем интересна их история, выяснил корреспондент агентства «Минск-Новости».

Уручье

Недавно в районе 9-го километра Московского шоссе приступили к раскопкам братской могилы советских военнопленных, партизан и мирных жителей. Тысячи людей были уничтожены здесь в годы оккупации. То, что на этом месте, известном как Карниз-болото, проводились массовые казни, удалось установить еще в 1944 г. Вот выдержка из исторического документа — акта минской областной комиссии о массовом истреблении советских граждан на территории Минска и его окрестностей немецко-фашистскими захватчиками в 1941—1944 гг., датированного 13 августа 1944 г.

«В урочище Уручье на 9-м км по автомагистрали Минск — Москва, в 800 м от магистрали и в 250 м от дороги на Раков, найдено 10 ям-могил (в районе Корнич-болота). Размеры: 8 могил — 21 на 5 м, 1 — 35 на 6 м и 1 — 20 на 6 м, глубиной 3–5 м.

В раскрытой комиссией яме-могиле обнаружены 3 продольных ряда трупов в 7 слоев каждый. Все трупы лежали вниз лицом, на них обнаружена одежда и обувь военного и гражданского образца. Среди трупов многие одеты в форму танковых войск. В карманах одежды некоторых трупов найдены документы, часы, облигации государственных займов, советские деньги и различные предметы личного пользования. Преобладающий возраст погибших — 20–30 лет.

В могиле обнаружено также несколько трупов женщин в гражданской одежде. У могил и в могилах найдено огромное количество стреляных гильз от немецких винтовочных патронов.

При судебно-медицинском исследовании 120 эксгумированных из этой могилы трупов установлено, что причиной смерти захороненных в могиле почти во всех случаях были сквозные огнестрельные пулевые ранения головы, сопровождавшиеся значительными разрушениями костей свода и основания черепа.

Все это указывает на расстрелы военнопленных из винтовок или карабинов с весьма близких расстояний. Общее количество расстрелянных и похороненных на территории Корнич-болота, по свидетельским показаниям и данным экспертизы, превышает 30 тыс. человек».

Это и есть печальная история Уручья, о которой на долгое время забыли.

В первое послевоенное десятилетие началась программа по увековечиванию мест массовых казней. Планировалось, что на месте Карниз-болота, которое в акте назвали «Корнич-болотом», будет создано обширное мемориальное кладбище. Однако дальше проекта дело не двинулось. В память о 30 тыс. расстрелянных и захороненных в Уручье в 1959 г. был создан мемориал. Это обелиск на стилобате, облицованном красным гранитом. На нем размещена мемориальная доска с памятной надписью, а с обеих сторон обелиска изображены приспущенные флаги. Расположен он напротив главного входа в Военную академию Республики Беларусь. Прекрасно просматривается с шоссе — это веяние советского подхода к мемориалам: памятник должен быть виден максимально хорошо, иметь возможность подъезда и проведения массовых мероприятий. Поэтому его не обязательно ставить на историческом месте, а можно перенести в более подходящее. Так произошло в Уручье — памятник выдвинули ближе к магистрали. В низине Карниз-болота мемориал был бы незаметным.

Планировалось создать за ним мемориальное кладбище размером 1,5 га. Провести раскопки всех 9 оставшихся братских могил, эксгумировать останки и перезахоронить их на этом кладбище. Оказалось, что это чрезвычайно трудно. За десятилетия местность сильно заросла. В 1944 г. точные координаты захоронений не прописали и искать их бы пришлось заново. Да и траты на создание кладбища выливались в серьезное финансирование. Поэтому ограничились одним лишь мемориалом.

Шталаг–352

Отдельно необходимо говорить о печально известном концлагере военнопленных «Шталаг–352» с его 22-мя филиалами в Минске и окрестностях, где погибло более 80 тыс. советских военнопленных.  Это самый большой на оккупированной территории СССР лагерь военнопленных для рядовых и сержантов. Он был создан в июле 1941 г. Городское отделение лагеря находилось в Пушкинских казармах на Логойском тракте (ныне ул. Я. Коласа). Основная стационарная часть лагеря Stalag 352 была в Масюковщине. Сегодня это район бывшего военного городка возле ул. Михася Лынькова, напротив ж/д остановки «Масюковщина». Туда было согнано по разным данным от 100 до 140 тыс. военнопленных. Большинство из них не пережило первую зиму. К лету 1942 г. в лагере оставалось всего 10 тыс. пленных. Около 80 тыс. жертв Шталага захоронили в карьере д. Глинище. Лагерное кладбище располагалось за железной дорогой в стороне. Сегодня там — мемориальный комплекс «Масюковщина». Еще в 1949 г. здесь установили временный памятник.

