ГЛАЗА В ГЛАЗА. Депутат с обостренным чувством ответственности

В проекте агентства «Минск-Новости» – известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя.

Наш собеседник сегодня – депутат Минского горсовета, заместитель председателя Минской городской организации ветеранов войны в Афганистане «Память», секретарь ЦК КПБ по организационно-партийной и правовой работе, полковник в отставке Георгий Атаманов.

С советской закалкой

– Георгий Петрович, у вас боевая фамилия – Атаманов, да, в общем-то, и по жизни вы, знаю, человек беспокойный, которому есть дело до любой несправедливости по отношению к людям. Наверное, таким, как вы, всегда нелегко?

– Нелегко, зато в ладу с собой. И за такое воспитание признателен родителям, в первую очередь маме. Она учила меня: «Сынок, чужого не бери, если ударили, отойди». Но когда я подрос, серьезно занялся борьбой, стал кандидатом в мастера спорта, пришел к ней: «Мама, теперь так, как раньше, не будет. Если меня ударят, дам сдачи». Мама была этим расстроена, но потом согласилась-таки: надо уметь защищаться. Второе, чему она меня научила, – беречь людей. Только в душевном общении с ними, говорила она, можно самому стать настоящим человеком. Все мы разные, но защищать надо слабых и тех, кто нуждается в защите. Сильные же, как правило, сами защищаются. И третий мамин наказ: никогда не бери в долг, но если просят, всегда дай. Даже если не вернут потом, не проси, значит, люди не могут отдать… Вот это старая советская закалка: мама 42 года проработала в начальной школе. И воспитала за это время, по моим подсчетам, примерно 4–5 сотен ребят, научила их не только читать, писать, считать, но и думать.

Есть еще один момент, который заставил еще больше следовать родительским поучениям. Окончив исторический факультет и став педагогом, поступил в аспирантуру. Вскоре призвали в армию. Сначала оказался в Сибирском военном округе, а уже потом – здесь, в Минске, в Уручье. Можно было снова возвращаться в науку. Но мой научный руководитель, тоже человек советской закалки, вдруг попросил: «Сынок, оставайся в армии, в кадрах. Сейчас это важнее». Сам он под Москвой потерял ногу, защищал столицу во время войны. Так я остался в армии и больше 20 лет отслужил в Вооруженных Силах Советского Союза. Пришлось сдать экстерном экзамены в военно-политическое училище в Свердловске, затем в Москве окончить военно-политическую академию. Был заместителем командира полка в Пуховичах, а потом – служба в Афганистане. Два года боевых действий, три месяца пролежал в госпитале. Там воочию увидел несправедливость, когда гибли ни в чем не повинные люди… Как мог доказывал правоту, защищал наиболее слабых.

– А вера в высшую справедливость не поколебалась, когда ваша военная служба закончилась, но распался Советский Союз и вы попросту оказались никому не нужны, остались без работы?

– Был вынужден окончить юрфак. Однако, где бы потом ни работал, мышление мое – не подумайте, что это высокие слова, – все равно оставалось офицерским, государственным. И уже много лет стараюсь с государственных позиций с помощью законодательства помогать людям. Был депутатом Витебского областного Совета, потом Минского областного Совета, уже второй созыв работаю в Минском городском Совете. Причем инициативу по моему выдвижению всегда проявляют граждане. Я, может быть, сегодня один из немногих депутатов горсовета, который проживает в своем округе, меня там все знают, я представляю их интересы. Может, поэтому у меня немного другое, более обостренное, что ли, чувство ответственности. Даже иногда шучу, что щенки, которые родились при мне, уже не лают ночью, когда иду, потому что они меня знают… Сажусь в автобус и слышу: «О, Петрович, привет! Скажи, а почему у военных пенсия маленькая? Давай повышать». Сяду в трамвай – второй знакомый спрашивает, заходил ли я в магазин, видел ли, какие там цены. Кого-то волнует проблема парковок, а кого-то – заваренных в будущем мусоропроводов… Депутат местного Совета (для сведения: речь о работе исключительно на общественных началах) – не волшебник, но со многими вопросами все-таки удается разобраться. Ну и характер помогает, я же все-таки борец, офицер!

– Георгий Петрович, согласитесь: большинство из нас материально живут намного лучше, чем раньше. А общество при этом стало гораздо злее – слабых, пожилых обижают. Почему так, почему не иначе?

– Для меня это очень горько. Все больше убеждаюсь, в том числе по результатам депутатских обращений, что мы живем в недоброе время «расчеловечивания». Видимо, когда-то был сильно упущен вопрос воспитания в семье. В итоге погоня за благосостоянием берет верх. Поэтому и вопросы бережного отношения к старшим, младшим, уважительного отношения просто к людям, которые рядом, оказались, увы, не главными в жизни многих. Человек пребывает в унынии, но к нему вряд ли кто-то подойдет и спросит: что с тобой? Наверное, это моя беда, что я иногда встреваю и лезу не в свое дело. Но как иначе? Надо понимать, что на депутатский прием еще никто не пришел с радостью, у всех беда, порой тяжеленная. Иные, бывает, годами ходят по одним и тем же инстанциям. Если есть правовые или законные основания, если была допущена несправедливость и осталась возможность помочь, всегда стараюсь это сделать. Но человек, к сожалению, так устроен: выигравший в суде считает, что суд хороший, а проигравший уверен, что суд плохой. Не всегда могу помочь таким людям. Кому-то это не нравится, но это правда, которую надо говорить в глаза. Беседуя на приемах с избирателями, начинаю с одного: я вам буду говорить правду, а вот понравится ли она вам – это другое дело. Но вообще вокруг много беды. Больно, когда мать приходит жаловаться на сына или брат и сестра ссорятся из-за наследства. И когда после смерти родителей родные становятся врагами… Неужели этим будет характеризоваться наш век? Ради каких-то благ терять человеческий облик? С этим смириться невозможно. Что касается депутатских приемов, часто есть необходимость услышать человека сердцем, поставить себя на его место. Даже если он не совсем прав, мы вместе ищем способ, как обратиться в исполнительный или законодательный, судебный или правоохранительный орган. И люди за это признательны.

