Гамачная зона, солярий и буфет до часа ночи. Каким был парк Челюскинцев в начале 30-х годов прошлого века

Почему к благоустройству парка имени Челюскинцев приступили спустя два года после открытия и какую роль в его судьбе сыграли летчики-герои, выяснил корреспондент агентства «Минск-Новости».

Тяжелый старт

О том, что в столице в конце весны 1932 года появилась новая зона отдыха, минчане узнали из коротких объявлений, затерявшихся в рекламном блоке газет «Звязда» и «Рабочий». Издания писали: «По Борисовскому тракту (против выставки) заработала новая площадка для отдыха. К услугам посетителей 9 ларьков с холодными напитками и закуской, буфет открыт с девяти утра и до часа ночи. В парке играет духовой оркестр из 25 человек под управлением тов. Каратаева. Есть также гамачная зона, заканчивают строить солярий, детскую площадку». Вот так тихо и незаметно в Минске появился огромный парк. Нетрудно догадаться, что завоевать популярность у большинства горожан ему было сложно. Он по всем параметрам уступал старейшей зеленой зоне — саду «Профинтерн» (бывший Губернаторский парк, а ныне Центральный детский парк имени М. Горького). Причем еще два года не мог предоставить минчанам качественные услуги для отдыха и развлечений.

Почему так случилось? Решение о создании здесь зоны отдыха было принято в 1928 году. Однако вскоре новый объект оказался в своеобразной финансовой ловушке. В непосредственной близости от него развернулись грандиозные стройки. Обе были приурочены к важнейшему для страны празднику — 10-летию освобождения Минска от белополяков. На месте современного Дворца водного спорта 11 июля 1930 года торжественно открылся Всебелорусский стадион имени 10-летия освобождения БССР от белополяков. Через месяц, 10 августа, заработала Первая Всебелорусская сельскохозяйственная и промышленная выставка. Ее многочисленные павильоны возвели на территории в 75 га! Сегодня это квартал вокруг бульвара Толбухина. Ради такого события ветку минского трамвая продлили до современной площади Калинина. Традиционно с финансированием прогадали и превысили сметы. Средства взяли с других объектов, менее значимых для города. Среди них был парк культуры и отдыха.

Вторым неприятным сюрпризом оказалось создание ботанического сада. Часть территории парка в апреле 1932-го передали ему. Соответственно, срочно пришлось перекраивать границы зон отдыха. Тянуть дальше с открытием не стали. Решили, что недочеты легче устранить, а остальное запланированное доделать как-нибудь потом.

Трудные годы

Посетителей в новом парке культуры и отдыха было мало. Их не привлекал его неживописный вид. Лишь вдоль центральных аллей проредили кустарник, убрали бурелом. Сойдя с тропинки, попадали в обычный лес. Вдоль пешеходных дорожек установили всего пару десятков лавочек. Можно было пройти несколько кругов, но так и не найти свободного местечка, чтобы присесть и почитать газету. Подкачал и общепит. Если в первые дни после открытия ларьки и буфет предлагали вдоволь напитков и закусок, то через месяц от разнообразия не осталось и следа. На прилавках все чаще замечали вчерашние булочки и кексы.

Тем не менее парк все-таки обрел своих почитателей. Мальчишки и девчонки оценили новый детский городок. Родители могли спокойно посидеть на траве, пока их малыши часами играли здесь. Приезжали туда те, кто хотел насладиться покоем. В отличие от «Профинтерна», там было много тихих и уютных мест.

Что касается попыток довести зону отдыха до ума, то каждый раз что-то мешало.

Минский горсовет заказал за 10 тысяч рублей разработку плана развития парка в Московском тресте зеленого строительства. Получив проект, выделил 200 тысяч рублей на работы. Вот только освоить Минкомхоз успел только 10 тысяч. За них возвели дом для руководства и рабочих по обслуживанию парка, детский городок, навес для буфета, установили ларьки и лавочки. Остальные средства вскоре перераспределили на более актуальные объекты. В столице активно боролись с бездорожьем и повсеместно мостили улицы и ремонтировали тротуары.

Такая же история с финансами произошла и в 1933-м. Минский трест зеленого строительства успел получить лишь 17 тысяч рублей из 150 тысяч выделенных. В начале 1934 года никаких сумм на благоустройство парка вообще расходовать не собирались. Ситуация изменилась с приходом нового директора Чирского. Обращаясь во всевозможные инстанции, ему удалось выбить из бюджета более 60 тысяч рублей. За них начали возводить здания летнего театра, делать прокладку водопровода, закупили аттракционы, отремонтировали скамейки и забор.

Однако все оказалось не так просто. Сторонние организации не спешили выполнять взятые на себя обязательства. Например, «Водоканалтрест» не выделил рабочих для проведения в парк водопровода, хотя трубы и колонку привезли. Без воды нельзя было приступить к установке уже оплаченного мотора для заполнения душевых резервуаров. Без душа не мог принять посетителей солярий парка, который простаивал третий год. Открытие детского городка тоже затягивалось — гороно не предоставляло педагога-организатора до начала летних каникул. Не обеспечили поддержку общественные и профсоюзные организации.

Действовать директор парка решил с помощью тяжелой артиллерии. В мае 1934 года в газете «Звязда» вышел разгромный материал известного журналиста Михаила Ярчака «О том, как Менск остался без парка культуры и отдыха». Затем была опубликована карикатура.

И все-таки переломный момент наступил. В июне 1934-го чествовали в Кремле летчиков, первых Героев Советского Союза. По всему СССР стали переименовывать объекты, присваивать название «Челюскинцев». В Минске идеально подходящим вариантом оказался безымянный парк культуры и отдыха. После этого игнорировать благоустройство площадки было просто невозможно, и недоделки удалось быстро устранить. Так началась новая страница в истории одной из крупных зеленых зон столицы. Хотя испытания на этом не закончились. К сожалению, старый парк имени Челюскинцев был уничтожен в годы Великой Отечественной войны. Его постройки, как и забор, разобрали на дрова. Настоящим местом массового отдыха он стал лишь в 1950-е, когда там появились аттракционы и кинотеатр «Радуга». Сегодня парк имеет статус историко-культурной ценности как памятник истории и ландшафтной архитектуры.

Городской солярий в 1930-е представлял собой площадку для принятия солнечных ванн. На протяжении всего светового дня она была открыта жарким лучам. После сеанса посетители могли воспользоваться душем. От посторонних глаз он был отгорожен высоким дощатым забором. В то время на территории солярия минчане загорали так, как им хотелось: в купальниках и плавках, топлес или полностью обнаженными.

Справочно

В дореволюционное время на месте парка культуры и отдыха имени Челюскинцев рос густой лес. Назывался он Комаровским. С XVIII века им владел знатный род Ваньковичей. Лишь в 1920-е эту территорию включили в городскую черту.

Фото носят иллюстративный характер

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