История Шталага тесно связана с городским лагерем пленных офицеров Rollbahn на Переспе по Долгиновскому тракту. Он был создан первым в столице всего через 2 дня после ее оккупации. В нем оказалось около 100 тыс. окруженцев и 40 тыс. минчан призывного возраста. В середине июля их перевели в более просторный временный лагерь на берегу Свислочи в урочище Дрозды возле Минска. Лагерь был фильтрационным. Узников через некоторое время либо переводили в другие места, либо расстреливали всего в 600–700 м от лагеря. В упомянутом акте комиссии от 13 августа 1944 г. сообщалось: «Урочище Дрозды. Северо-восточнее концлагеря, находившегося на территории поселка Дрозды, обнаружена траншея-канава, в которой при раскопках на глубине 0,5 м найдены останки трупов (черепа, кости, истлевшая одежда). По свидетельским показаниям, в ней захоронены расстрелянные немцами советские граждане, которых привозили сюда для экзекуции из Минска, в количестве около 10 тыс. человек». Фильтрационный лагерь ликвидировали в сентябре 41-го, большинство его узников оказалось в Шталаге в Масюковщине.

В самом Минске часть военнопленных Шталага разместили в павильонах бывшей Всебелорусской сельскохозяйственной выставки (ныне бульвар Толбухина и территория часового завода). Рядом у пересечения современных ул. Я. Купалы и Калинина действовал временный пересыльный лагерь. Пленных, умерших зимой 1941–42 гг. в лазаретах этих лагерей, хоронили в братских могилах на нынешнем бульваре Толбухина и в парке Челюскинцев. После освобождения Минска было установлено, что там покоятся по 10 тыс. человек.

Тростенец

Мемориальный комплекс «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей: лагерь рядом с д. Малый Тростенец в 10 км от Минска по Могилевскому шоссе, урочище Благовщина — место массовых расстрелов, урочище Шашковка — место массового сожжения людей.

«Тростенец» является крупнейшим на территории Беларуси и четвертым в Европе (после печально известных нацистских лагерей смерти «Освенцим», «Майданек» и «Треблинка») местом массового уничтожения людей в годы Второй мировой войны. Считается, что в нем погибло 206,5 тыс. человек.

К сожалению, в Советском Союзе предпочитали не говорить о жертвах среди мирного населения. Больше рассказывали о героях войны.

Лишь в 90-е вновь заговорили о «Тростенце», а в XXI веке увековечили память погибших в нем. По поручению Президента Александра Лукашенко началось создание мемориального комплекса «Тростенец». Работы были организованы Минским горисполкомом. 22 июня 2015 г. Глава государства открыл первую очередь мемориала и бронзовый монумент «Врата памяти». 29 июня 2018 г. с участием президентов Беларуси, Германии, Австрии, а также представителей Чехии и Польши состоялось официальное открытие второй очереди мемориального комплекса — кладбища «Благовщина». На территории «Тростенца» установили памятник «Массив имен» в память о депортированных 10 тыс. австрийских евреев. Всего же депортировано в Минск и уничтожено в «Тростенце» 23 тыс. западноевропейских евреев.

Минское гетто

мемориал Яма

Рассказывая о местах массовых казней в столице, невозможно обойти историю Минского гетто. 19 июля 1941 г. полевой комендант Вермахта издал приказ о его создании. На следующий день он был обнародован, и началось принудительное переселение. Минское гетто стало одним из крупнейших в Восточной Европе в годы Второй мировой. На оккупированной советской территории оно было вторым по числу узников после Львовского. По разным источникам, за время существования Минского гетто через него прошло от 100 до 120 тыс. человек, от 88 до 105 тыс. из них были убиты. Большинство нашло последний приют в «Тростенце».

Старейшим мемориалом событиям Великой Отечественной войны в столице является Черный обелиск. Он установлен в память об узниках Минского гетто на месте старого песчаного карьера на нынешней ул. Мельникайте. 2 марта 1942 г. здесь расстреляли 5 тыс. узников. В 1947 г. на месте казни был установлен черный гранитный монумент. В 2000 г. территорию вокруг него облагородили, установили скульптурную композицию «Последний путь».

