ЭКСПЕДИЦИЯ. Деревня, где новую жизнь пьяницам и наркоманам помогают начать… алкоголики

Деревня Сосновка Слонимского района широко известна в узких кругах. О ней знают не только в Беларуси и странах постсоветского пространства, но даже в Германии и Англии… Правда, в основном лишь наркоманы, алкоголики и их родственники.

Такую славу эта небольшая деревушка получила благодаря открывшемуся в ней в 2011 году центру реабилитации «Анастасис Сосновка». Учреждение необычное и единственное такого рода в нашей стране. В отличие от ЛТП здесь нет высоких заборов, охраны. Реабилитанты, как называют тут алкоголиков и наркоманов, в любой момент могут покинуть центр. «Анастасис» переводится с греческого как возрождение. Корреспонденты агентства «Минск-Новости» отправились туда, чтобы узнать, оправдывает ли оно свое название.

Дорога

Добираться пришлось часа три на маршрутке Минск — Слоним до Жировичского монастыря. Там планировали пересесть на автобус, следующий в Сосновку. Задумка оказалась крайне неудачной — деревушку с населением примерно 150 человек общественный транспорт игнорировал. Хотя в Слонимском районе есть легенда о мистическом автобусе, который заезжает в эту деревушку не чаще двух раз в неделю. Но документального подтверждения этому найти не удалось. Благо исполняющий обязанности директора центра реабилитации «Анастасис Сосновка» Степан Турбол любезно согласился забрать из Жировичей двух жертв транспортного сообщения.

На стареньком дребезжащем Ford Transit проехали по извилистой, изрядно потрепанной временем дороге примерно 30 км минут за 40. За это время Степан Николаевич успел порассуждать об отношении в нашем обществе к зависимым и поведать о тех, кто поддерживает центр морально и материально:

— Внушительная часть всех средств поступает к нам от Жировичского монастыря, при котором и работает наш центр. Монастырю люди как-то охотнее жертвуют, в целом же позиция общества к алкоголикам и наркоманам негативная. Крайне редко работодатели соглашаются взять бывшего алкоголика или наркомана. Хотя если он смог справиться с такой проблемой, то, поверьте, способен уладить любые вопросы и по работе. Именно поэтому на Западе таких сотрудников берут порой охотнее, чем так называемого трезвенника. У нас же большинство смотрит на зависимых с презрением, реже — с сожалением. Но по сути это болезнь, которая может развиться у любого.

 

Никто не застрахован

После этих слов Степан Турбол махнул в сторону диктофона, давая понять, что дальше не под запись, и многозначительно постучал двумя пальцами по своему плечу, изображая погоны:

— У нас и большие армейские чины были, руководители банков и частных фирм. Люди с несколькими высшими образованиями, профессора, даже священнослужители и психологи. Ну и, естественно, простые работяги. Тяжелее всего помогать избавляться от зависимости врачам, психологам и наркологам; священнослужителям и философам; педагогам и людям с высшим образованием.

— На сайте центра сказано про пожертвование, которое предлагают внести реабилитанту. Есть рекомендованная сумма? — решили вернуть директора к финансовым вопросам.

— Около 200 рублей в месяц,  прямо ответил Степан Николаевич.  В среднем здесь человек находится около трех месяцев, соответственно, рекомендованная сумма — 600 рублей. Но если таких денег нет, но он искренне, подчеркиваю, искренне, а не из-под палки, по требованию родственников, желает прийти к трезвости, не откажем. Мы ведь прекрасно понимаем, что зачастую зависимые — безработные. Что с них взять? Помогают же нам, причем не только деньгами, в основном те, кто уже прошел реабилитацию.

По прибытии в центр, который разместился в двухэтажном здании бывшего детского интерната, руководитель учреждения обратил наше внимание на семиметровый деревянный крест с искусно вырезанной на нем фигурой Иисуса:

Его сделал Дмитрий. Парень из приличной семьи, в которой алкоголь даже по праздникам на стол не особо принято было выставлять. Выпивать начал с 18 лет, когда поступил в вуз и, что называется, оторвался от родительской опеки. Постепенно алкоголь стал разрушать его жизнь. На четвертом курсе Дмитрий однажды ушел в запой, не явился на экзамен. Отчислили. Тормозов внутренних у парня не было, катился по наклонной с огромной скоростью. К 32 годам дважды побывал в ЛТП. Когда участковые подготовили все документы для третьей его поездки в лечебно-трудовой профилакторий, он обратился к нам. Провел в «Анастасисе» несколько месяцев, после устроился резчиком по дереву в Кракотский монастырь. Это недалеко отсюда. Со временем купил в деревне домик. С 2017 года трудится в нашем центре консультантом.

