Этот минский храм построен на территории, где раньше находился «Шталаг 352». История смерти и воскресения

Храм Воздвижения Креста Господня расположен рядом с мемориальным комплексом «Масюковщинский лагерь смерти» на бывшей лагерной территории. И сохранению памяти о невинно убиенных здесь придается особое значение. Подробности — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Храм Воздвижения Креста Господня

Лучше поздно, чем…

— Мама, хватит! То, что ты говоришь, не могло происходить! — крупные горошины слез покатились по детским щекам. Восьмилетний мальчишка крепко прижал ладошки к своим ушам, чтобы не слышать больше о войне, о смерти, о мучениях. В тот вечер он сильно плакал, повторяя одну и ту же фразу: «Как такое могло быть?!»

Такой же вопрос комом застрял в моем горле, когда я приоткрыла для себя еще одну страницу правды о той войне, которая началась в июне 1941 года. Признаюсь, много раз видела этот зеленый островок с высокими стройными соснами возле 2-й детской клинической больницы. Понимала: это кладбище, скорее всего, военное. Но не знала, что там захоронены останки более 80 тыс. человек. Не знала, что там возведен мемориальный комплекс в память о замученных военнопленных и ряды могильных плит в тени деревьев остаются без имен и фамилий. Не знала, что год назад рядом открылся храм в честь Воздвижения Креста Господня.

Молитва за мучеников

Еще в 2009 году группа жителей Веснянки и Масюковщины обратилась в Белорусский экзархат с инициативой построить церковь рядом с мемориальным комплексом «Масюковщинский лагерь смерти». В 2010-м митрополит Филарет, почетный Патриарший экзарх всея Беларуси, благословил иерея Олега Кунцевича на строительство храма и назначил его настоятелем.

— Возведение храма началось только весной 2016 года. Очень долго оформлялась документация. А вот построили храм очень быстро — за три с половиной года. 26 сентября 2020-го, в субботу перед Воздвижением, митрополит Минский и Заславский Вениамин, Патриарший экзарх всея Беларуси, в сослужении епископа Молодечненского и Столбцовского Павла совершил великое освящение храма в честь Воздвижения Креста Господня в Минске, — рассказал отец Олег.

Теперь в стенах храма во время каждой литургии и панихиды возносятся молитвы и прошения о воинах, жизнь за Отечество положивших. Неразрывную связь Крестовоздвиженского прихода и лагеря «Шталаг 352» подчеркивает небольшая деталь: аудиоколонки храма выведены наружу, повернуты в сторону мемориального комплекса и во время службы звучат. В этом заложен глубокий духовный смысл.

Храм построен в византийском стиле, который не так часто встречается в Беларуси. На стенах много барельефов, а над входами — слова из канона Кресту. Торжественное и скромное одновременно, внутреннее убранство церкви подчеркивает трагизм тех событий, которые происходили в лагере смерти.

— Люди должны знать, что военнопленные проявляли героизм. Он был не только в том, чтобы лечь на амбразуру, но и в том, чтобы погибать от голода и холода, но не переходить на службу к врагу, сохранять чувство собственного достоинства, — убежден настоятель прихода.

Во время нашей встречи О. Кунцевич подарил мне книгу, написанную прихожанином храма Николаем Гавриловым, «…И отрет Бог всякую слезу». Писатель много и серьезно изучал архивы, общался с бывшими узниками лагеря «Шталаг 352». Его повесть основана на реальных событиях и получила высокую оценку писателей России. Удивительно, что порой содержание этой книги становилось одним из самых весомых аргументов в пользу возведения храма. Сюжет повести можно пересказать, но лучше прочитать. Прикоснуться к той боли, тем ужасу и страданиям, через которые прошли узники «лесного лагеря», как еще называли «Шталаг 352». Прочувствовать за сухими цифрами статистики весь кошмар и безысходность того времени. Правда о первых днях войны, когда фашисты ворвались в Минск, о кровавой мясорубке «Шталага 352» убивает и помогает воскреснуть одновременно.

Больно и страшно…

В причтовом доме Крестовоздвиженского прихода открыт музей, посвященный узникам лагеря. Создавался он силами прихожан и спонсоров. В комнате, выложенной серым гранитом, взгляд цепляется за скульптуру молодого бойца в пилотке, который пытается прорваться сквозь колючую проволоку. Рядом на стене большая фотография из «Шталага 352»: ограждение, по одну его сторону находятся фашисты, надменные, улыбающиеся, а по другую — узники. Один из них смело стоит с гордо поднятой головой. И понимаешь: это лицо ты только что видел, но отлитое в бронзе… Удивительно то, что, создавая свою работу, скульптор Иван Мисько не видел этой фотографии. Образ сам родился в его талантливых руках, пришел свыше. Иначе этого не объяснить.

Разглядываю другие снимки. Вот Гитлер с улыбающейся девочкой на руках, вот счастливые немецкие граждане во время выступления фюрера… А далее плоды его агитации, того зерна зла и безнаказанности, которые он посеял в душах людей… Зверь вырвался наружу. Он нашел оправдание миллионам смертей, развязал руки палачам и, бесстыдно прикрываясь благими намерениями, устроил ад на земле. А в конце ряда уже современные фото. На них молодые ребята с нацистскими флагами и символикой… Так и хочется прокричать: «Обернитесь, посмотрите назад! Неужели вы не усвоили тот урок?»

Колючая проволока, много колючей проволоки, чтобы не забывать боль и страх…

Нацисты с упоением фотографировали свои зверства. Взгляд выхватывает изображение самой зловещей после Гитлера фигуры Третьего рейха Генриха Гиммлера. Он лично прилетал в Минск в июле 1941 года дать указания, что делать с сотнями тысяч военнопленных. Выход был найден быстро — не кормить и не лечить.

…Захожу в маленькую комнату. Двухэтажные нары с соломой и лагерная роба. В «Шталаге 352» не у всех было место на нарах и одежду у пленных забирали. На столе алюминиевые кружка и ложка. Но и эти нехитрые приборы имелись не у всех узников. Два половника баланды с кусками гнилой картошки и соломы выливали прямо в шапки. И пленные вылизывали мокрую ткань. Получали они и пайку суррогатного хлеба. Он был ценнее всего золота мира. Ждали нового дня только из-за этого куска.

На деревянных балках, которые нашли в сохранившемся здании лазарета для военнопленных, можно прочитать нацарапанные имена и фамилии. Хочется верить, что эти надписи станут той ниточкой, которая поможет установить личности военнопленных, отыскать их родственников.

— Мы хотим, чтобы это место стало неким центром духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения, — говорит настоятель прихода О. Кунцевич. К сожалению, и сегодня не только молодые люди, но и многие минчане не знают о том, что здесь был лагерь военнопленных. Надеемся, молодежь загорится идеей поиска и восстановления имен погибших. Каждое имя, которое мы найдем, — доброе дело. Это тот долг памяти, который мы должны им отдать. На сегодня установлены имена только около 10 тыс. жертв. Неизвестными остаются почти 70 тыс. захороненных здесь воинов. Тут покоятся люди со всего бывшего Советского Союза. Есть и итальянцы — их около 800 человек. Это те, кто отказался принимать присягу на верность Германии в связи с известными событиями в 1943-м. Лет семь назад приезжал глава старейшин из Абхазии — в этом лагере погиб его дядя. Представляете, спустя столько лет люди продолжают искать и находить могилы пропавших родственников!

Цифры и факты

Немецкий лагерь для советских военнопленных начал действовать в июле 1941 года. Официальное название — «Шталаг 352». Размещался он около железной дороги Минск — Молодечно на месте прежней дислокации кавалерийского полка Красной армии. Для военнопленных соорудили 21 деревянный барак. Территорию лагеря в два ряда обнесли колючей проволокой, установили вышки и прожекторы. К ноябрю 1941-го число узников «Шталаг 352» достигло 140 000. В полуразрушенные бараки, рассчитанные на 60–70 человек, загоняли в семь раз больше. Условия были нечеловеческие. Тех, кто попадал в плен без документов, держали под открытым небом. Их периодически расстреливали по 1 000–2 000 человек недалеко от лагеря.

Самые страшные события развернулись в лагере зимой 1941 года. От невыносимых условий ежедневно умирали 200–300 человек, иногда до 500. Их не успевали хоронить. Замерзшие тела лежали штабелями как в самом лагере, так и на кладбище у деревни Глинище, на месте которой в настоящее время находится мемориал.

Лагерь «Шталаг 352» просуществовал до 3 июля 1944 года.

Справочно

Уникальны колокола храма в честь Воздвижения Креста Господня. Впервые в истории на них использован белорусский национальный орнамент. На самом большом (вес 2 т) отлиты образы 11 чудотворных икон Пресвятой Богородицы, имеющих глубокую духовную связь с историей Беларуси. На других колоколах (от 140 до 820 кг) — 28 образов белорусских святых, разработанных специально для данного проекта. Увековечена на колоколах и память благотворителей — 247 имен самых активных участников строительства храма.

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