Фильм — бездарный, песни — оглупляющие. Что говорили коллеги Э. Рязанова о его комедии «Карнавальная ночь»

Коллеги Эльдара Рязанова называли картину «Карнавальная ночь» бездарной, а песни — оглупляющими. Подробности — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Путевку — сдать

Эльдар Рязанов
Эльдар Рязанов

Э. Рязанов окончил ВГИК в 1950-м, когда советские киностудии выпускали в год ничтожно мало художественных лент. Педагог Григорий Козинцев посоветовал молодому режиссеру сделать выбор в пользу документалистики. «Лучше самому делать фильмы о микробах и удобрениях, чем сидеть без работы или быть у мэтров на побегушках», — заключил мастер. Документалистика тех лет не имела отношения ни к жизни, ни к документу, ни к правде. Поэтому Рязанов занялся обычной кинохроникой. Ездил и снимал Сахалин, Камчатку и другие дальние регионы.

 

Иван Пырьев
Иван Пырьев

К середине 1950-х ситуация в художественном кино изменилась. Режиссера вызвал директор «Мосфильма» Иван Пырьев и предложил снять комедию «Карнавальная ночь». Э. Рязанов считал, что он не готов. Сослался на отпуск, путевку и железнодорожный билет в кармане. «Покажи», — вкрадчиво попросил Иван Александрович. Когда квиток с путевкой оказался у него в руках, Пырьев вызвал референта и приказал всё это сдать обратно, а деньги отдать Рязанову. «Поедешь в дом творчества Болшево дорабатывать сценарий», — сказал он.

 

Владимир Лифшиц
Владимир Лифшиц

Произведение «Пять минут» написал композитор Анатолий Лепин на стихи Владимира Лифшица. В сценарии ленты на месте номера «Пять минут» значилось:

«Леночка Крылова поет песенку-приветствие». Сначала в голове поэта появилась мысль: спеть про то, что можно сделать за такое время. Режиссер подхватил идею: концертный номер должен исполняться за пять минут до Нового года. Композитор понял: хронометраж песни составит пять минут, а с последними аккордами раздастся бой курантов. Художник-постановщик Константин Ефимов придумал соорудить на сцене огромный будильник. Рядом планировали разместить эстрадный оркестр под управлением Эдди Рознера, а ударника Бориса Матвеева решили посадить на кнопку звонка. С этой идеей соавторы направились в клуб МИИТ, где оркестр репетировал.

Обаятельное самоуправство

Юрий Саульский
Юрий Саульский

Э. Рознера в то время в Москве не было. По воспоминаниям Юрия Саульского, солировавшего на рояле в оркестре, в 1956 году к ним в репетиционный зал явились Э. Рязанов, музыкальный редактор Раиса Лукина и неизвестный пианист — полный человек, который сел за инструмент. Саульский — поклонник изысканной французской эстрады. Песни для ленты показались ему старомодными, похожими на мелодии времен нэпа или на немецкие мелодии 1930-х. Он сказал об этом пришедшим и спросил: не сто ли лет в обед композитору? Пианист начал советоваться, как лучше изобразить на клавишах бой курантов. Ю. Саульский брякнул: «Что же ваш престарелый композитор Лепин не явился, мог бы что-то получше налепить». За роялем полный человек 45 лет покраснел и выдавил: «Это я Лепин».

 

Анатолий Лепин
Анатолий Лепин

 

Он не был безвестным. Его произведение из картины «Здравствуй, Москва!» (1946) («Нас улица шумом встречала») — позывной мотив Московского радио. Лепин и соавтор гимна Латвийской ССР. Несмотря на недовольство Саульского, по возвращении Э. Рознера оркестр дал согласие сыграть всё.

 

Вадим Коростелев
Вадим Коростелев

Лепин стал автором всей музыки в ленте, включая «Песенку о хорошем настроении». Слова принадлежат перу Вадима Коростелева. Правда, идею подсказал Пырьев. Коростелев рассказывал: «Иван Александрович спросил, что нужно для написания. Я ответил, что главное уже придумано — хорошее настроение. Остальное приложится. «Речь о характере песенки, а фраза «хорошее настроение» на музыку не ложится, петь такую галиматью никто и никогда не будет», — зло бросил Пырьев. Я попробовал дерзко ему ответить. В конечном итоге он закрыл меня в своем кабинете и сказал, что не выпустит, пока текст не будет готов. За такое обаятельное самоуправство мы его уважали!»