Примерно в такой манере Степан Николаевич познакомил нас со всем центром.

Вот эту свинку в нашем подсобном хозяйстве подарил совхоз, директор которого сумел справиться с алкогольной зависимостью. Видите, забор у нас новенький? Приехал как-то прямо к порогу центра один бизнесмен, вручил нам деньги, сказал, что у него брат наркоман, и уехал. Даже не назвал себя.

Забор, к слову, красивый, но непрактичный — перелезть через него не составит труда.

А мы тут никого силой не держим,  разъясняет руководитель центра.  Вы должны понимать: насильно заставить человека бросить пить или употреблять наркотики невозможно. Только если он сам этого пожелает.

Было бы желание

А оно возникает, конечно же, далеко не у каждого наркомана или алкоголика. Большинство из них до последнего не верят в свою зависимость. Об этой их особенности может часами рассказывать врач-нарколог центра Григорий Небоженко. С ним мы встретились в длинном коридоре центра, увешанном табличками с различными фразами вроде: «Не усложняй, будь проще».

Типичное поведение алкоголиков, не желающих верить в то, что они больны, психотерапевт продемонстрировал внезапно — мы даже вздрогнули от неожиданности — и эффектно:

Машка, дура! Какой я тебе алкоголик! Вот сама спроси у доктора!  прикрикивая на воображаемую жену и эмоционально размахивая руками, вошел в образ Григорий Григорьевич.  Не алкоголик я! Убедилась?! Убедилась, дура?! Во! Теперь давай! Обещала, если приеду сюда, нальешь! Давай!

Это был реальный случай из его многолетней практики. В «Анастасис» приехала семейная пара. Муж соглашался остаться здесь исключительно под давлением жены, мол, так и быть, буду лечиться, только отстань. Уже через 10 минут стоял за забором центра в позе горниста. И алкоголь дала ему супруга. Родственники зависимых людей готовы на всё, лишь бы их близкие перестали пить, колоться, а значит, мучить их. Обещают им автомобили, квартиры и прочие блага, но ни к чему хорошему это не приводит.

— Алкоголики и наркоманы очень умелые манипуляторы,  поддерживает коллегу Степан Турбол.  Как-то одна женщина привезла к нам своего сына. Рассказывала, что тот заставлял ее бегать в магазин за водкой, а если она отказывалась, грозился выброситься из окна. Подобные угрозы — блеф. Но пока наркоманам, алкоголикам, игроманам да и любым зависимым от чего-либо людям потакают окружающие, пока они их боятся или жалеют, пока дают им кров и пищу, они никогда не изменятся. Поэтому мы часто советуем родственникам наших реабилитантов посещать занятия групп так называемых созависимых. Они есть во многих городах Беларуси, там учат, как защитить себя от такого шантажа, как правильно общаться с зависимыми.

 

Сверхъестественное

В чем роль священнослужителей в борьбе с зависимостью? По мнению Степана Турбола, духовник необходим, так как от зависимости можно избавиться, используя лишь биопсихосоциодуховный метод реабилитации.

Зависимость (в первую очередь алкоголизм, наркомания) поражает четыре жизненно важные сферы человека,  поясняет он. — Биологическую — организм, его состояние, социальную — взаимоотношения с другими людьми, психологическую — чувственный и эмоциональный отклик человека на события, происходящие в его жизни, духовную — ценности, на которые он ориентируется, совершая поступки. Курс детоксикации в наркодиспансере — это работа с биологической сферой. Но такое лечение, если оставить без внимания все остальные сферы, должного результата не принесет. Нужно много и долго работать с внутренним миром реабилитанта. Он возвращается в общество, где отношение к нему, мягко говоря, настороженное, а сам он забыл, как общаться с людьми на трезвую голову. Возникают проблемы, от которых он привык уходить, употребив что-нибудь… Психологи нашего центра учат таких людей испытывать положительные эмоции без наркотиков и алкоголя, разговаривать с другими, а духовник помогает выстроить систему ценностей и внутренних ориентиров.

Степан Турбол, бакалавр богословия, считает, что помимо разных психологических и физиологических аспектов человека к выпивке толкают темные силы. Они даже помогают зависимому найти наркотики или спиртное. В подтверждение рассказал историю одного из подопечных. Тот умудрился отыскать бутылки с самогоном, спрятанные его женой в навозе, в свинарнике. Однако психолог центра Григорий Небоженко считает, ничего невероятного в подобных случаях нет, найти дозу зависимым помогает интуиция. Она у алкоголиков развита невероятно, если дело касается спиртного.

