Фильм о буднях советского села требовали чиновники от Шукшина. Он и снял… «Калину красную». Из истории фильма

«Никто не пойдет на фильм о кающемся уголовнике». Так полагали чиновники, давая добро на съемки «Калины красной». Подробнее о фильме — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

О чем кино

Рецидивист Егор Прокудин, находясь в колонии много лет, вел переписку с заочно знакомой ему Любой Байкаловой. После освобождения решает ехать к ней в село. До отъезда бывшие сообщники Губошлёп, Бульдя, Люсьен предлагают ему новое дело, но он отказывается.

В селе Егор общается с Любой и понимает: ее родственники, родители, да и все вокруг смотрят на него с опаской. Знают, что он прибыл прямиком из тюрьмы, а чего от него ждать, неизвестно. Председатель местного колхоза пытается помочь, устраивает водителем, однако Егору неймется. Его душа надломлена. Однажды он решает открыть Любе личную тайну и везет ее к пожилой женщине в соседнюю деревню. Та рассказывает, что сыны на войне погибли, а младший пропал 18 годков назад. Выйдя из избы, Прокудин признается: эта женщина является его матерью. Ему горько от прожитых впустую десятилетий, но есть вера, что в деревне он сможет пригодиться, найти покой.

Бывшие сообщники всерьез решают вернуть Прокудина в банду. Настаивают на встрече, приезжают в село. Егор дает понять, что отошел от дел. Прощать предательство уголовники не намерены…

Подкинули тему

В 1971 году в период приостановления работы над лентой «Печки-лавочки» Василий Шукшин написал сценарий «Я пришел дать вам волю» о Степане Разине. Тема благодатная, советская история рисовала бунтовщика народным освободителем. Но в сценарии Шукшина он был скорее разбойником. В Госкино Василию Макаровичу, зная его мятежный характер, не отказывали напрямую, а добродушно обещали запустить производство «Разина», но позже, мол, сейчас актуальны другие задачи. В конце 1972-го очередная такая встреча с председателем Госкино Сизовым закончилась тем, что чиновник сказал: «Снимите фильм о современной деревне, дадим снять «Сеньку Разина». Шукшин согласился, написав сценарий ленты «Калина красная». Изначально название взято из одноименной песни Яна Френкеля. Ее в прологе должен был петь хор заключенных. Но композитор затребовал такую сумму, что произведение заменили на «Вечерний звон».

Главной метафорой сценария стали слова «Калина красная вызрела? Это всё в душе вызрело». Редколлегия слегка растерялась, ознакомившись с материалом. Просили о деревне, получили об уголовнике. Шукшин объяснял, что сценарий о покаянии. В первой версии повествование завершалось не убийством, а самоубийством. Главный герой не смог простить себе содеянного за многие годы и счел свою жизнь бесполезной. Одно из пожеланий непонятливых редакторов было таким: сделать Прокудина не рецидивистом, а человеком, попавшим в тюрьму случайно и один раз, например за автоаварию. Шукшин резонно спросил: «Если грех был случайным, за что ж ему каяться?»

Учитывая, что к тому времени Шукшин являлся не только режиссером, но и публикуемым писателем, руководство выбрало меньшее из двух зол: чем бесконечно спорить о «Разине», пусть снимает про уголовника. Фильму всегда можно дать низкую категорию, сузив прокат.

Замерзла от одиночества

С самого начала было ясно: Егора сыграет Шукшин, а Любу — его супруга Лидия Николаевна. Правда, формальные пробы всё же провели.

Георгий Бурков не хотел играть уголовника по кличке Губошлёп. В те годы ему раз за разом предлагали образы алкоголиков, актеру стало обидно, что друг уготовил ему роль деграданта. Но Шукшин уговорил приятеля. Одного из членов банды Губошлёпа сыграл актер Минского русского театра имени Горького Олег Корчиков.

Лев Дуров

Как и Бурков, Лев Дуров холодно отнесся к роли официанта, «собирающего народ для разврата», но потом согласился и не пожалел. Иван Рыжов и Мария Скворцова сыграли родителей Любы. А вот с другим пожилым персонажем — мамой главного героя — случилась накладка. На роль утвердили звезду сталинского кино Веру Марецкую. По невыясненным причинам актриса не приехала на съемки. Тогда Василий Макарович отыскал в одной деревне пожилую женщину, личная история которой с исчезновением одного из сыновей была похожа на сценарную. Ее звали Офимья Ефимовна Быстрова. На камеру она рассказала о своей жизни, сцена вошла в картину, придав ей большую достоверность. Спустя три года после съемок одинокая женщина умерла в своей избе, замерзнув лютой зимой.

За десятерых

Офимья Быстрова

Снимать ленту начали в марте 1973 года в деревне Мериново Белозерского района Вологодской области. Группа соорудила пристройки к домам, выстроила чайную, которую посещали главные герои. Использовали и объекты в соседних деревнях, что иногда усложняло процесс. Весна, распутица, и проехать по бездорожью в соседние села оказалось непросто.

Поскольку разрешение на съемки фильма об уголовнике стало своего рода одолжением, бюджет выделили катастрофически низкий, в том числе на зарплаты. Поэтому в киногруппе некоторые работали спустя рукава. Шукшину приходилось не только играть роль, режиссировать, но и заниматься реквизитом и декорациями. Делал это он вместе со своим другом, однокурсником, оператором-постановщиком Анатолием Заболоцким, который после ВГИКа более 10 лет проработал на «Беларусьфильме», а потом вернулся в Москву. Его камерой снята «Альпийская баллада» (1965), другие белорусские ленты. Например, для сцены, где Егор ошпарил брата Любы в бане, Шукшин и Заболоцкий сами выпиливали окошки в строении и доделывали интерьер. В команде был полный разброд, но Василий Макарович не хотел ни с кем ругаться. После трудного дня ночью правил сценарий, готовил режиссерские разработки на день грядущий. Спал по два часа. Его мучали сильные боли — язва давала о себе знать. Несмотря ни на что, картину досняли быстро.

Ветки калины

После просмотра готового фильма режиссеру сделали замечания. Редколлегии не понравились слова Офимьи Ефимовны Быстровой о пенсии в 17 рублей, которую она получала за погибшего на фронте сына, и многие другие детали. Угодив в больницу, Василий Макарович сбежал, чтобы вносить правки. Тем не менее выправленная версия не до конца устроила цензоров. В тот период праздновали юбилей «Мосфильма». С трибуны кинематографистов призвали делать более реалистичные картины, а не витать в облаках. Этому партийному наказу лента Шукшина отвечала полностью. Премьера состоялась в Доме кино весной 1974 года. Василий Макарович наблюдал за реакцией зала с верхних рядов, чувствовал, как публика замирает на трогательных моментах, как смеется над шутками. После просмотра он был очень доволен и сказал коллегам: «Вот так можно работать. Теперь будем работать». Никто подумать не мог, что пройдет всего несколько месяцев и в зале Дома кино будет стоять гроб с его телом, а женщины вместе с цветами будут приносить ветки калины с гроздьями красных ягод.

Картину в 1974-м посмотрели 62 млн зрителей, что беспрецедентно для драмы. Для примера: комедия «Иван Васильевич меняет профессию», вышедшая в тот период, имела идентичные показатели посещаемости. Критики было замахнулись на ленту, но после 2 октября, дня смерти автора, с их перьев полился мед о народном триумфе фильма. Это важно и в то же время не важно. Все и без критиков знали, чего стоил талант Шукшина.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