Другой памятник жертвам Минского гетто расположен возле разворотного кольца на перекрестке ул. Притыцкого и Берута у ограды Кальварийского кладбища. 7 ноября 1941 г., в годовщину Октябрьской революции, в гетто состоялся массовый погром. В Тучинке, в глиняных карьерах кирпичных заводов (ныне район ул. Харьковской), расстреляли тысячи узников. В 2008 г. здесь установлен памятник. Надпись на нем гласит: «Около этого места в 1941–1943 гг. фашисты расстреляли более 14 000 узников Минского гетто».

Смотрите также:

Где в Минске расположены места массовых расстрелов времен Великой Отечественной войны, и чем интересна их история, выяснил корреспондент агентства «Минск-Новости».

Когда не стоит идти в поликлинику, а вызвать доктора на дом — рассказал главный государственный санврач

Людям, у которых повышена температура, а также наблюдаются другие признаки острых респираторных инфекций, рекомендуется вызвать врача на дом. Об этом в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

— Те люди, которые чувствуют недомогание, решили приехать к врачу и, если у них есть температура, они проходят через «красную зону». Но если есть температура и признаки ОРИ, то в этом случае лучше обратиться по телефону в поликлинику, чтобы доктор пришел на дом. Это поможет не подвергать риску инфицирования других людей, — рекомендует А. Тарасенко.

Читайте также:

Переход на антиген-тесты и новый штамм дельта-лайт. Главный государственный санврач — о COVID-19 в Беларуси

«В помещении с вентиляцией при соблюдении дистанции маску можно не надевать» — Тарасенко

Смотрите также:

Людям, у которых повышена температура, а также наблюдаются другие признаки острых респираторных инфекций, рекомендуется вызвать врача на дом. Об этом в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Переход на антиген-тесты и новый штамм дельта-лайт. Главный государственный санврач — о COVID-19 в Беларуси

Белорусские медики начали переход на антиген-тесты, а в республике зафиксировали новый штамм коронавируса — «дельта-лайт». Об этом, как сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости», в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко.

Фото носит иллюстративный характер, Depositphotos

По словам А. Тарасенко, переход на антиген-тесты обусловлен тем, что такой способ исследования дешевле и гораздо быстрее, чем тесты ПЦР.

— Мы внесли корректировки в нормативные документы. В первую очередь, идет исследование на антиген. А потом уже по усмотрению врача или при отсутствии антиген-тестов проводится ПЦР-тестирование, — сказал специалист.

Также он отметил, что в республике зарегистрирован новый штамм COVID-19 — «дельта-лайт». При этом основная масса заражений происходит штаммом дельта.

— В основном сейчас циркулирует так называемый «дельта»-штамм. Но с сентября мы начали устанавливать хождение такого штамма как «дельта-лайт». Пока каких-то отличий не наблюдаем, эти случаи единичны, в основном штамм «дельта», — заявил он.

Читайте также:

«В помещении с вентиляцией при соблюдении дистанции маску можно не надевать» — Тарасенко

Смотрите также:

 

Белорусские медики начали переход на антиген-тесты, а в республике зафиксировали новый штамм коронавируса — «дельта-лайт». Об этом, как сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости», в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко.

Молодой человек избил иностранца, из-за чего тот потерял зрение на один глаз

Вынесен приговор 25-летнему жителю Минской области, которого обвиняли в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК Республики Беларусь («Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения»), рассказали корреспонденту агентства «Минск-Новости» в прокуратуре Центрального района.

Фото иллюстративное pixabay.com

Молодой человек отдыхал в минском ночном клубе, где изрядно выпил. Под утро на улице вступил в перепалку с двумя иностранцами, спор перерос в драку. Сперва он ударил одного из них, но за того заступился друг, попытавшийся мирно урегулировать конфликт. Неожиданно злоумышленник переключился на второго гостя столицы и дважды беспричинно ударил его в голову. Иностранец упал на тротуар, после чего обвиняемый продолжил избивать его руками и ногами, причинив ему, согласно заключению судебного эксперта, тяжкое телесное повреждение, вследствие которого гражданин потерял зрение на левом глазу. Все произошедшее попало в объектив камеры видеонаблюдения, установленной на фасаде здания клуба.

