«Эти пляски у доски не зря». Первой учительницей у школьников в Сухарево стал 19-летний парень

Учителем начальных классов в минской средней школе № 2 стал в этом году 19-летний выпускник Полоцкого педколледжа. Для молодого человека это первое рабочее место. Что привело юношу в педагогику и почему его любят дети — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Евгений Мальченок родом из Докшицкого района Витебской области. После 9-го класса думал, в какой колледж поступать. Знакомые шли в Полоцкий педагогический. Решил последовать за ними. Планировал стать учителем иностранного языка, но немного не вписался в проходные баллы.

У меня был 7,9, а зачисляли ребят с 8,0. Подал документы на другую специальность — «Начальное образование». Посчитал, что профессии смежные, — вспоминает Евгений.

В учебу втянулся, началась практика. Первые пробные уроки, классные часы в сопровождении опытных наставников. И парню все это неожиданно понравилось.

Я помню, как у малышей горели глаза, когда мы, практиканты, проводили занятия. Они ждали нашего прихода, как праздника. А мы придумывали для них разные активности, украшали класс, готовили подарочки. Старались как могли. А тем более парни! Я проходил практику со своим одногруппником. Нас слушали с открытыми ртами, что воодушевляло, — рассказывает молодой педагог. — Окончили колледж с красным дипломом. Решили покорять столицу.

В минской средней школе № 2 как раз появились вакансии учителей начальных классов. Желающих попасть в молодое учреждение образования (его открыли в Сухарево два года назад) из близлежащих домов было много: сформировали 11 первых классов! Директор, оценив высокий балл юноши, хорошие характеристики с практики, приняла молодого специалиста на работу. Так у Евгения Мальченка появился свой первый во всех смыслах класс из 25 мальчишек и девчонок.

Полезное ассорти

Заходим к ним на урок. Ребята дружно встают из-за парт, приветствуя нас, а потом занятие продолжается. В классе тишина и порядок. Первоклашки повторяют правила письма. А оно — волшебство и таинство для этих школяров.

У Евгения Юрьевича на доске образцово выведена каждая буковка.

Моему почерку завидуют все девушки. Знали бы они, как это достигалось, — улыбается учитель. — Помню, в детстве до 6-го класса родители проверяли уроки. Сначала делал их на черновике, потом аккуратно переписывал в тетрадку. Допускал хоть одну ошибку, помарку — мама заставляла вновь и вновь переписывать. Да, строго! Но я теперь благодарен.

Буквы шестилеткам еще выводить рано, тренируются на фруктах. Но сначала пальчиковая гимнастика. Сжимают-разжимают кулачки, гладят ладошкой животики, делают разные фигуры из пальчиков.

Знакомимся с полуовалами, — после разминки учитель переходит к главному.

Дети показывают готовность к письму, подняв ручки-карандаши в воздух. Затем повторяют за педагогом движения кисти, рисуя в пространстве невидимое яблоко, состоящее из двух полуовалов. Переходят к вишенкам. Завершают тренировку работой в прописях, после чего нужно еще заполнить шкалу самооценки. Это такая вертикальная линия, где крестиком ребенок самостоятельно отмечает уровень выполненного задания. Ставишь сверху — считай, постарался и все вышло верно. Если ниже — где-то недоработал.

Ну а самое интересное началось в середине урока. Дети отгадывали загадки, и я тоже. Как тут удержаться! Иногда попадались сложные, которые ставили в тупик даже меня, взрослую.

— Под толстой красной кожурой, как в улье, деток целый рой. Каждый их отведать рад. Как зовут его?.. — выдерживает паузу учитель, вопрошающее глядя на класс. Несколько секунд тишины. — Женя?

Банан… — растерялся мальчик.

Томат! — поправила соседка, покачав головой.

Но и тут неверно. Если вы еще не догадались, то это гранат.

Цвет настроения

Первого сентября дети пришли с букетами цветов в класс и удивились: их встретил улыбчивый парень. Учитель, а не учительница.

