ФРОНТОВОЙ АЛЬБОМ. Минчанин Иван Масловский: «Мне очень повезло, что я остался в живых»

В своей батарее минометчик Иван Масловский был самым молодым. Но к 19 годам заслужил две медали «За отвагу». О своем фронтовом пути ветеран рассказал корреспондентам агентства «Минск-Новости».

С минометом и баяном

В самом начале беседы ветеран предупреждает: память его уже подводит, вряд ли сможет много рассказать о своих старых фронтовых фотокарточках. Но стоило ему взять их в руки, как воспоминания полились рекой.

— На этом большом групповом снимке — наша минометная батарея. Сфотографировались в апреле 1945 года под немецким городом Бартом, когда готовились к боям за него. Остановились в лесу на привал, и кто-то из ребят нас на память запечатлел, — рассказывает собеседник.

И. Масловский в Красной армии с февраля 1943-го. Призвали после освобождения от немецкой оккупации его родного села Штормово Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Попал в минометчики. Сначала бил врага из 82-миллиметрового, потом 120-миллиметрового миномета. Здесь, под Бартом, в составе 128-го гвардейского стрелкового полка 44-й гвардейской стрелковой дивизии он и закончил войну.

— В нашей минометной батарее я был самый молодой. Месяц до 18-летия оставался, как в армию призвали. Но старшие товарищи уважали, относились как к равному. Знали, в бою на меня всегда можно положиться. А еще очень любили, когда я на своей трофейной гармошке играл. На привалах частенько просили вдарить «Катюшу» или частушки, я много их знаю, — с улыбкой вспоминает ветеран.

Склонившись над фото, показывает мне: вот это командир расчета, это повар, это ездовой… Одного из бойцов, запечатленных на снимке, через несколько дней серьезно ранили в бою. Увезли в госпиталь, но он не выжил.

С особым чувством рассказывает фронтовик о своем друге, тоже минометчике, Мише Салееве, который стоит на снимке в верхнем ряду третьим слева. Он был всего на год старше, и молодые люди подружились.

— Помню, как сидели у костра и мечтали: вот бы до Победы дожить!.. Ну и потом хотя бы лет до 50… Увидеть, как отстроится страна, жениться, детишек родить. И ведь сбылась мечта! Семьи мы создали, у меня есть дочь и внук, жаль только, правнуков не дождался. Ну а по прожитым годам наш план почти в два раза перевыполнил — 23 марта готовлюсь отмечать 95-летие, — делится собеседник.

Иван Масловский в среднем ряду третий слева

После войны они с Михаилом переписывались, в 1960-е встретились в Москве на День Победы. Когда семья Салеева известила Ивана Куприяновича о смерти однополчанина, очень переживал. Их дружбу, рожденную на фронте, он всегда особенно ценил.

Дорогами Победы

Второй снимок в фронтовом альбоме ветерана тоже сделан весной 1945-го на территории Германии. И опять на привале. Где точно, мой собеседник вспомнить затрудняется. Не счесть, сколько было таких остановок, пока шли с боями по территории Польши и Германии. Передвигались пешком, уставали страшно. На лошадях, которых нетрудно рассмотреть на заднем плане снимка, только минометы и боеприпасы перевозили. Но уже было ощущение приближающейся победы, что придавало бойцам сил.

— Слева, с биноклем на груди, стоит наш корректировщик огня Тимчик. Девушка — помощник повара. Остальные, включая меня, минометчики. Уставшие, это видно по лицам. Но настроение хорошее! — комментирует И. Масловский.

— Один из ваших старших товарищей с сигареткой в руках. А вы, часом, не увлекались?

— Нет, я не курил. Когда-то еще подростком отец застукал меня с папиросой на сеновале, так отлупил, что я на всю жизнь запомнил. И спиртного не употреблял. Получал, что полагается, и товарищам отдавал, —отвечает Иван Куприянович.

Прошу рассказать о наградах, которые красуются у него на груди. Слева — нагрудный знак «Гвардия», две медали справа — «За отвагу». Признается, очень ими гордился, ведь название говорило само за себя. Позже ему вручили еще ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией».

— Я всегда считал себя счастливчиком. Мне очень повезло, что я остался в живых и не стал калекой, хотя и был дважды ранен. Мой отец на фронте погиб. Из 11 ребят, призванных в 1943-м из нашего села Штормово вместе со мной, с войны вернулись только трое. Причем один без руки, второй без ноги. В глубине души я всегда чувствовал — должен радоваться и работать и за себя, и за тех, кому не суждено было выжить, — поясняет ветеран.

Он посвятил себя военному поприщу, оставался в рядах Советской армии до середины 1970-х. Наряду с выполнением должностных обязанностей участвовал в самодеятельности. В какой бы точке Советского Союза ни доводилось служить, создавал ансамбли песни и пляски, играл на балалайке, баяне, гитаре.

С песней по жизни

В свои 94 года Иван Куприянович по-прежнему являет достойный пример жизнелюбия и оптимизма. Поет в хоре ветеранов войны и труда «МАПИДа». Дважды в неделю спешит на репетицию, участвует в концертах, в Минском городском фестивале народного творчества ветеранских коллективов «Не стареют душой ветераны». Каждое воскресенье ходит на танцы во Дворец культуры ветеранов.

— Кто-то скажет, какие танцы в таком возрасте? Ну не могу я дома сидеть! Надо двигаться, общаться, тогда совсем по-другому себя чувствуешь. Из-за проблем с тазобедренным суставом бывает, даже ходить больно. Выручает сила воли. Если б ее не было, лежал бы в кровати, — говорит фронтовик.

Есть у него мечта — хотел бы снова увидеть родную Луганщину, где не был много лет. Посетить могилы родных, встретиться с сестрой, которая по-прежнему там живет. Признается: с первого дня военного конфликта места себе не находил при мысли, что там снова рвутся снаряды и гибнут люди.

— Нет ничего страшнее войны. И то, что Беларусь уже 75 лет не знает этой беды, большое счастье. Очень важно, что мы всегда так ярко отмечаем День Победы. Не только для нас, фронтовиков, но и для всех поколений. Память о тех трагических событиях должна удержать мир от новых ошибок, — считает ветеран.

Фото Павла Русака и из архива Ивана Масловского

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