— Обвиняемый ранее не судим, работал аппаратчиком в частной кампании, —рассказал заместитель прокурора Центрального района Андрей Никольский. — В ходе судебного заседания свою вину в инкриминируемом ему преступлении не признал, но не оспаривал, что обнаруженные у потерпевшего телесные повреждения могли образоваться в результате его действий. Суд признал гражданина виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, совершенного из хулиганских побуждений, и назначил ему наказание в виде пяти лет лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима.

Кроме того, обвиняемый должен будет компенсировать потерпевшему 300 руб. в качестве причиненного имущественного вреда и 30 тыс. руб. — в качестве морального. Также с него были взысканы в пользу иностранца 2 тыс. руб. для возмещения расходов потерпевшего на оказание юридической помощи.

Приговор обжалован и в законную силу пока не вступил.

Смотрите также:

Вынесен приговор 25-летнему жителю Минской области, которого обвиняли в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК Республики Беларусь («Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения»), рассказали корреспонденту агентства «Минск-Новости» в прокуратуре Центрального района.

По-прежнему ветрено, но без осадков будет в Беларуси 24 октября

В Беларуси 24 октября ни в одном их регионов осадков не прогнозируется, при этом максимальная температура воздуха составит +9 °C, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости» со ссылкой на сайт Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды.

минск осеньНа большей части территории страны будет облачно с прояснениями. Существенных осадков не прогнозируется. Ветер повсеместно северо-западный, 5-10 м/с, местами с порывами до 15-20 м/с.

Температура воздуха в Витебске составит +4..+6 °C, в Могилеве и Минске – +5..+7 °C, в Гомеле – +6..+8 °C, в Бресте и Гродно – +7..+9 °C.

Смотрите также:

В Беларуси 24 октября ни в одном их регионов осадков не прогнозируется, при этом максимальная температура воздуха составит +9 °C, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости» со ссылкой на сайт Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды.

«Радуем любимого зрителя». Как в ботаническом саду проходит фестиваль «Осенний калейдоскоп»

В ботаническом саду продолжается театральный фестиваль «Осенний калейдоскоп» с участием артистов Молодежного театра эстрады, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

— С ботаническим садом сотрудничаем с мая. Тогда сделали первую программу «Цветение», которую провели во время цветения сирени. Недавно показывали еще один наш большой красивый концерт и сегодня снова радуем любимого зрителя, — рассказал главный режиссер Молодежного театра эстрады Иван Клещенко.

Как проходил фестиваль в субботу, 23 октября, смотрите в нашем видео.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

В воскресенье, 24 октября, с 12:00 до 14:00 можно будет увидеть представление с оригинальным сюжетом «Маша и Медведь. Большие приключения», где зрители не будут сторонними наблюдателями, а примут активное участие в театрализованном действе. В 16:00 гостям представят программу «Джазовая осень в ботаническом саду».

Смотрите также:

В ботаническом саду продолжается театральный фестиваль «Осенний калейдоскоп» с участием артистов Молодежного театра эстрады, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

«В помещении с вентиляцией при соблюдении дистанции маску можно не надевать» — Тарасенко

Каждый гражданин сам вправе выбирать — носить ему маску или нет. Об этом в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Фото иллюстративное pixabay.com

— Мы настоятельно рекомендуем (соблюдать масочный режим – Прим. автора), но каждый человек вправе выбирать, он будет носить маску или он будет ходить без маски, — сказал А. Тарасенко.

Специалист также напомнил об основных правилах и местах, где рекомендуется соблюдать масочный режим.

— Конечно, эпидемиологи рекомендуют ношение масок в закрытых помещениях, там, где массовое пребывание людей. Если это касается улицы, опять же — там, где есть скопление людей. Если разговаривать на расстоянии, соблюдать дистанцию, то в принципе Минздрав таких рекомендаций уже и не придерживается. Поменялись и подходы: если в помещении работает вентиляция, если есть условия для соблюдения дистанции, то тоже можно не надевать маску, — добавил врач.

Смотрите также:

Каждый гражданин сам вправе выбирать — носить ему маску или нет. Об этом в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил главный государственный санитарный врач Александр Тарасенко, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Столичный «Энергетик-БГУ» крупно проиграл «Гомелю» в чемпионате страны по футболу

В матче 27-го тура чемпионата Беларуси по футболу в высшей лиге «студенты» на выезде оказались разгромлены «Гомелем» 0:4, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Фото fcgomel.by

Победный итог встречи был крайне важен для «южан», которые сражаются за место в тройке сильнейших. Ведь туром назад «Гомель» потерял очки в поединке с «Минском» (0:0). «Энергетик-БГУ» после того, как большая часть команды переболела коронавирусом, не может найти свою игру.

