Где прописан Хемингуэй?

Елена Авринская
Автор материала:
Елена
Авринская

Школьные учебные программы и учебники нередко критикуют. И действительно, логику их составителей бывает трудно понять.

В кои-то веки моя великовозрастная внучка, ученица выпускного класса, признала бабулин авторитет и обратилась за помощью:

— Объясни мне, пожалуйста, в чем заключалась внешнеполитическая доктрина Трумэна.

— Кого? — удивилась я.

— Послевоенного американского президента. Нам надо добрый десяток их знать с полным именем, временем президентства и программами. И главных политических деятелей США.

— А доктрину Сталина вы уже знаете? А программу Машерова по развитию сельского хозяйства и промышленности Беларуси вы изучали? И кто такой Андрей Громыко тоже усвоили? — в свою очередь поинтересовалась я. — Знаете, как Беларусь стала высокоразвитой и высокотехнологичной страной?

— О Машерове просто упоминали на уроке однажды, о Громыко читала в Интернете. А вот 145 имен и творений американских, французских и итальянских современных писателей, художников и архитекторов нам надо выучить к следующему уроку истории.

— А имена и произведения Савицкого, Азгура, Селиханова, Вучетича, Щемелёва, Конёнкова вы уже знаете? А имя и отчество маршала, которым названо твое учебное заведение, имена командующих фронтами, освобождившими Беларусь, вам ведомы? — продолжала беседу я.

— Подробно не учили, упоминали мимоходом.

Следующим потрясением явилась география. Когда к одному уроку выпускникам надо было выучить наизусть все корпорации, экономические сообщества, концессии мира, запомнить их названия, годы образования и города, в которых размещаются штаб-квартиры. Таких набралось около 200. В разговоре со мной преподаватель географии сообщила, что по этой теме на 4-м курсе университета она прослушала спецкурс, а кто и почему внес этот сложный материал для одного урока в школе, ей, как и всем, непонятно.

Разочаровавшись в моих знаниях трумэновской доктрины и штаб-квартир зарубежных корпораций, закрыв уши на ворчание, что западную литературу надо читать, а произведения искусства видеть, внучка, призвав на помощь Google, стала пополнять свой багаж знаний американской истории. Мои стенания по поводу странных программ обучения, в которых практ­и­­чески замалчивается весь период СССР, а Великая Отечественная война в год 75-летия Победы изучается галопом, попросила адресовать составителям учебников и программ. «Беларуская лiтаратура для 11-га класа» 2009 года издания таки заставила меня сформулировать вопрос: почему в разделе «Беларуская лiтаратура перыяду 1966-1985 гадоў» между характеристикой творчества Василя Быкова и Михася Стрельцова размещена статья об Эрнесте Хемингуэе. А между Рыгором Бородулиным и Евгенией Янищиц уютно расположился еще один якобы белорусский мастер слова — немец Генрих Бёлль. В учебнике их появление и степень причастности к отечественной словесности не объясняется. Нобелевские лауреаты? Так их среди литераторов числится больше ста. Некоторые педагоги пояснили: учебник устарел и зарубежные писатели представлены теперь только для дополнительного ознакомительного чтения. Возможно, хотя и за дополнительные задания спрашивают по полной.

Оговорюсь сразу: против этих писателей я ничего не имею. Именно Хемингуэй был кумиром моей студенческой юности в 1960-е, но не в ущерб изучению отечественной истории и литературы. А при скудных познаниях нынешних школьников истории Великой Отечественной войны, в год 75-летия Великой Победы, думаю, в расписание следовало бы внес­ти хотя бы один урок о писателях-белорусах, прошедших войну от первого до последнего дня солдатами на передовой. И разговор о зарубежных корпорациях отложить до университетских времен. А нынешних школьников познакомить с историей возрождения страны, становления ее промышленности и науки.

Пока что, как показалось мне, рядом с доктриной Трумэна ощутимо присутствует тень политолога Бжезинского, утверждавшего, что славян можно победить не войной, а внедрением в их сознание чуждых ценностей. Что, судя по всему, и происходит.

Я не виню учителей, они следуют программе. Не виню авторов устаревших учебников — не так-то просто издать новые. Но хотя бы в год 75-летия Великой Победы консервативной системе образования следовало бы встрепенуться и уделить больше внимания отечественной истории. Нет программ? Нет учебников? Доверьтесь учителям, их знаниям, интуи­ции, интеллекту.

***

В год 75-летия Великой Победы в расписание следовало бы внести хотя бы один урок о писателях-белорусах, прошедших войну от первого до последнего дня солдатами на передовой.

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое