ФРОНТОВОЙ АЛЬБОМ. История портрета на фоне Рейхстага

Новый проект агентства «Минск-Новости» приоткроет страницы семейных альбомов, в которых бережно хранятся уникальные фронтовые снимки. Истории пожелтевших фото расскажут ветераны, их дети, внуки, правнуки. Вместе вспомним, какой ценой 75 лет назад досталась нам Победа в Великой Отечественной войне.

Минчанка Таиса Кузьмичёва с любовью вглядывается в фотоснимки. Вот отец приосанился на фоне Рейхстага. Вот запечатлен рядом с Бранденбургскими воротами… Никогда не подумаешь, какая страшная боль терзает душу этого бравого бойца. Ведь он уверен, что жена и две дочки погибли в родной Беларуси от рук оккупантов.

До войны семья Козловых (девичья фамилия Таисы Кузьмичёвой. — Прим. авт.) жила в Минске. Отец Адам Иванович работал водителем в аппарате Совета народных комиссаров БССР, мама была домохозяйкой. Оставшись в оккупированном городе, оба стали участниками Минского подполья. Помогала родителям и Таиса, которой в начале войны было девять лет. Она до сих пор помнит, как носила подпольщикам спрятанный на дне корзинки с яйцами тол, зашитую в тряпичную куклу гранату.

Осенью 1943-го, когда находиться в городе из-за угрозы разоблачения стало опасно, семью Козловых переправили в партизаны. В начале июня 1944-го, пытаясь выйти из устроенной гитлеровцами блокады, их отряд попал в засаду. Ехавший впереди колонны отец смог отбиться и скрыться в лесу. А мать и две дочки, следовавшие с подводами, оказались в плену.

Многие тогда погибли. Папе сказали, что его семью тоже убили. Гитлеровцы и в самом деле поставили нас у песчаной насыпи на расстрел. Но автоматную очередь дали поверх голов, после чего расхохотались. Оказалось, они так развлекались. Нам была уготована другая участь — концлагеря сначала в Польше, потом в Чехословакии. До сих пор удивляюсь, как смогли выжить в том аду и вернуться в Минск, — рассказывает собеседница.

Таиса Адамовна показывает документы, выданные ее отцу. Из них видно: он отчаянно мстил за свою семью. 23 июня 1944 года на железной дороге Минск — Бобруйск близ деревни Михановичи, будучи старшим группы, пустил под откос воинский эшелон. Уничтожены паровоз и шесть вагонов с немецкими солдатами и офицерами. 24 июня на той же железной дороге возле деревень Осеевка и Дубки взорвали вражеский бронепоезд, разбиты два паровоза, три бронированных вагона и шесть платформ с автомашинами, ликвидирован личный состав. 25 июня на шоссейной дороге у деревни Цесино уничтожена грузовая автомашина с немцами, следовавшая в Минск.

Адам Козлов первый справа

После прихода Красной армии Адам Иванович влился в ее ряды, стал морским пехотинцем. О его боевом пути Таиса Адамовна рассказать затрудняется — отец никогда не говорил с родными о войне. Она знает только, что дошел до Берлина и через всю Европу пронес довоенные фотографии своей семьи.

Вот на этой карточке можно увидеть фото за спиной отца. Смотрите, поместил в красивую рамку, украсил цветами… Там наши детские снимки, фотография жены, брата, его самого. Можно себе представить, что творилось у папы на сердце, когда он смотрел на нас, таких счастливых, еще не знавших ужасов войны, — вздыхает собеседница.

Обращаю внимание на награды, которые красуются на флотском костюме А. Козлова. Его дочь поясняет: это медаль «Партизану Отечественной войны» I степени и орден Отечественной войны I степени. Позже вручили медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Т. Кузьмичёва до сих пор во всех деталях помнит день, когда они с отцом снова встретились. После возвращения в Минск мама и дочки поселились в пустующем здании какой-то конторы. Там же жили и другие их родственники — перебрались еще в начале войны, поскольку дома разбомбили. Утром Таиса жарила картошку в железной печке, как вдруг стукнула входная дверь и до боли знакомый голос удивленно назвал ее по имени.

Отец был потрясен и безмерно счастлив, что мы живы. Кто-то из родственников побежал за мамой, которая работала в школе. Она примчалась, бросилась мужу на шею. Моя младшая сестренка выбралась из-под кровати, куда сперва спряталась. Все обнимались, целовались. Всегда плачу, когда обо всем этом вспоминаю, — говорит Таиса Адамовна.

У Рейхстага Адам Козлов в центре, облокотился на орудие

После войны отец своими руками построил новый дом, посадил сад. Родились еще трое детей — два мальчика и девочка. Тяжело трудился, стараясь обеспечить семью всем необходимым. К сожалению, мирной жизни судьба ему отмерила немного — умер в 1955 году.

Адам Иванович успел подержать на руках только первую внучку. С тех пор семейное древо приросло многими веточками — род продолжили семь внуков, пятнадцать правнуков, пять праправнуков. Каждый из них по рассказам старших хорошо знает, какие тяжелые испытания выпали в Великую Отечественную войну их семье.

Часто вспоминаю отца, — продолжает разговор Таиса Адамовна.  Честно сказать, запомнила его не таким, как на том фронтовом снимке, где он воодушевлен Победой, улыбается, принял шутливую непринужденную позу. После войны на плечи папы легло так много забот, что было не до веселья. Рано утром вставал, шел строить наш дом, потом уходил на весь день на работу, по возращении снова отправлялся на стройку. В моей памяти он остался строгим, требовательным, но при этом искренним, заботливым. Именно отец меня научил: если за что-то берешься, делай от и до. Так я всегда и поступала, что помогло прожить достойную жизнь. Спасибо ему за всё.

Адам Козлов у Бранденбургских ворот третий слева

Фото Сергея Пожоги и из архива Таисы Кузьмичёвой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