Гендиректор УП «Минскметрострой»: «У нас обученный персонал, лучшая техника, мы ни в чем никому не уступаем»

Уходящий год мог стать для УП «Минскметрострой» множественно юбилейным: 40 лет как была забита первая свая минского метро, вынут первый ковш земли из котлована, пройден первый метр тоннеля… Эти даты были отмечены СМИ, воспоминаниями ветеранов, но никаких особенных торжеств на предприятии не происходило. Коллектив работал напряженно, круглосуточно, без выходных, без парадных маршей и собраний. Корреспондент агентства «Минск-Новости» посетила предприятие и побеседовала с его работниками.

С начальственных высот

Леонид Стухальский, генеральный директор УП «Минскметрострой»:

Нас объединяют не банкеты, а прежде всего гордость за работу, за то, что мы делаем для города. Коллектив дорожит своей репутацией, и это очень сильно отличает его от других. У нас непрерывный цикл работ, и на это мы пошли осознанно, чтобы более рационально использовать ресурсы. При переводе на круглосуточный режим работы более четко организовали деятельность управления механизации: сразу улучшились производственные показатели, выросли зарплаты. Техника работает с полной отдачей, соответственно, и мастерские все в круглосуточном режиме. Хотя должен сказать, что относительно зарплаты хвастаться пока особо нечем — работаем на уровне средней по городу. Но мы сегодня нацелены на то, чтобы и здесь добиться прогресса. Вместо выплаты разовых юбилейных премий в уходящем году два раза поднимали тарифную ставку на 10 %. Планируем в январе-феврале 2018-го поднять еще на 10 %.

В прошлом году коллектив увеличился на 800 человек. Сейчас у нас 2 000 работающих, и я знаю всех мастеров, прорабов, начальников участков, многих рабочих и бригадиров. Надеюсь, что все знают и меня. Каждый день, включая субботу и воскресенье, бываю на объектах. Ведь, если люди не видят своего руководителя, может закрасться сомнение: настолько ли важна их работа? Потому я каждый день на участках. Люди видят, что руководитель также причастен к делу, знает его и болеет за работу. И это влияет на результат.

Радует, что метростроевцы поверили в возможность реконструкции предприятия. Два года назад, когда я стал гендиректором, у нас были финансовые затруднения. Сейчас мы отошли от края пропасти и нацелены на дальнейшее улучшение. Я очень благодарен коллективу за понимание, поддержку, за активное участие в решении всех задач. Только благодаря этому и точным расчетам ожидания оправдались. На будущее — проведем глубокую модернизацию всех технических процессов, поэтому в ближайшие годы предприятие будет очень много вкладывать в развитие и внедрение новых технологий. Сейчас у нас действуют четыре немеханизированных щита, будем заменять их механизированными. На очереди также работы по модернизации завода железобетонных изделий. Будут внедрены новые технологии по всем параметрам, которые сопутствуют горным работам. «Минскметрострой» готов предложить свои услуги на любом рынке. У нас обученный персонал, лучшая техника, мы ни в чем никому не уступаем.

Ну а юбилеи… Ветеранов мы не забываем. Для молодых главное — доверие друг к другу, знание своих смежников, работа плечом к плечу. Иначе не будет ни цели, ни ее реализации. Для сплочения коллектива снимаем спортзалы, наши команды участвуют в городских соревнованиях и занимают достойные места. Стараемся создавать хорошие бытовые условия на рабочих местах. Организовали на своем заводе выпуск бытовых модулей. Сегодня работаем на то, чтобы на каждого было больше квадратных метров бытовых помещений. Человек должен прийти, нормально отработать смену, вовремя пообедать, помыться, уйти домой. Нас радует, что горожане хотят знать, как мы работаем.

Со стороны профсоюза

Наталья Толстик, председатель первичной профсоюзной организации УП «Минскметрострой»:

К вопросу круглосуточной работы, двенадцатичасовых вахт профсоюз и администрация подходили с разных сторон. Руководитель знает положение с одной стороны, я — немножечко с другой. Переход на такой режим хорош для механизмов — мы их используем на 100 %, для выполнения заданий, повышения производительности труда. Но может сильно повлиять на здоровье работника. Согласитесь, у нас сложные условия, в которых человеку тяжело работать по 12 часов, особенно в ночное время. Сбиваются биологические часы. Некоторые жалуются, с чем-то не соглашаются. Вот была конфликтная ситуация в СМУ-2 из-за вахт по 12 часов. Собрание провели во время пересменки в 7:30, пригласили руководителя СМУ. Люди объяснили свои сложности, и мы решили провести голосование: кто за 8 часов, а кто за 12. Подсчитывали больше суток, чтобы учесть мнение каждого. И более 90 % проголосовали за 12 часов с часовым обеденным перерывом. Так длиннее промежутки между вахтами, можно подольше побыть дома, полноценнее отдохнуть.

Хотя цель у всех одна — строить для города метро и заработать на жизнь. Но для этого нужны хорошие условия труда. В работе профсоюзов важна не организация каких-то развлечений, состязаний и конкурсов, хотя и это нужно. Главное — организация бытовых условий, рабочего режима. Мы всячески стараемся уберечь людей от профзаболеваний. Я, например, в первый раз необдуманно в тоннель в кроссовках спустилась, и через пару минут ноги озябли, хотя под землей душно. Значит, заботимся о вентиляции, теплой обуви, спецовках, рукавицах, наушниках, бытовках. Наш завод ЖБИ освоил изготовление бытовых помещений, которые собираются в комплексы — «душкомбинаты». В них действительно есть душевые, туалеты, комнаты для приема пищи, рабочие места для бригадиров, прорабов, мастеров. Даже пошивочная и прачечная — работники сдают в нее спецовки, получают подменную одежду, а потом забирают свою — чистую и сухую.

У нас 7 обособленных структурных подразделений. Я всего третий год председатель профкома, прежде работала бухгалтером, не знала досконально производства, условий. Поначалу все было открытием, потому продолжаю учиться и учиться. Наш коллективный договор выучила почти наизусть, это главный документ в моей работе. Очень многих людей знаю в лицо. Изучаю законодательство, развиваю ораторские способности, учусь четко и доходчиво излагать свои мысли. У меня сложились конструктивные отношения с директорами структурных подразделений. Применяю бесконфликтный метод работы: общаюсь, консультируюсь, устно обращаюсь за помощью в решении вопросов к администрации, с письмами — очень редко. Я перестала бояться рабочих, стала понимать их позицию. Люблю четкость, хотя не всегда у меня так получается. Вот пытались организовать привозное горячее питание. А это накладные расходы, транспорт — дороговато… К тому же, например, привезли еду, а идет приемка бетона и люди не могут оторваться, иначе раствор застынет. Потому остывает пища. Холостые парни были за привозное питание, а семейные, их большинство, предпочитают брать еду из дома. Но вопросы решаем.

На организацию культмассовых и спортивных мероприятий УП «Минскметрострой» выделяет немалые средства. Оплачиваются корпоративные спортивные мероприятия, например зимняя спартакиада и летний туристический слет, праздничные новогодние торжества, детские новогодние подарки. Профком оплачивает аренду спортзалов для учебно-тренировочного процесса футболистов и волейболистов, частично посещение бассейна для любителей здорового образа жизни. Ветеранов спорта со счетов не сбрасывают, они участвуют в соревнованиях, даже в международных. Среди наград есть кубки сорокалетней давности. Профком также поздравляет членов профсоюза со всеми государственными праздниками, и особенно с профессиональным — Днем строителя, юбилейными датами рождения, провожает на пенсию.

Круговая порука

В УП «Минскметрострой» это определение можно применять только в позитивном смысле, ибо выявить главных среди строителей подземки сложно, почти невозможно. Непосвященным кажется, что главный — проходчик. Но работающие на механизированном проходческом комплексе «Алеся» инженер-строитель Владимир Тузов, монтажник Юрий Ткачев и горный мастер Михаил Моисеенко уверены: нет ни второстепенных работ, ни второстепенных работников — все как детали слаженного механизма.

Слева направо: Владимир Тузов, Юрий Ткачев, Михаил Моисеенко

Владимир Тузов:

У нас на участке работают 100 человек. Из них на механизированном комплексе «Алеся» — 60, в смену — 15. Все делается по точнейшему графику: сначала идет поставка материалов, кольца железобетонные грузим и на дизелевозе отправляем в тоннель. Там идет разгрузка материалов, потом они принимаются в монтаж. Специальные люди монтируют кольца, в зазоры нагнетают цемент, и оператор согласно заданным параметрам управляет щитом. Вся технологическая цепочка расписана по этапам. Если один не выполнен, цикл останавливается. К примеру, задержится машина с раствором — работы могут сорваться. В этом круге главные все!

Юрий Ткачев:

— Принято считать, что хороший эксплуатационник, наладив механизм, может спокойно дремать до следующей поломки. Может быть, где-то так и происходит, но не у нас. Мы обязаны непрерывно по графику следить за машиной, обслуживать ее. Электрослесари наблюдают за электрохозяйством, слесари-монтажники — за своевременной смазкой. Всё входит в комплекс работ. Мы не дремлем, пока машина работает, не дожидаемся неисправности, чтобы ее устранить, а непрерывно следим за механизмами. Через определенное время (250–300 м проходки) меняем износившийся режущий инструмент. Эти работы выполняют слесари-монтажники.

