«Если он только что укололся, то прячется дома». Как работают мобильные пункты помощи наркозависимым

Какие люди приходят в мобильный пункт помощи наркозависимым и зачем им иногда дают сгущенку, выяснила корреспондент агентства «Минск-Новости».

Организация «Позитивное движение» старается облегчить жизнь тех, кто столкнулся с такими заболеваниями, как наркозависимость и ВИЧ. Одно из множества других полезных дел — это мобильные пункты помощи. Мы узнали, что это такое и почему работники организации раздают там не только шприцы, но и пакеты с чаем и сгущенкой.

Каждую неделю в определенных точках города появляются три специальных микроавтобуса — мобильные пункты помощи наркозависимым (МПП). Здесь им выдают шприцы, презервативы, средства дезинфекции. А еще прямо в автомобиле можно сдать тест на ВИЧ и получить консультацию специалистов. Все это сделано для того, чтобы снизить риск распространения инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков.

Сегодня интересующий нас автомобиль припаркован возле магазина на ул. Уручской. Возглавляет этот МПП старший социальный работник Владимир Шестак. Заметив журналистов, местные поспешно отходят в сторонку и, нервно переминаясь с ноги на ногу, ждут, когда мы уйдем. Разговаривать соглашаются только с аутричем — это своеобразный проводник в их довольно закрытый мир, помогающий «Позитивному движению» наладить с контакт с зависимыми. Обычно этот человек либо все еще употребляет, либо находится на заместительной метадоновой терапии. За свою работу он получает 100–200 рублей.

«В наших кругах ВИЧ-положительные просто ломают пополам свои шприцы»

Галина считается хорошим аутричем. Она приводит с собой тех, кто употребляет альфа-PVP, — обычно их трудно вытащить на свет божий. В своем районе девушка обладает определенным авторитетом, ее многие слушают, пускают в самые злачные квартиры¸ куда она приносит новые шприцы и забирает использованные (иногда находит прямо на улице).

Сегодня хрупкая, коротко стриженная Галя надела платье. В носу блестит небольшой искусственный камушек. Блестят и глаза, но в них есть и что-то лихорадочное.

— Красавица, — одобрительно кивает В. Шестак.

Это меня так в милиции подготовили, — смеется она.

За прошедший месяц ее задерживали трижды. В последний — за появление нетрезвой в общественном месте. Дали сутки. Еще чаще она попадается на мелком воровстве в магазинах.

Употребляет Галя 15 лет. Уже два года не прикасается к маку, только к порошкам (имеется в виду альфа-PVP. — Прим. авт.). Правда, из-за этих самых порошков среди наркопотребителей начался всплеск ВИЧ. Все потому, что они не проходят термообработку, как мак и винт.

— В наших кругах есть неофициальное правило: ВИЧ-положительные просто ломают пополам свои шприцы, чтобы никто ими не пользовался, — поясняет Галина.  А если кто-то из них не сказал о своем статусе компании, с которой вместе употреблял, его могут даже побить и больше не пустить.

На вопрос о том, собирается ли она сама завязать, отвечает коротко:

— Буду думать. Я же только раз в месяц. Это дорого, 100 рублей выходит…

«Если он только что укололся, то прячется дома, боится выйти»

Чуть позже я узнаю, что Галя соврала: наркотики — часть ее ежедневной рутины. Впрочем, как и у большинства тех, кто постепенно подтягивается к автобусу, нисколько не смущаясь посторонних. В основном это мужчины в возрасте 30–40 лет (те, кто помоложе, предпочитают не показываться). На лицах — отпечаток непростой жизни.

— За день могут прийти человек 30–50. Зависит от места и от того, что происходит с наркопотребителем в данный момент. Если он только что укололся, то прячется дома, боится выйти. Так что появляются они либо до, либо после сделанной инъекции, — поясняет социальный работник Владимир Лозовский, в прошлом тоже зависимый. Кому-то я выдаю 10 шприцов, а кому-то — целую коробку, если знаю, что он из притона идет, где за одну ночь 15 человек побывает и каждый может сделать по 10 инъекций, например, мефедрона.

Наш разговор прерывает мужчина в кепке, которого здесь все знают.

— Почему за терапией не поехал? — спрашивает Галя.

— Лежал в больнице…

— О, ты передознулся уже? Чем?

— Маком…

— Галя, тебе надо их отслеживать, — вмешивается в беседу соцработник.

«Важно удержать возле себя каждого»

Тем временем еще один мужчина протискивается в автобус, чтобы сдать образец слюны для экспресс-теста на ВИЧ. Результат известен через 15 минут. Бояться стоит двух полосок: они означают, что человек заражен. Тестирование анонимное, вместо имени — код: сначала единица или двойка (мужчина или женщина), затем две первые буквы имени матери, день рождения, две буквы собственного имени, год рождения. Выглядит он примерно так — 2ТА09АН95. Это, кстати, мой собственный. Решила сдать анализ, когда услышала, что журналист, писавший репортаж до меня, сделал тест из спортивного интереса и узнал, что у него ВИЧ. Благо его судьбу я не разделила.

— Люди по-разному реагируют на диагноз. Кто-то не верит и считает себя здоровым, у кого-то случаются истерики. Одна девочка вообще выпрыгнула из машины и убежала. Вернулась через неделю, успокоилась. Иногда нужно время на принятие ситуации, — вспоминает В. Шестак.

Чтобы подтвердить диагноз, в МПП можно сразу сделать и анализ крови. И хоть для этого нужен паспорт, процедура строго конфиденциальная. А еще можно получить консультацию работников «Позитивного движения», врача городской инфекционной больницы. Они расскажут, что нужно сделать, чтобы встать на учет и получать антиретровирусную терапию (медикаменты, которые назначают людям с ВИЧ. — Прим. авт.).

Конечно, не все зависимые хотят тестироваться, некоторых приходится уговаривать. В этом помогают регулярные акции. Например, раздача мотив-пакетов с чаем, конфетами, сгущенкой… Прошел тест — получи продукты, привел с собой знакомого — получил еще пакет, но поменьше.

— Важно удержать возле себя каждого, чтобы наркозависимые приходили к нам регулярно, — считает В. Шестак.  Такие небольшие подарки их лучше мотивируют.

Прежде чем уехать, он вместе с коллегами раздает то, что осталось. Вот девушка в подтяжках, выкрашенных в цвета российского флага, очень просит дать ей побольше проспиртованных салфеток. Рядом безмятежно покачиваются ее друзья (если так можно назвать тех, с кем она употребляет), иногда отпускают понятные только им шуточки, обмениваются дружелюбными репликами с работниками «Позитивного движения». И вот тут ты осознаешь, что эти люди нашли здесь нечто большее, чем просто способ чем-нибудь разжиться, — понимание и поддержку. Без слепого осуждения и желания исправить все силой. Может, это и есть первый шаг на пути к новой жизни?

Фото Павла Русака

ТОП-3 О МИНСКЕ