Клипмейкер Рязанов

 

Людмила Гурченко казалась режиссеру слишком манерной. И. Пырьев выражался более прямолинейно, считал, что она кривляется. На первом этапе кинопроб ее не утвердили, хотя она спела сложное произведение невероятно популярной в СССР аргентинской певицы Лолиты Торрес. Спустя несколько месяцев, когда кинопробы зашли в тупик, все претендентки не устраивали, Пырьев случайно встретил Гурченко в коридорах ВГИКа.

«Зачем вы так кривлялись? Пели бы, да и всё!» — сказал он, почесал затылок и пригласил актрису на повторные пробы. Так она стала Леночкой Крыловой и советской кинозвездой.

На репетициях Рязанов понял: песня не должна исполняться со сцены. Гурченко спускалась в зал, ей подпевали официантки (трио Шмелевых), квартет «Аккорд». Строчки иллюстрировались действием. Каждому бою курантов соответствовал кадр с игровым трюком. Камера будто вальсировала в такт музыке.

За начинающим режиссером настороженно наблюдали коллеги. Первая художественная лента в биографии Рязанова очень дорогостоящая, что не типично. Многие сложные сцены, в том числе музыкальные, приходилось переснимать, в частности сцену с композицией «Пять минут». Возникли перерасход сметы, отставание от сроков. Когда сняли лишь половину картины, ее бюджет израсходовали целиком, а это в кино, как на любом производстве, считается чрезвычайным происшествием.

Забыть о фильме и режиссере

В период съемок Рязанов четырежды пытался отказаться от работы над лентой. Но И. Пырьев настойчиво рвал его заявления. Правда, он не только оказывал давление, но и содействовал. Тем более положение нужно было спасать. Чтобы понять, зачем дорогостоящие сцены снимались заново, оправданы ли затраты на их пересъемку, собрался художественный совет студии. Режиссер показал маститым коллегам сцену с произведением «Пять минут», другие сцены. По словам Э. Рязанова, к сожалению, среди вершителей судьбы картины не имелось ни одного комедиографа. Они сочли материал серым, бездарным. Классик Сергей Юткевич, снявший «Человека с ружьем» (1938), констатировал: положение безнадежное, за переделку никто из мэтров не возьмется. Надо доснять самому Рязанову, а в прокат не пускать, чтобы не позориться. Потом забыть о фильме и режиссере. Убежденный в собственном ничтожестве, на полусогнутых ногах Рязанов побрел в павильон продолжать съемки развеселой комедии. Позже Эльдару Александровичу объяснили, что выпад Юткевича направлен не против него, а против Владимира Полякова, одного из авторов сценария «Карнавальной ночи», опубликовавшего накануне фельетон о Юткевиче в одной из газет. Не зря творческие коллективы порой называют террариумами творцов. Сразу после заседания в газете «Советская культура» вышла статья К. Парамоновой, где сообщалось: на народные деньги по отвратительному сценарию юноша, считающий себя режиссером, снимает пошлую комедию с оглупляющими песенками.

Михаил Ромм
Михаил Ромм

Один из авторитетнейших режиссеров тех лет — Михаил Ромм. Многие члены худсовета, на котором он не присутствовал, его ученики. Пырьев, обеспокоенный дальнейшей судьбой ленты и молодого творца, попросил его посмотреть готовые сцены. Рязанов вспоминал события в просмотровом зале: «Ромм то смеялся, то хихикал, то ржал, толкая меня локтем, чтобы я разделил его удовольствие. По окончании Михаил Ильич поблагодарил меня и ушел. После этого меня никто не тревожил».

Фильм посмотрели 48 млн зрителей. Произведения «Пять минут», «Хорошее настроение», «Танечка» и другие, прозвучавшие в картине, любимы до сих пор. Для следующей ленты Э. Рязанова — «Девушка без адреса» (1958) — музыку и песенные номера писали те же авторы.

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