ГЛАЗА В ГЛАЗА. «Пробыла в кабинете у Петра Машерова 1,5 часа». Кто она — легенда белорусской журналистики?

Накануне Дня печати наш собеседник — легенда белорусской журналистики, почти 30 лет возглавлявшая женский журнал «Алеся» (в прошлом — «Работнiца i сялянка»), — Мария Карпенко рассказала о работе и себе. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Учиться каждый день

— Согласитесь ли вы с мнением, Мария Иосифовна, что журналистика — это не профессия, а образ жизни?

— Я бы сказала — это судьба. Быть в гуще людей, слышать их голоса, мнения, суждения, открывать для себя (и других!) новые профессии, новые страницы жизни — самое большое богатство и радость в журналистике. Настоящий журналист работает всегда, каждую минуту, даже когда просто идет по улице. Так было в моей жизни на протяжении более 50 лет. Да почему было? И сегодня, когда слышу, вижу, читаю плохо сконструированную фразу, невнятно заданный вопрос, злоупотребление иностранными словами, во мне включается редактор! Оглядываясь назад, скажу: ежемесячный выход журнала был лишь вершиной айсберга огромного журналистского труда. Ко мне, как к главному редактору, выстраивалась очередь на прием, приходилось ее даже ограничивать — жителей столицы отправляла к своим замам, я же выслушивала тех, кто приехал издалека. Редакция обращалась в самые высокие инстанции, если видела, что человеку нужна помощь. А в журнале позже появлялась маленькая заметка под рубрикой «Меры приняты»: такой-то выделили квартиру, такой-то дали путевку в санаторий для ребенка, такую-то восстановили на работе…

— Выделите самую главную черту главного редактора?

— Все зависит от состояния души человека. Наблюдала и таких, кто очень гордился своей должностью и смотрел на других сверху вниз… И все же больше было других — ярких, интересных, принципиальных. Главные редакторы раньше все были секретарями Белорусского союза журналистов, поэтому мы много общались. К сожалению, большинства уже рядом нет.

— Тем более стоит назвать их имена!

— Назову руководителей «Звязды» Аркадия Толстика и Михаила Дельца. Очень интересной личностью был Александр Зинин, главный редактор сначала «Знамени юности», а потом и «Советской Белоруссии», внешне вроде бы недоступный, но внутренне достойный и душевно щедрый. Главный редактор журнала «Беларусь» Александр Шабалин. С радостью вспоминаю дружбу с постоянным автором нашего журнала главным редактором детской газеты с миллионным тиражом «Зорька» Эмилией Луканской, дай ей Бог и дальше здравствовать! Но вернусь к ответу на предыдущий вопрос. Убеждена: если человек пришел в редакцию, он на данный момент главный. Наверное, это и должно быть важнейшей чертой руководителя СМИ — умение разговаривать с каждым. Чтобы понять и помочь. Я была пишущим редактором. Помню, когда приезжала на какой-нибудь завод и не имела представления о чем-то, не боялась признаваться: не знаю. Расскажите. Покажите. И люди всегда с радостью встречали неподдельный интерес к их профессии. А вообще, редактор, руководитель отвечает за все — за все запятые, за каждое слово. Поэтому нужны знания. И учиться надо каждый день.

Со своей позицией

— Вас давно стали называть легендой белорусской журналистики. И не только потому, что наш женский журнал с полуторамиллионным тиражом читали во всем Советском Союзе. Напомните историю легендарного статуса…

— Вам сегодня трудно представить, что журналы в 1970-е годы печатались на газетной бумаге, и даже обложкой был жалкий офсет. Но богатое содержание, поверьте, стоило многих сегодняшних мелованных страниц… В те далекие времена кандидатуру главного редактора женского издания не просто согласовывали в ЦК партии. Помню, как вместе с завотделом пропаганды Савелием Павловым пробыла в кабинете у Петра Машерова полтора часа. Спрашивал. Рассказывал. Исподволь смотрел, оценивая. Да, у меня была уже некая слава интересного заместителя главного редактора из Могилева. Накануне случился и съезд Белорусского союза журналистов, на котором без бумажки говорила о воспитании кадров, белорусском языке, творческом наполнении изданий… Поехала домой, когда проработала главным редактором больше года. Встретилась с одноклассницей, а у нее мама — многодетная солдатская вдова. Как оказалось, никого не упросить помочь поле вспахать, чтобы картошку посадить. Вернувшимся с войны ветеранам — почет и уважение, подмога, а за солдатских вдов заступиться некому. Задело. В редакции решили: нужна серьезная статья. Елена Владимирова написала прекрасный материал, но, положив его мне на стол, сказала: «Вы не подпишете». Я прочла и слово в слово согласовала. Журнал уже разошелся, как вдруг звонят из ЦК и приглашают к Машерову. Коллектив замер. Решила для себя: буду отстаивать позицию, ну а если снимут, жизнь же не заканчивается… В приемную, скажу честно, вошла не очень смело. А мне навстречу — Петр Миронович. Руку подает, пригласил за стол. Наш номер лежит тут же. Спрашивает: как, молодой редактор, дела? Я рассказываю, он поддерживает разговор, говорит, что журнал стал значительно лучше. И следом: «Но я хотел вас поблагодарить за статью о солдатских вдовах. Мы давно думали об этой проблеме, и вы преподали нам, руководителям, хороший урок. Медлить больше нельзя». Всех слов уже не помню, но не забыть, как, счастливая, мчалась назад на работу. А сотрудники замерли, ждут в секретариате: с чем вернется редактор? Помню громкое «ура!» и всеобщее решение: продолжаем работать остро, в том же духе, не ограничиваясь интересным чтивом. А постановление о помощи семьям, потерявшим кормильцев в годы войны, было принято спустя несколько месяцев.