Прежде всего, у команды проблемы в защите. И это обнажил поединок против «Гомеля». Хозяева в первом тайме имели неоспоримое преимущество. Из 5–6 моментов парни Ивана Биончика сумели реализовать два. Счет открыл Богдан Мышенко, развил успех Андрей Соловей (2:0). Мышенко забил и второй мяч, но боковой рефери зафиксировал у него офсайд. Минчане вообще ничем не запомнились в нападении. За 45 минут команда толком не смогла побеспокоить голкипера «Гомеля» Евгения Иваненко.

Во втором тайме у гостей был замечательный момент, чтобы размочить счет. После подачи углового мяч попал в перекладину. А «южане» свои шансы не упустили: Мышенко и Дмитрий Гомза довели счет до разгромного (4:0). Не помогла «студентам» и замена вратаря. После третьего пропущенного мяча вместо Артема Макавчика вышел Владислав Русанов. Однако и он не сумел сохранить ворота на замке. Поражение — 0:4.

Ранее уже завершилось несколько игр тура. Так, БАТЭ одолел гродненский «Неман» (2:0), «Слуцк» смог дожать «Сморгонь» во втором тайме (2:1). Солигорский «Шахтер» оказался сильнее «Витебска» (2:1). Из-за того, что речицкий «Спутник» снялся с чемпионата, команде засчитают техническое поражение в матче с минским «Динамо» (0:3).

В субботу, 23 октября, «Ислочь» играет с брестским «Динамо». В воскресенье, 24 октября, сразятся «Минск» и мозырская «Славия» (13:30), а также жодинское «Торпедо-БелАЗ» и брестский «Рух» (15:30).

Смотрите также:

 

В матче 27-го тура чемпионата Беларуси по футболу в высшей лиге «студенты» на выезде оказались разгромлены «Гомелем» 0:4, сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

«Была в полной боевой готовности». Ванесса Колодинская — о коронавирусе и об Олимпиаде в Токио

Бронзовый призер Олимпиады в Токио по женской борьбе Ванесса Колодинская рассказала корреспонденту газеты «Минский курьер» о тернистом пути к медали.

Проверка Варшавой

— Ванесса, в этом году до Игр в Токио вам выпало непростое испытание на чемпионате Европы в Польше.

— До этих соревнований ездила на турниры, где разыгрывались олимпийские лицензии, и чувствовала себя приболевшей. Но тест на коронавирус проходила успешно. Перед отправлением на чемпионат Европы не было никаких симптомов. Я вместе с девчонками из команды тренировалась в Беларуси. Перед поездкой в Польшу сделали тесты — всё хорошо. Прилетели в Варшаву, во время заселения в отель проверяли на ковид. И тут выяснилось, что мой тест положительный. Меня увели подальше от всех, облачили в скафандр, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Сказать, что была в шоке, — ничего не сказать. А у меня еще и мобильник разрядился.

— Как держались?

— Первое время не верила в происходящее. Водитель не сказал, куда меня везет, не могла связаться ни с кем. Ужас! Взяли повторный тест, который отправили в лабораторию, и предупредили: если он окажется отрицательным, вернут в расположение команды. В итоге привезли в общежитие спортивного колледжа в Варшаве. Благо телефон зарядила и связалась с личным тренером Сергеем Смалем.

— Второй тест оказался положительным?

— Да. Об этом сообщил Сергей Николаевич. И добавил, что придется отбыть карантин 10 дней. Девочки из команды писали мне, поддерживали, рассказывали новости. Местные предоставили сим-карту с польским номером, чтобы могла звонить и пользоваться интернетом. Еду мне заказывали и оставляли у двери. Сначала об этом не знала… Слышу — кто-то кричит из коридора. Выхожу, а там коробки. В итоге пообщалась с курьером и попросила звонить после каждой доставки. Позже начали заселять в комнаты других борцов с положительными тестами. Первым привезли парня из Болгарии, потом немцев. Причем они попадали на карантин, уже выступив на чемпионате Европы.

— Чем занимались в изоляции?

— Готовилась к сессии в вузе. Взяла на соревнования ноутбук, мне сбросили задания по предметам, и я штудировала. Разбавляла учебу зарядкой, разминкой. Думала: хорошо было бы отбывать изоляцию в домашних условиях — питаешься, как тебе надо, занимаешься своими делами, рядом семья.

