Генерал-майор милиции в отставке Юрий Тарабрин — об аварии на ЧАЭС и командном духе

Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретился с генерал-майором милиции в отставке Юрием Тарабриным и услышал много интересных историй из жизни бывшего первого заместителя министра МВД.

Три генерала

Детство будущего генерал-майора прошло в Бресте, куда в 1944-м переехала семья Тарабриных. Здесь служил отец Василий Александрович. Время было непростое, военное. У многих сверстников отцы погибли на фронте еще при обороне Брестской крепости, а вот Тарабрину повезло. По его воспоминаниям, только спорт и спасал всю эту безотцовщину, отвлекал от тяжелой жизни и закалял физически.

В одном классе брестской школы учились вместе с Сергеем Макаренко и Эдуардом Ханком. Первый стал олимпийским чемпионом, второй — известным композитором. Я им как-то при встрече сказал: «Макаренко у нас генерал от спорта, а Ханок — генерал от музыки». Каждый в своем деле чего-то достиг. Когда семья переехала в Брест, мне было 2,5 года. Помню немецких военнопленных. Прямо у нас за забором они строили дом. И мы, малые, бегали на них смотреть. Люди в большинстве относились к ним нормально. Наверное, к тому моменту вся злоба на немцев уже ушла…

Река Мухавец, где занимались гребцы, протекала совсем недалеко от дома Тарабриных. На берегу стоял барак, где хранились лодки и велосипеды. Сергей Макаренко увлекся каноэ, а Юрий Тарабрин — академической греблей.

Из нашей компании, занимавшихся рядом с тем бараком, в итоге вышло три генерала МВД и олимпийский чемпион. Думаю, для такого сарайчика это очень неплохой результат, — улыбается Юрий Тарабрин.

На бандита с голыми руками

Отвечая на вопрос, почему выбрал службу в МВД, Юрий Тарабрин пожимает плечами:

Во многом вышло случайно. Я вообще не знал, кем хотел быть. Планировал сначала отслужить в армии, а уже потом определяться в жизни. Но родители настояли на том, чтобы я учился. Возник вариант с Харьковским пожарно-техническим училищем МВД. Заполнил анкету, сдал вступительные испытания, и меня приняли. Проучился там три года и по распределению в звании лейтенанта отправился в Кобрин на должность инспектора госпожнадзора. Тогда пожарная служба входила в структуру МВД. И нам, пожарным, приходилось решать милицейские вопросы, потому что каждый офицер был на счету.

Первое задание случилось уже на двадцатый день службы. Причем бороться начальство призвало не с огнем, а с вооруженным бандитом.

Мне его описали так: здоровый как лось, со штык-ножом. Одного человека он к тому времени зарезал. Еще одного тяжело ранил. И это в день моего дежурства.

Меня начальник вызвал и говорит: «Садись с председателем колхоза в машину и привези сюда этого дурня». Сажусь. Едем. Я в своей зеленой форме пожарного, председатель колхоза — в гражданском. Оружия никакого. Еще выдать не успели. Еду и думаю: «Как же я его задерживать буду?» А спина мокрая от пота. Я хоть и здоровым был, качался, владел рукопашным боем, но все равно страшно. Опыта нет. Зато какой адреналин! Искали его до 5 утра. Так и не нашли. Может, и к лучшему. Потом его на следующий день задержала специально созданная опергруппа.

Индивидуальный подход

По словам Юрия Тарабрина, за время службы довелось повидать всякого, в том числе не раз обезвреживать вооруженных преступников. Многие из этих случаев описаны в книге Юрия Васильевича «Исповедь генерала», которая вышла в свет в 2016 году.

Иногда, впрочем, обходилось без рукоприкладства. Дело было во время службы в Брестском РОВД. Именно здесь, к слову, Юрий Васильевич сделал окончательный выбор в пользу профессии милиционера, о чем потом нисколько не жалел.

На один из вызовов по поводу семейного скандала Тарабрин поехал вместе с водителем Алексеем Селивоником. По имеющейся информации, муж избил жену, детей и выгнал их из дома.

Пока приехали на место, пока нашли хату, шел уже третий час ночи. Заходим внутрь. Все разгромлено, посуда разбита, тряпки валяются кругом. На кровати в одних трусах спит здоровый широкоплечий мужик (как оказалось впоследствии, местный кузнец). Стоим и думаем: как брать? Леша говорит: «Как-нибудь заберем, но только надо ли? Мужик спит, я его вроде знаю, за ним такого раньше не водилось. Повестку оставим, а проспится — сам придет». Я подумал и решил, что Леша прав. Положили повестку на стол, ушли. Утром сижу в дежурке, слышу — скребется кто-то. Думал, мышь, оказалось — кузнец. Стоит на пороге, мнется, повестку в руках держит. Что-то стал лепетать, извиняться. В общем, отправили кузнеца на суд общественности. В итоге он ремонтировал свою же разгромленную хату. Больше за ним никаких правонарушений не наблюдалось.

Семейные скандалы — неприятная тема. Неоднозначная. Решать конфликты нигде не учат. В телефон кричат, что чуть ли не убивают кого-то. Приедешь на место — все уже давно помирились. Начнешь буянившего супруга задерживать — жена тебе в волосы вцепится… А один раз я от такого звонка отмахнулся. Вернее, выехали на место через два часа, так за это время дед убил топором бабку. И два 40-летних сына не смогли свою мать защитить. А ведь и им, и нам с этим потом жить…

Невидимый враг

На должности замначальника штаба МВД БССР Юрий Тарабрин был в числе тех, кто вместе с опергруппой отправился в зараженную зону (штаб располагался в Хойниках) на борьбу с последствиями аварии на ЧАЭС. Еще до прибытия на место была получена команда срочно рассчитать возможный план эвакуации населения в районе 250 км от станции, хотя изначально отселяли 30-километровую зону.

Мы считали всю ночь и пришли к выводу, что это невозможно. Слишком много крупных городов. Организованной эвакуации не получалось никак. Потом был дан отбой этому плану. И только через много лет мы узнали, какая над всеми висела угроза. Рядом с взорвавшимся энергоблоком располагался бассейн с тысячами тонн воды для охлаждения реактора. И во время аварии одна из его стен получила повреждения. Существовала вероятность, что вода зальет расплавленную радиоактивную массу и случится мощный паровой взрыв. В бассейне нужно было открыть специальные задвижки, чтобы спустить воду. Открыть вручную. И три работника станции (речь о начальнике смены Борисе Баранове и инженерах Алексее Ананенко и Валерии Беспалове. — Прим. авт.) в гидрокостюмах эту задачу выполнили. Конечно, получили огромную дозу радиации и через пару недель умерли. Причем об этом подвиге практически никто не знал. Хотя эти люди ценой своей жизни спасли сотни и сотни тысяч. Сделали это сознательно. Вот где настоящий героизм. Во всем мире должны знать этих людей, а их знают единицы.

Играть в команде

Юрий Васильевич вспоминает, что до учебы в Харьковском училище ему в брестской школе дали прозвище Шнурок.

Я был высоким, под 190 см, и худым, весил всего 67 кг. За время учебы в Харькове благодаря четкому распорядку дня, физическим нагрузкам возмужал сильно: стал шире в плечах и набрал 16 кг. Сейчас, правда, вышел далеко за рамки своего оптимального веса, вешу 120 кг, но все равно стараюсь не забывать о физических нагрузках. Живу с супругой Валентиной Трофимовной в Ждановичах. Много хожу, но не бесцельно. В лес за грибами или на охоту. На речку — за рыбой. Многие мои сверстники говорят, что надо бегать. На мой взгляд, это ерунда. Нет ничего полезнее быстрой ходьбы. А если бегать, то можно прибежать к инфаркту. Это очень большая нагрузка на сердце. Особенно для людей в возрасте.

Вспоминая свое спортивное прошлое, генерал-майор говорит, как важно для достижения цели создать команду единомышленников.

Спорт — большая жизненная школа. Помню, в Брестском РОВД выведешь коллектив на волейбольную площадку и наблюдаешь, как играют. Мелочь, но все взаимоотношения видны как на ладони. Кто сачкует, кто борется. Почему наша футбольная сборная до сих пор никуда не вышла? Там нет команды. Нет понимания, что играет не каждый по отдельности, а все вместе. И не надо говорить, что у нас нет Роналду. Давайте его в нашу команду поставим. Мы ему испортим всю игру и истреплем нервы. Не личности играют, а коллектив, который надо создать. Должна быть самоотдача, взаимопонимание. И терпение надо. Закусил губу и работай.

Справочно

Юрий Тарабрин с детства занимался академической греблей, в составе сборной БССР становился призером зональных первенств СССР и международных состязаний. Будучи выпускником Харьковского пожарно-технического училища МВД, прошел путь от лейтенанта до генерал-майора милиции, первого заместителя министра МВД. На протяжении 15 лет возглавлял Белорусскую федерацию гребли.

Фото Сергея Шелега и из архива Юрия Тарабрина

 

ТОП-3 О МИНСКЕ