Мне дважды, как редактору, довелось представлять нашу страну на Генеральной сессии ООН, более того, информационно сопровождать работу белорусской делегации. Мои заметки для БелТА визировал МИД. По итогам поездки в Америку я написала две книги — «Березка на Манхэттене» и «Горький ветер с Гудзона».

— Мария Иосифовна, знаю, во многом благодаря вам мамы всего Советского Союза получили возможность уходить в трехгодичный декретный отпуск. Неужели и тут помог высокий статус главного редактора?

— Благодаря редакторству я была членом президиума, наверное, всех республиканских общественных организаций. От одной из них и была выдвинута кандидатом в народные депутаты СССР. После избрания сама себе сказала, что большую честь и доверие надо оправдывать. И я, мама и уже бабушка на то время, решилась выступить: женщинам, которые рожают и воспитывают детей, необходимо право на полноценный трехлетний (а не полуторагодичный) оплачиваемый декретный отпуск с сохранением трудового стажа. Два года вопрос рассматривали. Обошли, наверное, всех министров, все ведомства. И Комитет по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства (возглавляла его Валентина Матвиенко) успел-таки внести готовый проект на рассмотрение Верховного Совета СССР. Прямо перед его развалом. Пожалуй, это единственный документ, который потом был продублирован во всех республиках. Горжусь тем, что стала его инициатором. Кстати, нужна была смелость, чтобы сказать: давайте начнем не с положения женщин на Севере, как предлагалось, а с актуального для всех вопроса.

— Нет-нет да и услышишь: авторская журналистика устарела, как и печатные СМИ…

— Авторская журналистика во все времена будет самой главной. Когда человек высказывает свои мысли, мотивированно защищает свою позицию. Увы, такой немного сегодня, и жаль, что пропали многие жанры — очерк, аналитическая статья, фельетон. Уважаю и ценю Интернет, но не уверена, что он может научить размышлять. В свою жизнь стараюсь его не пускать. Мне достаточно информации нескольких телеканалов, печатных «Звязды» и «Беларуси сегодня», журнала Story. Иногда покупаю в киоске «Народную волю», знаю его главного редактора Иосифа Середича. Не всегда согласна с тем, что пишет издание, но это интересно.

По городам и весям

— Пенсионное время для активного яркого человека — всегда испытание. Предполагаю, что для журналистов оно особенно чувствительно…

— Из своего журнала я ушла не на пенсию, а в Национальную академию наук, меня пригласили возглавить научную газету «Веды». Для того чтобы освоиться в новой для себя стихии, надо было досконально (по-другому не умею!) познакомиться с работой институтов, наладить творческое сотрудничество. Пожалуй, по нагрузке это был самый непростой период за всю жизнь в журналистике. А еще в то время перестраивалась работа академии, менялись руководители… Завершила я свою деятельность при Михаиле Мясниковиче. Когда предложили вместе с газетой редактировать и научный журнал, поняла: устала, пора подумать о здоровье. Провожали меня красиво, специально собрался Президиум Академии наук. Вручили очень красивую грамоту. Впечатление было: если бы не я, то Академия наук развалилась бы — столько хороших слов услышала!.. Шучу. И только вышла на заслуженный отдых, как последовало приглашение поучаствовать в научно-просветительской экспедиции-акции «Дорога к святыням», приуроченной ко Дню белорусской письменности. Целым автобусом — по городам и весям нашей страны. То есть я еще не поняла, что пенсионерка, а уже поехала, перед народом выступала. Десять лет ездила. Да и сейчас зовут!

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