«Если я это сделаю, то уйду не один». Почему фильм «Теща» снимали в Минске дважды

Сначала ленту «Теща» сняли в Минске с московскими звездами. В результате интриг копии картины были уничтожены, фильм сделали заново с другими актерами и режиссером. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

О чем кино

В одном из многоэтажных домов Минска в начале 1970-х живут обычные люди. Среди них Клавдия Ивановна лет 50 со склочным характером. Она никому не дает покоя. Сосед-ветеран вечерами слушает, как ей кажется, слишком громко песни военных лет. Вздорная женщина ставит вопрос на собрании о его выселении. Досаждает многим. Ее дочери Наталье нравится симпатичный водитель городского автобуса Саша, которого Клавдия Ивановна не знает в лицо, но заочно против его кандидатуры. Однажды она решает сдать одну из комнат своей квартиры постоянному жильцу. Наталья с друзьями всё устраивает так, что постояльцем оказывается тот самый Саша.

Чужак

Гарник Азарян

Будущее этой картины в 1972 году виделось другим. Жившему тогда в Москве режиссеру Гарнику Азаряну предложил снять «Тещу» в Минске заместитель председателя Госкино СССР Борис Павленок. Азарян полагал, что подготовка к съемкам начата, сценарий готов. Прибыв на место, обнаружил: сценарий сырой, недоделанный, а вести подготовку даже к кинопробам актеров никто не собирался, хотя группа собрана и исправно получает зарплату. В то же время заезжему режиссеру дали понять, что сценарий утвержден Министерством культуры и правки в него вносить нельзя. Азарян не стал реагировать на намеки, переписал его. Без робости и стеснения вызвал на кинопробы из Москвы знаменитостей: Алексея Грибова, Ольгу Аросеву, Леонида Каневского и Алексея Смирнова. И это далеко не полный список. Все легко давали ему согласие, так как режиссер ярко себя заявил в одной из своих первых картин «Поженились старик со старухой» (1971).

Начались съемки. Между тем в кабинетах руководства киностудии поднимался градус кипения. Обиженный переделками Азаряна сценарист Владимир Фиганов писал жалобы во все инстанции. Привлек на свою сторону членов редколлегии студии, в том числе знаменитых писателей и поэтов. Например, Аркадия Кулешова. В связи с тем, что в съемочном процессе принимали участие отличные актеры и правки Азаряна действительно были остроумными, по воспоминаниям оператора-постановщика Дмитрия Зайцева, комедия получалась смешной. Однако каждый вечер после работы в просмотровом зале собиралась комиссия местных чиновников и разбивала снятый за день материал в пух и прах.

Око за око

Критика в адрес Азаряна не оставалась устной. В Москву летели депеши об отсутствии у него режиссерского видения картины, о его дурном художественном вкусе. Писали о перерасходе бюджета в период кинопроб. До поры в столице отмалчивались. Поэтому давить в открытую на Азаряна в Минске не решались. Продолжали критиковать, журить, но категорических действий не предпринимали. В какой-то момент в Белокаменной что-то изменилось, минскому начальству дали зеленый свет, чтобы расправиться с Гарником. Курьез в том, что лента была снята полностью. И не просто снята, а смонтирована. В последний съемочный день в павильон зашел директор «Беларусьфильма», ранее подбиравший только вежливые слова, и прокричал Азаряну: «Ты уволен!» В тот же день 10 частей пленки готовой картины (100 минут) смыли. Причем как позитив, так и негатив. Режиссер жалел, что не похитил коробки с материалом. Копий не оставалось. Соображения руководства такие: вдруг фильм, который клеймили, увидит вышестоящее начальство и сочтет удачным. Тогда душителям молодых талантов не поздоровится.

Азарян отправился в Москву. В Госкино СССР в кабинете Павленка трое редакторов попытались сгладить ситуацию. Пояснили: съемки «Тещи» минчане хотели поручить местному ветерану жанра, мастеру легких трогательных историй Сергею Сплошнову, снявшему в 1956 году ленту «Наши соседи». В Москве об этом не знали, направили молодого режиссера, что стало неожиданностью. Случился конфуз. Рассказывая подоплеку случившегося, коллеги Павленка пытались успокоить Азаряна, сулили следующие проекты. Но он не переставал возмущаться, преимущественно уничтожением пленки. По его воспоминаниям, присутствовавшие за столом в связи с неустойчивостью его нервной системы предложили ему уйти из кино. Режиссер возмутился, что предлагают уйти не из кино, а из жизни. Павленок сыронизировал: «Мне всё равно». Тогда Гарник сказал: «Если я это сделаю, то уйду не один». В кабинете повисла пауза… Живы остались все. Через неделю в Минске Сплошнов по первоначальной версии сценария Фиганова начал снимать картину заново. Весь прежний актерский состав от участия отказался. То же сделал и оператор Д. Зайцев.

В команде замена

Геннадий Гарбук
Татьяна Карпова

Новый состав в большей части состоял из известных белорусских актеров. Купаловцы Стефания Станюта, Геннадий Гарбук, Маргарита Громова, Павел Молчанов сыграли жителей подъезда. Павел Кормунин исполнил роль ветерана, беспокоившего жителей включением песен военных лет. В образе безалаберного соседа выступил Роман Филиппов, знаменитый репликами «Вы не знаете, зачем Володька сбрил усы?» и «Будете у нас на Колыме, милости просим» из «Бриллиантовой руки» (1967). Его считают российским актером, а он после конфликтов с московскими режиссерами почти все 1960-е был купаловцем, получил звание заслуженного артиста БССР, выучил белорусский язык.

Роман Филиппов

Не обошлось и без москвичей. Вредную Клавдию Ивановну сыграла актриса Московского академического театра имени Владимира Маяковского Татьяна Карпова. Она прожила 102 года, и «Теща» стала единственной заметной ее работой в кино, актриса почти не снималась. Роль дочери Натальи исполнила коллега Карповой по театру Галина Федотова. Сашу сыграл москвич Александр Вдовин.

Злой рок

Галина Федотова

Верно говорят: на чужом несчастье своего счастья не построишь. В самом начале повторных съемок Г. Федотова сломала руку. Процесс снова сорвался. Беды продолжали преследовать группу. Во второй версии ветерана любителя песен играл актер Плотников. Снявшись в половине сцен, он умер. Срочные поиски актера на главную роль и пересъемки заняли месяц. А после возобновления почти в самом финале обнаружилось: треть материала запечатлена на бракованной пленке, которая расслоилась. Это вновь отбросило завершение работы на несколько месяцев назад. Пришлось переснимать целые блоки. Киношники выли волком. Сплошнов попал в больницу с сердечным приступом.

Александр Вдовин

Когда картина вышла в прокат, по словам Г. Гарбука, в прессе ее разнесли критики. Статьи коснулись и его лично, поэтому актер запомнил. Основная претензия: в сюжете нет созидания.

Объективно оценивая ленту спустя 50 лет, можно смело сказать: радость приносит роль Станюты. Она тут не бабушка, каковой приучили видеть ее в кино, а остроумная женщина средних лет. Приятно посмотреть на молодого Г. Гарбука. Несомненная ценность — многочисленные сцены, снятые на улицах Минска в начале 1970-х, где здания в центре еще не украшают реклама и белые рамы стеклопакетов.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