— Двоек не ставит? — секретничаем с малышами.

Оценки только в третьем классе будут, — серьезно заявляют дети.

Евгений Юрьевич все понятно объясняет, — говорит Алиса, намекая, что и через два года плохих отметок не предвидится, нет предпосылок. — Так хорошо учит, что мы уже всю книгу скоро пройдем.

Она подсчитала, сколько страничек осталось — всего ничего.

И самый главный вопрос:

— Любите своего учителя?

Тут класс во всю ивановскую как закричит:

Да-а-а!

А наставник подзадоривает, смеется:

Ой, не слышу, не слышу…

Признание в любви удалось, пар выпущен, можно заканчивать урок. Последний штрих.

Кому занятие понравилось, кто себя хорошо чувствовал, поднимайте зеленый карандаш. Кому было скучно — красный. А если настроение посерединке, то желтый, — предлагает провести самоанализ учитель.

учитель школьникиКак и ожидалось, вверх взлетели зеленые. Хотя нет, минуточку. Где-то между рядами мелькает желтый. Это Димин карандаш. Он сказал, что у него заболел палец после письма. Мальчишку можно понять: потрудился на славу, вон сколько фруктов в прописи.

Очень важно понимать, что чувствуют ребята. Это помогает в дальнейшем корректировать ход урока, чтобы детям было максимально комфортно, — поясняет молодой учитель.

Признается: вначале с новоиспеченными первоклассниками вел себя строже. Статус школьника обязывает быть собранным, ответственным, дисциплинированным. Это поможет лучше учиться. А как донести это малышам?

Показывать в том числе и на собственном примере. Ежедневно по нескольку раз напоминаю о правилах школьной жизни. Мы красиво держим спинки при письме, аккуратно складываем вещи, на партах соблюдаем образцовый порядок… Да, порой кажется, что ты одно и то же в сотый раз повторяешь. Но это дает эффект. И я вижу, как на моих глазах вчерашние детсадовцы превращаются в учеников. Совсем скоро будет посвящение в первоклассники, — продолжает учитель, а мы почувствовали, как в его голосе зазвучали трогательные нотки. — Сегодня у нас все прекрасно с дисциплиной. Но, наверное, играет роль и то, что я мужчина. Женщины все же более мягкие натуры.

Отцы и дети

А у меня еще остались вопросы к педагогу:

— Евгений Юрьевич, вот вы стоите у доски перед малышами. Рассказываете про яблоки-ананасы. Насколько учитель младших классов — серьезная профессия для представителя сильного пола?

— Считаю, что учитель — главная профессия на земле. А без мужчин в школе не будет гармонии, баланса, как и в семье. Я не делаю ничего сверхъестественного, но дети меня слушают, понимают, нет проблем с поведением. Иногда у коллег-женщин не все так гладко.

Когда я сам учился в первом классе, помню, как на вопрос, кем хочу стать, уверенно отвечал: учителем физкультуры. Считай, почти исполнил мечту. Я сейчас у детей веду и этот урок. От первого наставника зависят их любовь к учебе, личностные качества, умение дружить, помогать, сопереживать… Любой педагог скажет: самое ценное в работе — обратная связь. В моем случае это искренние эмоции детей и блеск в их глазах, когда они чем-то удивлены, узнают новое. И понимаешь, что эти пляски у доски не зря. Подбегут, обнимут, скажут, что любят, конфетку подарят.

В прошлом году, например, я все лето провел в детском лагере. Был воспитателем у 6–7-летних ребят. Кто-то за голову хватался от непосед, а мне с ними понравилось. Еще заметил, что как-то по-отцовски стал подходить к их воспитанию. Слежу, чтобы были опрятными и аккуратными. Прошел месяц учебы, и есть ощущение, что это все мои дети. А как за них переживаешь, если кто-то заболеет! Поседеть можно…

Фото Ирины Малиновской

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