Токио в отражении бронзы

— Когда отправлялись на Игры в Токио, был страх опять сдать положительный тест?

— Конечно. Понимали: самое главное — добраться до Японии, не подхватив коронавирус во время перелета. Везла с собой документы о вакцинации, однако понимала, что это не поможет, если на месте анализ будет положительным. По сути, атлеты ехали в Токио беззащитными. Благо всё сложилось хорошо. Похоже, мне через это надо было пройти в Польше, чтобы не оказаться в таком положении на Олимпиаде.

— Своим выступлением в первый соревновательный день наверняка были недовольны?

— Еще как… В полуфинале вела в поединке с китаянкой с разницей в два балла и на последних секундах пропустила прием. Это один из самых сложных моментов в карьере. Тяжело быть в секунде или шаге от финала и не попасть. И сейчас меня это не отпустило: не могу себе простить упущенную возможность. Всё понимаю, принимаю, но гармонии пока не ощущаю. С другой стороны, знала: нужно собраться на второй день, чтобы выйти и успешно отработать в схватке за бронзовую медаль.

— Удалось заснуть перед важным поединком?

— Подремала около часа — стресс не давал заснуть. Ничего не помогало. Правда, перед схваткой сумела настроить себя на то, чтобы получать удовольствие от борьбы. Ведь у меня такого не было в карьере, что борюсь за олимпийскую награду. Возможно, и не будет. Помогла мысль о близких: пусть не взберусь на пьедестал, но они не станут меня любить или уважать меньше. Перевозбуждение ушло после разминки с Сергеем Смалем. Конечно, после выигрыша бронзы было много позитива.

— Пересматривали видео того поединка?

— Отрывочно. Заметила, что вышла на ковер сосредоточенная, немного осторожная. Но смогла рискнуть в нужный момент. Значит, была в полной боевой готовности. Если бы меня лихорадило, то пошла бы на прием раньше времени или позже, засуетилась. Получается, мозг взял эмоции под контроль.

Увидеть Париж

— Чем запомнился Токио?

— По сути, мы его не видели. Только из окна автобуса. Осталось в памяти, как поддерживал личный тренер. Он видел, что я переживаю, и нервничал. Когда вместе прогуливались, заходили в магазинчики в Олимпийской деревне, шли на обед, то это успокаивало обоих. Мы беседовали на отвлеченные темы и не накручивали себя мыслями о предстоящих схватках. В Токио несколько недель провели на сборе в 2018-м. Мне нравятся город, страна. Жители очень доброжелательные. Да, большинство высказалось против проведения Олимпиады. Но это не ощущалось среди волонтеров, обслуживающего персонала. Они поддерживали спортсменов. Японцы аплодировали каждой паре борцов, которые готовились выйти на схватку. В этой обстановке чувствуешь себя победителем. Такого отношения не встречала ни на одном турнире.

— Не расстроило отсутствие зрителей?

— Во время борьбы мне это сыграло на руку: не давила атмосфера шума, важности события. Зрителей реально не хватало на церемонии награждения. В тот момент не чувствуешь, что это Олимпийские игры. Да и ритуал немного странный. Нам показывали таблички, на которых было написано, что делать.

— Уже строили планы по поводу Олимпиады в Париже-2024?

— Многое будет зависеть от здоровья. Хочется залечить болячки. Мотивация попасть на Игры есть — я ведь не стала чемпионкой в Токио. Знаю, как готовиться, что делать. В свой план нужно лишь внести определенные коррективы и продолжить тренировки. Соревновательный голод? Ха, у меня его точно нет. Пандемия коронавируса помогла лучше подойти к Играм — не нужно было постоянно готовиться к многочисленным турнирам. Делала работу точечно, и результат пришел.

Справочно

Ванесса Колодинская по два раза выигрывала на чемпионатах Европы (2017 и 2020) и мира (2012 и 2017). Кроме того, в ее личной копилке серебро (2018) и бронза (2019) континентальных первенств. Спортсменка дебютировала на Олимпиаде в Лондоне-2012, где в ¼ финала уступила Кэрол Хвин из Канады и заняла итоговое восьмое место.

Фото НОК Беларуси

Смотрите также:

 

Бронзовый призер Олимпиады в Токио по женской борьбе Ванесса Колодинская рассказала корреспонденту газеты «Минский курьер» о тернистом пути к медали.