Где в Минске ищут красивые лица, и сколько зарабатывают белорусские модели

Его имя известно многим: Сергей Нагорный является руководителем крупной студии моды, входит в состав жюри национальных конкурсов красоты.

Однако не каждый знает, что в индустрию моды Нагорный попал по воле случая.

– По окончании продюсерского факультета Института современных знаний занимался организацией концертов белорусских музыкальных групп, – рассказывает собеседник. – Однажды поступила заявка на проведение фестиваля «Персонификация», основанного на авангардной моде. Агентства не смогли помочь с моделями. Пришлось самому выйти на улицу в поисках симпатичных девушек. Этот случай заставил задуматься: нравится ли мне на самом деле сфера, в которой я работаю.

В 1997 году в Минске начали массово появляться бутики и салоны красоты. Требовались модели, чтобы рекламировать эти заведения, а также одежду белорусских дизайнеров. Но о новой студии моды Нагорного клиенты не знали. Молодой предприниматель пошел на отчаянный шаг: разместил по всему городу рекламу своей фирмы. Потратил на это огромные деньги, но результат дал о себе знать – о студии стали ходить слухи. Многие говорили, что ее открыли богатые москвичи.

– На данный момент филиалы нашей компании действуют в 13 городах Беларуси. В агентстве работают около 250 девушек и 50 парней, – рассказывает Сергей.

– Случалось, что обеспеченные родители приводили к вам в студию не очень красивую дочь и просили сделать из нее модель?

– Такого не припоминаю. Но однажды пришлось отказать клиентке, которая привела гиперактивного 6-летнего сына. Наши педагоги справиться с ним не смогли. Попросили обратиться позже, когда ребенок подрастет.

Раньше скауты-агенты искали на улицах симпатичных девушек. Потенциальных моделей приглашали в студию. Сейчас к такому методу прибегаете?

– Конечно, поиском красивых лиц занят каждый работник фирмы. Чаще всего встречаем симпатичных девушек возле «МакДональдса» и в торговых центрах.

– Какими параметрами должна обладать модель?

– В мире моды все меняется: сегодня востребованы девушки одного типажа, а завтра – другого. Тем не менее белоруски никогда не остаются без работы. Этих моделей называют хамелеонами: у них уникальная внешность, благодаря которой могут вжиться в любой образ. Девушки со стандартными параметрами 90–60–90 больше востребованы на конкурсах красоты. Для подиума нужны более миниатюрные модели. Рост манекенщицы должен составлять 175–178 см.

– Просите своих учениц доводить внешность до совершенства?

– С девушками в студии работают стилисты. Приветствуется натуральная красота, поэтому манекенщицам не рекомендуют стричь и окрашивать волосы. Под запретом татуировки. Обращаем внимание на знание иностранного языка, ведь по окончании учебы в подиум-школе могут пригласить работать за границей. У многих наших выпускниц удачно сложилась судьба за пределами родины. Одна из моделей, переехав в Нью-Йорк, нашла там свою любовь.

В студии занимаются барышни не только из состоятельных семей. Одна из девушек ходила на занятия в старом растянутом свитере, а сегодня она блистает на подиуме в одежде от Армани. Другая выпускница поехала на кастинг фирмы Prada в дешевых сапогах, которые купила на рынке. Обувь была ярко-белого цвета, благодаря чему модель запомнилась специалистам.

– Получается, что на территории Беларуси работать моделью невыгодно?

– За участие в фотосъемках и работу на подиуме платят небольшие деньги. Это занятие можно рассматривать скорее как хобби. Но мы сотрудничаем с белорусскими предприятиями легкой промышленности, частными швейными фирмами, дизайнерами. Модели нашего агентства готовятся участвовать в конкурсе «Платье в стиле «Керамин».

– Скоро начнется отбор на национальный конкурс «Мисс Беларусь». Вы будете в составе жюри?

– Пока предложения от организаторов не получил. Жду их звонка. Заметил интересную закономерность: в конкурсах красоты у нас и за рубежом побеждают девушки с классическим типом красоты, которых можно представить в образе Евы, а также те, кого любит камера. Многие победительницы имеют опыт работы на телевидении в качестве журналистов. Такие девушки могут преподнести себя, достойно ответить на вопросы ведущего и обратить на себя внимание жюри.

– Почему наши модели не побеждают на международных конкурсах?

– Я бы не был так категоричен. Наша ученица Екатерина Доманькова, например, выиграла конкурс «Супермодель мира» в Нью-Йорке. Что касается таких состязаний, как «Мисс Вселенная» и «Мисс мира», то я убежден, что появится модель, которая прославит нашу страну. Не нужно забывать, что мы в этой индустрии новички.

– Как относитесь к сложившемуся стереотипу, что все модели глупы?

– В любой сфере деятельности есть люди умные и не очень. В защиту белорусских манекенщиц скажу, что многие из них имеют высшее образование. По завершении карьеры модели пробуют себя в качестве фотографов, журналистов, дизайнеров.

– Манекенщицы часто конкурируют друг с другом. Владельцы студий моды тоже соперничают?

– В Беларуси каждая школа занимает свою нишу. Нам с коллегами нечего делить.

– Успевают ли белорусские швейные предприятия за модой, на ваш взгляд?

– Лучше дела обстоят у коммерческих фирм. Они умеют представить свой товар в выгодном для покупателя свете. Одежду этих предприятий часто приобретаю для своей сестры, которая живет на Майорке. Под наряд она подбирает туфли зарубежных производителей. Однажды в магазине к ней подошла испанка с комплиментами. Сестра подумала, что женщина впечатлилась обувью. Оказалось, что ей понравился трикотаж.

– Известный дизайнер Иван Айплатов уволился с фабрики «Элема». Как думаете, почему?

– Нюансов этой истории не знаю. Но мне жаль, что так произошло. Айплатова любит молодежь. Благодаря ему молодые люди обратили внимание на одежду фабрики.

– Как относитесь к моде на вышиванки?

– Отлично, ведь это то, что выделяет нас в мировой моде. Я бы посоветовал белорусским дизайнерам не перебарщивать и не превращать наряд в классический национальный костюм… Кстати, у меня дома хранится рушник, созданный моей бабушкой.

– Следите за модой?

– Конечно, хотя в последнее время больше внимания уделяю детской моде. В ноябре прошлого года у меня родился сын. Юджина наряжаю в фирменные маечки и курточки. Для его одежды даже создана гардеробная комната. С появлением сына моя жизнь сильно изменилась. Если раньше после работы проводил время на показах и презентациях, то теперь бегу домой.

– Что посоветуете нашим читательницам, которые следят за модой?

– Сегодня есть Интернет, там можно найти массу полезной информации. Однако в погоне за модными новинками советую не забывать об индивидуальности. Мне кажется, что интереснее всего дама выглядит, когда она влюблена и любима. Всем хочу пожелать именно этого.

Самое читаемое