Товарищ первый секретарь

– Георгий Петрович, неужели мало депутатской ноши, раз вы еще возглавили столичную компартию?

– Как был коммунистом с 1972 года, так и остаюсь им. И взглядов своих менять, думаю, до конца жизни не буду. А на прошлой городской конференции мою кандидатуру предложили мои же товарищи и проголосовали за. Отказаться, если оказывают доверие? Я всю жизнь занимался организационными вопросами, поэтому работаю в ЦК партии сейчас еще и как юрист.

Из 7 тысяч коммунистов по республике – четверть людей, которые не достигли пенсионного возраста, еще 15 % – до 30 лет. Что привлекает сегодня молодежь? Когда беседуем с ними, узнаем, что они и на наш сайт заходят, и газету нашу читают. К слову, только у нашей партии есть своя газета, которая издается в бумажном варианте. Замечу, западных денег у нас нет, живем на взносы. Часто общаемся с педагогами-историками, которым рассказываем то, что другие стесняются сказать. Многие приходят, столкнувшись с несправедливостью, кто-то понимает, что работа в политической организации поможет сделать их голос громче. Вот, к примеру, индивидуальный предприниматель, ему 45 лет. Прочел о нас в Интернете, нашел горком ЦК, и мы с ним беседовали 2 часа. И уже третий год он у нас на учете в одном из районов города.

– За последние 25 лет на коммунизм и компартию вылито очень много грязи…

– Само слово «партия» означает часть общества, которая объединяется по взглядам на политическое устройство, систему и другие вопросы организации общества. У нас в республике 15 партий. Много о них слышно? Ну, две-три оппозиционные, а из остальных достойно звучит только компартия. Именно у нас есть опыт прошлой жизни, опыт справедливого устройства человечества. Советский период – это первая попытка его найти. Пусть не во всем успешная, но попытка. Скажите, а сегодняшняя система мирового устройства справедлива? 300 самых богатых семей в мире владеют 97 % материальных богатств земного шара, а на 7 миллиардов остается… 3 %. Вот и лупите себя и друг друга – из-за вероисповедания, цвета кожи, национальности, места жительства, языка и так далее! И люди лупят! Вообще, капиталистическая система, которая сегодня доминирует в мире, работает на финал своего существования. Нравится это кому-то или нет, но есть философский закон перехода количества в качество. О чем речь? Количество противоречий в высшей стадии капитализма, которую описали классики марксизма-ленинизма, набрало сегодня критическую массу. И мы видим: горят Ближний Восток, Африка, Латинская Америка, Европа. Да и вокруг Беларуси все горит. Сама система собрала критическую массу… Я не Глоба, чтобы предсказывать «когда», но с точки зрения науки общественный взрыв произойдет. И в этом плане как раз задача политических партий, особенно тех, которые, как наша, умеют агитировать, выражать свою мысль, общаться с людьми, – доводить до людей правду жизни.

В согласии и мире

– У вас много друзей? Они к вам за радостью ходят или тоже за разделением боли и проблем?

– Много. Но друзья приходят не за чем-то, мы просто общаемся. С одними у меня совпадают взгляды на жизнь, с другими – подходы к решению проблем, третьим стараюсь помочь чем могу.

– Мне попались на глаза афганские воспоминания ваших однополчан. Оказывается, у вас дар творческого мастерового человека – и огород завели на выжженной земле, и баню русскую сколотили, которую называли гордостью дивизии…

– В свое время довелось окончить детскую художественную школу. Директор предлагал мне после ее окончания поступать в московский институт, чтобы стать художником по ткани. А я стал историком. Но когда был студентом, подрабатывал. Сначала вагоны разгружал, печку топил на лыжной базе, а потом начал зарабатывать рисованием – оформлял стенды. В Афганистане мы поначалу жили в палатках. Но постепенно налаживали быт: построили штаб, медпункт, столовую, общежитие. Тут мои руки и пригодились. Сделали Аллею славы в память о погибших… Еще там было очень жарко, пылища. Я вырыл яму, обложил ее цементом – получился бассейн. К нему сделали русскую баню. Даже проверяющие удивлялись. Потом появилась вода из реки, мы разбили огород. У меня были в подчинении таджики и туркмены, они и подсказали, как это сделать. Выращивали арбузы, лук с чесноком. К столу это было кстати.

– Георгий Петрович, о чем лично вам мечтается в эти светлые рождественские дни?

– Обо всем том, о чем я уже вам говорил. Чтобы люди слышали друга друга, чтобы жили в согласии и мире. И еще полностью согласен с Главой государства в том, что дети и старики – наша общая забота. Их надо любить особенно. Всем нам.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Владимир Дражин – о дипломатии и гольфе

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Владимир Гридюшко о великих людях в Большом

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Андрей Шамшура: в легкой промышленности легких времен не было никогда

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Директор Национальной библиотеки Беларуси

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Марат Жилинский: «Помнить прошлое, работать в настоящем, создавать будущее»   

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