Михаил Моисеенко:

Я слежу за безопасностью работ. Трудиться опасно на любой стройке, но под землей — особенно. На строящейся станции «Вокзальная» много машин и механизмов, ходит подвижной состав. При навесной отделке есть такое действие, как монтирование блоков. Это тоже опасно, так как весит блок 3 т, и механизм его держит. А человек за пультом направляет эту громадину. Обеспечение безопасных работ на всем пути щита входит в круг моих обязанностей. Здесь, на «Вокзальной», хотя бы грунты терпимые. А вот возле «Петровщины» есть речка Мухля, которая насыщает грунт водой, и при проходке мы поплавали немножко. Правда, наш щит «Алеся», согласно технологии, сам насыщает грунт жидкостью, чтобы он мягче был, а износ агрегата поменьше, потому на поверхность выбрасываем этакую кашу. Такую технологию в Беларуси мы применили впервые. Для нас это дело новое. Один тоннель прошли — научились работать, а на втором уже легче. Здесь, на новом щите, сухо и красиво. На старом меньше комфорта, там вода, грязь, лопата, а коллективный труд еще более значим. Там не схалявишь, а когда попытаешься, то через неделю-две, если сам не уйдешь, то бригада попросит. На новой машине физический труд в том, чтобы правильно закрутить болты креплений. А там тяжелый физический труд: лопатами копают и отбойными молотками. Забой выбирается, двигаем щит на полметра, потом вручную загружаем грунт в вагонетки — и наверх. А щит еще на полметра двигается. 1-я и 2-я линии построены немеханизированными щитами. Скорость при такой работе — 1 м в смену, здесь — почти 11. Труд под землей тяжелый и коллективный по самому большому счету. Мы как в подводной лодке: все видят, как кто работает. Хочешь заработать — трудись в полную силу. Работа в забое считается особо вредной. Слабых среди нас нет. Здесь рабочий класс — действительно гегемон, в хорошем смысле слова.

Окольцовываем Минск

Юрий Сосонко, формовщик завода ЖБИ, звеньевой:

Говорят, под новый мост, прежде чем пустить по нему транспорт, ставят проектировщиков и строителей, мол, жизнью своей они отвечают за прочность. Если этот обычай применить в метро, то работникам завода железобетонных изделий пришлось бы стоять в первых рядах, ведь кольца и плиты формируем мы. От прочности сделанных нами колец зависит надежность тоннеля, ведь поверх них лежит пласт почвы, расположены асфальтированные улицы с транспортом, стоят многоэтажные дома, растут деревья, ходят люди. Но я не боюсь ездить в метро, зная прочность своей продукции. Материалы к нам поступают самого высокого качества. В метро всё, что изготавливается нами, главное и необходимое. У нас не только детали главные, все мы в метро главные. Такой замкнутый круг. Я семь лет отработал на «МАПИДе», на заводе индустриального домостроения. Потом перешел в метро, квартиру получил рядом со станцией «Могилевская», которая стала первой в моей метрополитеновской биографии. Сегодня формуем блоки, дорожные плиты, кольца тоже доводится делать. Теперь блоки под рельсы изготавливаем — это новинка, их недавно начали производить вместо деревянных шпал. Это и для прочности, и для снижения вибрации, чтобы более плавно поезда шли, пассажиры комфортнее ехали. Сами кольца, обрамляющие тоннель, толстые, прочные, металла в них много. А чтобы вода не просачивалась, мы в бетоне делаем зазоры, в которые клеится резиновая прокладка. Все это плотно сжимается, и влага не проникает, поэтому в метро сухо и красиво. Так что я согласен становиться под своды тоннеля при открытии новых линий. За свою работу отвечаю, впрочем, как и за всю продукцию завода ЖБИ «Минскметростроя».

Тягачу всё по плечу

Сергей Воробьев, водитель:

К моему тягачу цепляется прицеп-платформа 14-метровой длины. Вожу арматуру, бревна, бетонные изделия, панели, блоки, кирпич, доски. Всё, кроме жидкого бетона, для него особая машина. Работаю в управлении механизации УП «Минскметрострой» с 3 января 2001 года. Попал сюда случайно — пришел, спросил, не нужны ли водители. Нужны. А у меня все категории вождения есть. Я на водителя учился еще призывником. В армии им был. Вернулся — пошел развозить хлеб, шесть лет проработал, потом решил открыть категорию D. Три года был водителем автобуса. Придя сюда, нашел настоящую мужскую работу. Так и трудимся вместе с моим тягачом уже 17 лет. Эта работа больше всего подошла мне по характеру. Живу в Серебрянке, в 14 км от автопарка, добираюсь или на своей машине, или час на общественном транспорте. Но работа того стоит. И зарплата стоит того, иначе стал бы я трудиться на такой тяжелой машине? Всё устраивает. Спортом занимаюсь: футбол, хоккей, плавание. Я кандидат в мастера спорта по футболу, получил звание в юности, в спортивной школе, и до сих пор за мячом бегаю. Наши ветераны-футболисты осенью в Барселону на соревнования ездили, но я по возрасту не подошел, надо за 50 лет иметь, я же не дорос до полувека. Но не в обиде. Профсоюз и о культурной стороне нашей жизни заботится: получаем билеты в театры, на концерты, так что жаловаться не на что. Руководство думает о рабочих, уходить не собираюсь, до пенсии буду здесь трудиться.

Фото Сергея ЛУКАШОВА и БелТА

Самое читаемое