Понимание

Поначалу в своем отношении к уникальной способности выпивох находить спиртное или деньги на него, мы оказались ближе к мнению Григория Небоженко. Но, посетив ежедневное мероприятие под названием «группа самопомощи», все же задумались и о существовании сверхъестественных сил.

Каждый вечер реабилитанты центра рассаживаются на расставленные по кругу стулья и начинают изливать друг другу душу. Когда мы были в центре, они рассуждали о слабости и трусости зависимых. Из рассказов складывалась очень интересная картина. Большинство попавших сюда в повседневной жизни оказывались бессильными даже перед мелкими проблемами. К примеру, боялись позвонить постороннему человеку, чтобы узнать о задолженности по коммунальным услугам. В то же время, когда речь касалась алкоголя или дозы, в них просыпались сверхчеловеческие силы и способности.

— Я не согласен с тем, что зависимые люди слабые и трусливые, — говорил один из них, представившийся Валерой. — Когда мне нужно было «вмазаться», ехал на другой конец города. В любое время, в любую погоду… Не на чем ехать? Шел пешком, полз. Не было денег — проворачивал какие-то сумасшедшие махинации за пару часов и доставал их. В общем, просто чудеса творил, чтобы получить дозу.

И все опять заговорили о мистике. Кто-то рассказывал о своих галлюцинациях, кто-то — об удивительных случаях. Больше всего запомнилась история Дмитрия, который, до того как стать консультантом центра «Анастасис-Сосновка», вел богатую на приключения жизнь алкоголика.

— Как-то долго находился в запое, попросил жену увезти меня в лес, — вспоминал мужчина. — Она оставила мне палатку, еды на вечер. Приехала в обед на следующий день, а я — в полные «дрова». Бутылку с водкой нашел на поляне неподалеку: то ли лесники оставили, то ли грибники. Чудеса да и только.

Со стороны эти посиделки напоминают встречу закадычных друзей. На самом деле такие заседания групп самопомощи — часть социального метода. Ведь в той жизни, которую они вели до приезда в центр, им и поговорить-то на трезвую голову было не с кем. Чаще всего ведь как? Если задушевный разговор — обязательно бутылка на столе. А если отказываешься выпить — смотрят с подозрением.

 

Дисциплина

В расписании участников программы выздоровления четко прописаны утренние и вечерние молитвы, которые проходят по православным канонам. Что неудивительно. Ведь центру «Анастасис-Сосновка» духовную и материальную поддержку оказывает Жировичский монастырь. Но как быть людям другой веры или вовсе атеистам? Во время ужина все стало понятно.

Перед приемом пищи все реабилитанты встали у столов, обратив взоры к иконам на стене. Один из них начал читать молитву. Некоторые повторяли за ним, некоторые, было видно по губам, говорили что-то иное, при этом крестясь слева направо. Мы вообще стояли молча, без каких-либо движений. При этом никто осуждающе не покосился в нашу сторону.

Степан Турбол объяснил так:

Проходить здесь реабилитацию могут люди любого вероисповедания. Но они должны четко следовать распорядку дня и, если в нем значится вечерняя молитва, идти в молитвенную комнату вместе со всеми. При этом никто и слова не скажет, если человек отойдет в сторону и будет спокойно стоять, не мешая другим.

Самое главное правило в центре — соблюдать дисциплину. А она здесь, как в армии: все четко по расписанию. Причем перед занятием, приемом пищи, молитвой дежурный из числа реабилитантов нажимает кнопку на специальном приспособлении, из которого доносится звук, отдаленно похожий на сирену, сигнализирующую о конце периода в хоккее. Здесь и ранние подъемы, и трудотерапия, и уборка помещений, называемых кельями. Последние оправдывают свое название: обстановка в них очень скромная — кровать, стол, стул, встроенный шкаф. Характерная особенность — нет розеток. У нас, как у людей, зависимых от необходимой для работы техники (телефона, фотоаппарата, диктофона), первый вопрос после ночевки в такой комнате: а где же реабилитанты заряжают свои телефоны?

— А у них нет телефонов,  удивил ответом Степан Николаевич.  Средства связи у нас запрещены, чтобы исключить возможность контакта с теми, кто привезет сюда спиртное или наркотики. Что касается розеток, то они отсутствуют потому, что реабилитанты могут использовать их для приготовления какого-нибудь дурмана. К примеру, с помощью электрокипятильника заварить себе чифирь. Фантазия у зависимых богатая. Они даже из гуталина умудряются добыть спирт. Но я ведь прекрасно знаю все их уловки, сам завязал несколько лет тому назад.

 

 

Превращение

Посмотрев на Дмитрия или на Степана Николаевича, вряд ли кто-либо решит, что они когда-то злоупотребляли алкоголем. По словам исполняющего обязанности директора, люди, которые отказываются от алкоголя, преображаются на глазах.

— Как-то на одном автосервисе встретил знакомую женщину, — вспоминает Степан Турбол.  В ней трудно было узнать некогда потрепанную старуху с заплывшим от беспробудных пьянок лицом, которую часто встречал в Сухарево, где раньше жил. Разговорившись, узнал, что года два назад справиться с зависимостью ей помог один духовник. За эти два года она расцвела, просто фотомоделью стала.

Познакомившись с центром, его сотрудниками, с выздоравливающими, решили пообщаться и с местными жителями. В качестве информатора выбрали продавца близлежащего магазина, единственного в Сосновке. Она должна быть в курсе всего происходящего.

Они мирные, я бы даже сказала, культурные. Спиртное никто из них тут не покупал, — говорит женщина. — Из происшествий могу лишь вспомнить, как один наркоман бегал по деревне, накрывшись одеялом. Но ребята из центра сами его успокоили. В целом вроде нормальные, я бы даже не сказала, что алкоголики и наркоманы. К примеру, дети наши спокойно в футбол играют на поле прямо на территории центра.

 

Сосновка

Стоит сказать несколько слов и о деревне, где расположен центр. Ее новейшая история уж очень напоминает судьбу многих реабилитантов. Еще в середине 1990-х — начале 2000-х деревня была просто образцовой. Сосновка — центральная усадьба сельхозпредприятия, около 1 000 дворов и несколько тысяч жителей. Свой дом культуры, школа с интернатом для учеников из отдаленных сел, детский сад с фонтаном во дворе, даже баня с бассейном есть.

Та же продавец магазина вспоминала: очередь на жилье в Сосновке, пусть и небольшая, но существовала. Это редкий случай для сельской местности. Квартиры и дома давали лучшим работникам. Во многом, по словам местных жителей, такое процветание было заслугой председателя колхоза. Крепкий, говорили они, хозяйственник был, всех и всё в порядке и строгости держал. Но в какой-то момент все пошло наперекосяк. Толкового руководителя, что называется, «ушли», а новые менялись чуть ли не каждый год. Хозяйство стремительно приходило в упадок. Кто помоложе да покрепче стали разъезжаться из Сосновки в поисках лучшей доли. Сейчас в этой некогда богатой и многолюдной деревне едва 150 дворов насчитывается.

Многие избы опустели, а здания сельсовета и дома культуры, детского сада и бани, двухэтажных жилых домов медленно и верно превращаются в руины.

Собственно, так и с зависимыми: пока сами не захотят и кто-нибудь минимально им не поможет со стороны, будут разрушаться.

Краткий тест. Двух положительных ответов достаточно для определения склонности к злоупотреблению алкоголем

  1. Думали ли вы когда-нибудь о необходимости уменьшить употребление алкоголя?
  2. Вас когда-нибудь раздражали окружающие, критикующие вас за выпивку?
  3. Вам приходилось испытывать чувство вины в связи с употреблением алкоголя?
  4. Приходилось ли вам думать о глотке спиртного, едва открыв глаза, чтобы успокоить нервы или избавиться от похмелья?

Справочно

Адрес центра реабилитации «Анастасис Сосновка»: 231826, Республика Беларусь, Гродненская область, Слонимский район, деревня Сосновка, улица Школьная, 2. Телефоны: +375 (29) 557-86-41, +375 (29) 784-18-20, 8 (015) 62-766-44, Тел./факс 8 (015) 62-766-69.

Подготовили Евгений Олейник и Михаил Михайлов, фото Евгения Олейника

Еще материалы рубрики:

ЭКСПЕДИЦИЯ. Что в фаворе у минчан: бумажная или электронная книга

ЭКСПЕДИЦИЯ. Сектор разбитых судеб: каково приходится тем, кто более 20 лет ожидает сноса родного дома

ЭКСПЕДИЦИЯ. Из чего складывается цена квадратного метра в новостройках Минска

ЭКСПЕДИЦИЯ. Куда отселяют тех, кто годами не платит за услуги ЖКХ

Самое читаемое